Пользовательский поиск

Книга Небесный суд. Переводчик: Бушуев А. В.. Страница 119

Кол-во голосов: 0

— К сожалению, я был вынужден остановиться и провести переговоры по поводу твоего освобождения, — ответил Оливер и отвернул нос от тошнотворного запаха.

— Они перестали выносить ведро, как только прекратили давать мне баланду, — пояснил Шептун. — Как ты попал сюда, в Хоклэм?

— Как попал? Прискакал верхом на лошади.

— Отлично, я так голоден, что съел бы целую лошадь!

Где-то рядом обитатели других камер выли в гневе и отчаянии. Оливер поднял Шептуна на ноги и вместо костыля дал ему винтовку одного из охранников.

— Я мог бы разбить замки и на них, — сказал Оливер, глядя на длинный ряд камер.

— Ты по-прежнему намерен вести нас за собой в землю обетованную, Оливер? В самую глубь гиблого тумана, чтобы мы пополнили собой зверинец Хозяйки Огней?

Оливер покачал головой.

— Ее больше нет, Натаниэль. А то, что заняло ее место, — оно не такое приятное в общении.

— Говорил я тебе, что настанет время и тебе понадобится моя помощь, приятель. Я рад, что теперь ты мыслишь так же, как и я. Что до остальных узников, можешь спокойно оставить их здесь. Тех, в ком осталась хотя бы крупица разума, забрала с собой Особая Гвардия. Им нужны люди, чтобы основать Свободное Государство Феев. Те, кто остался здесь, утратили человеческий облик, их опасно выпускать на свободу.

— А тебя?

— Это тебе решать, Оливер. Ведь ты, чтобы попасть ко мне, пролил кровь не одного десятка тюремщиков.

— Они сами выбрали смерть, — возразил Оливер. — Мне хотелось узнать, почему тебя замуровали так глубоко.

Шептун расхохотался.

— Признайся, ты ведь собрался на охоту, безумец! Ты намерен сразиться с богами!

— А разве не таков был твой собственный план?

— Вот уж никогда не думал, что ты согласишься. Учитывая то, как в последние две недели развивались события в Шакалии, боюсь, мне не оставалось ничего другого как согласиться на гиблый туман и место в зверинце Хозяйки Огней.

С этими словами Шептун вышел из камеры в тюремный коридор. Его тело менялось прямо на глазах. Казалось, оно делается сильнее и крепче. Впрочем, это не удивительно. Как только колдовской занавес пал, он вновь начал черпать силу из токов земной энергии.

— Вот так-то лучше. Теперь им ни за что не поймать меня вновь, Оливер. Я уже не тот мальчонка, которого родной папаша продал за бутылку джина. Я повзрослел и возмужал, как внешне, так и внутренне.

Оливер ступил сквозь зримо подрагивающий воздух. Стены камеры дрожали и изгибались — это Шептун черпал земную энергию для своего нового тела.

— Ты получил долгожданную свободу, Натаниэль. А теперь нам с тобой нужно убедиться, что мир, в котором этой свободой можно пользоваться, еще цел.

— Мы пойдем на восток, мой мальчик, — прошипел Шептун. — Прошлой ночью мне приснился сон, что я шагаю вместе с тысячей паровиков. Армия Механсии вышла на поле боя. В последний раз именно железное войско победило темных богов. Думаю, теперь будут сведены кое-какие старые счеты.

Оливеру почему-то пришли на ум обитатели горных городов, образы, запечатленные его сознанием, пока он сам бродяжничал, Стимсвайп и туманные воспоминания, что остались от других странствий по дорогам Свободного Государства — одни как враги, которых следовало найти и обезвредить, другие — как друзья. Вот он стоит на палубе аэростата, и горные пики пронзают клубящиеся облака.

— С тобой все в порядке? — спросил Шептун.

— В моей голове столько всего, что порой трудно собраться с мыслями.

— Со мной такое тоже бывало, когда я только учился ходить во сне. Кошмары половины страны проникали в мои сны. Ты должен научиться обращать их себе на пользу.

— Постараюсь, Натаниэль.

Вдвоем они прошли теми же грязными и зловонными коридорами, по которым Оливер проник сюда. Уродливые существа, отгороженные от внешнего мира проклятой стеной, ощущали его присутствие. Одни были охвачены злостью и мысленно бились головой о стену, пытаясь вырваться на свободу, другие молча затаились в своем логове, словно пауки, в надежде на то, что жертва сама по неосторожности попадет к ним в сети. Были и те, кто просто задумчиво наблюдал за ними. Только здесь Оливеру стало понятно, почему уорлдсингеры настаивали на том, чтобы держать меченых под замком или надевать им на шею торк. Некоторые из этих созданий скорее походили на силы природы, чем на людей. Человеческая часть их сознания была изъедена гиблым туманом и существовала в теле, плохо приспособленном для жизни вне проклятого занавеса. Многие из этих несчастных даже не подозревали, какое жалкое существование влачат здесь, в Шакалии. Но потом Оливер вспомнил, с каким упорством орден пытался запереть в эти стены его самого, как уорлдсингеры пытались разъединить его тело и душу, вскрыть его, словно орех, и, удалив содержимое, выбросить за ненадобностью скорлупу. Стоило ему это вспомнить, и сочувствия к колдунам и их злокозненным замыслам как не бывало.

Они шли дальше, и тело Шептуна начало преображаться. Лишние руки засосало внутрь тела, костяные пузыри расправились и превратились в гладкую кожу, на голове выросло нечто вроде короткого меха. Вскоре от старого Шептуна ничего не осталось, а его место занял высокий воин с коротко стриженными золотистыми волосами, одетый в причудливую, старомодную военную форму. С его левого плеча свисал элегантный гусарский ментик.

— Я по-прежнему здесь, Оливер. Вот так бы выглядел я, не просочись в нашей деревне из-под земли гиблый туман. — Шептун потрогал свои новые волосы. Даже голос его звучал теперь по-другому, красиво и звучно, в нем больше не слышалось прежнего сипения, которое издавала уродливая глотка, служившая ему ртом. — То, что видят наши глаза, есть порождение нашего сознания, что касается мыслей — то они текучи, как вода.

— На тебе жутко старомодная форма.

— Она из той единственной книжки, которую я держал в руках, прежде чем меня посадили за решетку. «Дуэлянты Квотершифтского двора». Она было самым ценным, что у меня имелось. Отец купил ее мне в одну из тех редких недель, когда бывал трезв, хотя такое, должен сказать, случалось нечасто. По-моему, смотрится отлично, что ты на это скажешь?

— Еще как! Головорезы из Третьей Бригады наверняка решат, что король восстал из могилы, чтобы отомстить им за то, что они пропустили его через Гидеонов Воротник.

В открытые двери Хоклэмского приюта влетали снежные хлопья. Увидев на полу груды мертвых тел, Шептун довольно кивнул. Еще бы, ведь это были бренные останки тех, кто столько лет мучил и унижал его. Сколько раз во сне он уже видел эту сцену, и вот теперь узрел впервые — наяву! Оливер посмотрел вниз с каменистого холма, туда, где по ту сторону проклятой стены его поджидала лошадь. Он уже собрался было показать ее Шептуну, но внимание его спутника было приковано к чему-то еще. Оливер посмотрел в ту сторону, куда устремил свой взгляд Шептун. Южный край неба усеивали аэростаты, их черно-белые, в шахматную клетку, носы прокладывали себе путь сквозь снеговые тучи.

Ветер с воем налетал на Хоклэмский холм, и Шептун был вынужден перейти на крик, чтобы Оливер его услышал.

— Воздушный флот вывели в небо! Вот только…

— Вот только кто? — закончил его вопрос Оливер.

Он простер свои чувства, простер внутрь жестких корпусов, внутрь холщовых газовых сфер, и… наткнулся на новенькие, с иголочки тела уравненных пилотов Шакалии. Биомеханических гибридов, рабов, покорных воле Тцлайлока, послушных штыкам неустрашимых и дисциплинарным дубинкам квотершифтских офицеров. Хорошая доза нервного огня, и любые попытки неповиновения будут уничтожены в зародыше. Еще бы! Ведь эта боль не шла ни в какое сравнение со старым добрым средством устрашения, что когда-то было в ходу в эскадрильях королевского воздушного флота — плеткой о девяти хвостах.

Оливеру не было нужды отвечать Шептуну, кто вывел в небо флот, поскольку свист падающих на Миддлстил зажигательных бомб говорил сам за себя. Черные замыслы новых властителей Шакалии — хозяев ее воздушного флота, ее неба — были видны, как на ладони. Под брюхом у воздушного исполина расцветал огненный цветок, и в следующее мгновение то там, то здесь в облаке пара рушилась очередная пневматическая башня, не способная более находиться в вертикальном положении. Миддлстил платил дорогую цену за неповиновение новым хозяевам. Те, кого раньше считали гарантами его свобод, теперь поливали город адским огнем, испепеляя эти самые свободы.

119

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru