Пользовательский поиск

Книга Земляничная тату. Переводчик: Алюков Игорь. Страница 19

Кол-во голосов: 0

– Господи! – воскликнула я, не веря своим ушам. – И вы еще называете меня алкоголичкой из-за лишнего стакана «маргариты»? Да вы просто кучка снобов-наркоманов.

– Взгляните, Барбара, – говорила Кэрол, показывая на особенно безобразную алую полосу. – Ничего хорошего здесь нет. Масляная краска. Убрать ее будет очень трудно. Надежда, правда, есть, поскольку вы всегда используете сильный фиксаж. Но особого оптимизма я бы не испытывала. Впрочем, я не специалист по реставрации.

– Ну почему они не воспользовались эмульсией, – скулила Барбара. – Тогда все было бы по-другому!

– Не стоит ждать от мерзавцев подобной заботливости. – Джон Толбой ссутулился и еще крепче обнял свою коренастую благоверную. – Надо благодарить Бога, что это не аэрозоль.

Барбара содрогнулась:

– Подумать страшно.

– Действительно, почему не аэрозоль? – прошептала я Лоренсу. – Баллончик гораздо удобнее.

– Да, но так пятна гораздо выразительнее, – прошипел он в ответ. Я с радостью отметила намек на вчерашний насмешливый тон. – Ведь краску из банки можно остервенело разбрызгивать по сторонам. Кляксы выглядят куда агрессивнее.

– Это точно.

– Нет-нет, я прекрасно понимаю, почему они выбрали именно краску в банках. – Лоренс все больше и больше приходил в себя. – Ярость и необузданность, кровь и…

Он уже говорил во весь голос. Кэрол резко обернулась и пронзила его гневным взглядом. Лоренс покорно затих, а Кэрол кинулась заверять Барбару:

– Немедленно вызову реставратора. Я знаю очень хорошего специалиста. Возможно, она зайдет сегодня и выскажет свое первое впечатление.

– Было бы прекрасно, – искренне сказала Барбара. – Прошу вас, сразу же сообщите мне. Я буду ждать у телефона.

– Конечно, Барбара. Мы сделаем все, что в наших силах. И обещаю – постараемся найти вандала. Даже, если это мой сотрудник.

– Я верю в вас, Кэрол.

Барбара вела себя на удивление послушно. Хотя после зрелого размышления я перестала удивляться. Судя по всему, она была разумной женщиной: истерика могла закончиться головной болью и только. А так все с ней тетешкаются, успокаивают, готовы выполнить любое ее желание. Гораздо приятнее мигрени.

Маленькая процессия – королева Барбара, ее верный супруг, советники и придворные – проследовала на первый этаж, чтобы оценить положение там. Я тревожно сглотнула. Внизу все выглядело гораздо хуже. Очевидно, вандал начал с первого этажа и выплеснул там основной ушат энтузиазма. Верхние залы, несмотря на кровавые пятна, все-таки не походили на скотобойню.

Зажужжал дверной звонок. Кэрол, которой, видимо, не терпелось заняться конкретным делом, не стала посылать Лоренса, а сама кинулась к переговорному устройству. После краткого обмена репликами она отодвинула засов и распахнула дверь.

– Входите, господа.

В галерею прошествовала парочка разнополых копов – с такой неспешностью, словно впереди их ждала целая вечность. Кэрол заперла за ними дверь. Парочка бесстрастно оглядывала зал. Я рассматривала их с интересом, поскольку никогда прежде не видела американских полицейских в штатском. Подобно губке я впитывала в себя детали, чтобы поведать о них Хокинсу, своему приятелю из Скотланд-Ярда.

Эти двое, по-видимому, точно знали, до какого предела можно позволить себе штатский вид. Примерно так же школьники расстегивают рубашки или подбирают юбки – ровно настолько, чтобы с миной оскорбленной невинности уверять, будто их вид в точности соответствует правилам. Оба высокие, массивные; волосы полицейской дамы собраны на затылке узлом, открывая квадратное лицо, каждый угол которого можно запросто измерить транспортиром.

Поношенная одежда и кряжистые, слегка расплывшиеся фигуры впечатляли больше, чем если бы фараоны излучали неудержимую энергию. Их глаза оглядывали галерею со скрупулезностью полицейской камеры. Наконец женщина проговорила бесцветным голосом:

– Здравствуйте. Я детектив Тербер, а это детектив Фрэнк. Вы, наверное, мисс Бергман?

– Совершенно верно. – Кэрол глубоко вздохнула. – Пожалуй, я представлю вам остальных.

– Прошу вас.

Немногословная женщина почему-то производит более сильное впечатление, чем малоразговорчивый мужчина. Кэрол неожиданно занервничала.

– Это Барбара Билдер. Художница, выставку которой мы сейчас проводим. Ее муж, Джон Толбой. Лоренс Дебрэ, один из наших сотрудников. А это Сэм Джонс, она принимает участие в следующей групповой выставке.

– Приятно познакомиться, – сказал детектив Фрэнк, неопределенно мотнув головой в нашу сторону. Глаза его остановились на Барбаре, и он неожиданно оживился. – Должен сказать, мэм, выставка у вас тут что надо. Обычно я не охотник до современных картинок, но это сильно. Выразительно так, что за душу хватает. Наверное, называете эту манеру деконструктивизмом, а? Сначала пишете картины, а потом сами же их портите, да?

Барбара смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова. Молчание снова нарушил Фрэнк.

– Поздравляю, мэм! Никогда не видел ничего подобного. Своего рода искусство и критика в одном флаконе, да? Говорят, что все труднее и труднее создать что-нибудь оригинальное, но вам это удалось, мисс Билдер. Я поражен.

Вновь повисла тишина. Детективы выглядели озадаченными – с их точки зрения, Фрэнк произнес неплохую вступительную речь. Ясно, что полицейская парочка гадала, с какой стати мы столь реалистично изображаем жену Лота: соли, правда, не хватало, но столпы из нас получились превосходные. Наконец Лоренс, нервничая, как подросток, едва достигший половой зрелости, дрожащим голосом проговорил:

– Выставку изуродовали. Это вовсе не задумка художника. Красная краска – это граффити, оставленные вандалом. Он испортил все картины. Именно поэтому вы здесь, да? Мы же вас вызвали.

Лицо Тербер осталось невозмутимым, у Фрэнка чуть шевельнулись монументальные брови. Выходит, правда, что нью-йоркских копов ничем не проймешь. Допусти я такую оплошность, то с криками стыда и раскаяния унеслась бы прочь, а этим хоть бы хны.

– Понятно, – сказал Фрэнк, с похвальной легкостью переварив информацию.

Интересно, станет ли он, оказавшись в машине, биться головой о руль, повторяя «Черт! Черт!», или для него подобные ляпсусы в порядке вещей?

– Очень любопытно, – продолжал он. – Но нам о вашем вызове ничего не известно, так ведь? – Он посмотрел на коллегу Тербер, чтобы на всякий пожарный заручиться подтверждением. Та медленно качнула квадратной головой. – В таком случае мне следует задать вам несколько вопросов, мисс Билдер.

Он кивнул на ближайшую надпись – «шлюха». Это душевное слово повторялось с обескураживающей частотой.

– Кто, по-вашему, мог вас настолько не любить? Возможно, мне следует поставить вопрос иначе – есть ли такой человек, который не любит вас и очень, очень сильно не любил Кейт Джейкобсон?

Он оглядел недоуменные лица.

– Мы здесь именно поэтому. Мы из отдела убийств Южного Манхэттена. Расследуем убийство Кейт Джейкобсон.

Воцарилась звенящая тишина. Затем Кэрол сердито сказала:

– Не говорите ерунды!

– Нам сообщили, что Кейт Джейкобсон здесь работала, – заговорила детектив Тербер тусклым безжизненным голосом, словно читала прогноз погоды для моряков. – Прошлой ночью ее убили. Тело обнаружили сегодня утром в Центральном парке.

Она наблюдала, какое впечатление произвела на нас эта новость, но глаза ее, шарившие по нашим лицам, оставались все такими же непроницаемо-равнодушными.

– Ее задушили. Точнее, – поправилась она, – удавили. На Земляничной Поляне.

19
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru