Книга Земляничная тату. Переводчик Алюков Игорь. Содержание - Глава двадцать третья

Мел удостоила его свирепого взгляда. Роб мигом сдулся.

– Мел! Сэм! Роб! Нельзя же болтать только друг с другом! Вам положено разгуливать по залу! – крикнула Кэрол, устремляясь к нам.

Она ухватила Мел под локоток и потащила к какому-то типу, заинтересовавшемуся расчлененными гениталиями. Я искренне пожалела беднягу – нелегко ему будет добиться дружеских слов от Девушки, Впавшей в Ступор.

Кэрол обернулась:

– Никуда не уходите! Я сейчас кого-нибудь приведу, и вы расскажете о своих работах.

Я повернулась к Робу, скорчив недовольную гримасу. Только светской болтовни мне сейчас не хватает. Взгляд мой уперся в цепочку, болтавшуюся у него на поясе – точная копия той, что таскает Лео.

– Роб, скажи, – противиться любопытству я больше не могла. – Наверное, трудно не обмочить эту штуку, когда ходишь в туалет?

Я показала на цепочку. Роб опешил. Рука его автоматически ощупала цепочку. В глазах его мелькнуло странное выражение. Он переступил с ноги на ногу и тайком вытер пальцы о джинсы.

– Да нет, никаких проблем, – ответил он простодушно.

Я взяла себе на заметку, что от прикосновений к Робу лучше воздержаться. Приятно для разнообразия принять решение, которое не требует больших усилий.

Глава двадцать третья

Спустя примерно час с вежливыми разговорами наконец-то было покончено. За вполне приличную сумму купили одну из картин Мел, остальные участники выставки честно пытались порадоваться успеху коллеги. Благо, этому способствовало изрядное количество алкоголя, перекочевавшего в нашу кровь.

Когда Кэрол выпустила меня из своих тисков, я поднялась наверх. Дверь в административные помещения оставили открытой, чтобы посетители выставки могли пользоваться туалетом. Какая предусмотрительность. По залу бродили несколько человек. У дальней стены маячила Сюзанна, стараясь держаться поближе к объекту слежки. Почувствовав на себе мой взгляд, она незаметно шевельнула пальцами. Итак, времени у меня мало.

Выйдя из туалета, слегка протрезвевшая и вновь готовая смотреть в глаза миру, я наткнулась на Лоренса.

– Чего это ты топчешься у туалета? – с подозрением спросила я.

– Обожаю подглядывать! – парировал Лоренс.

Должно быть, шампанское ударило ему в голову – Лоренс держался свободней обычного.

– Ну и как, подсмотрел что-нибудь стоящее?

Он горестно покачал головой.

– Проклятые двери! Ни черта не видно.

– Бедненький. А выглядишь элегантно, – похвалила я и добавила в приступе интуитивно-алкогольного озарения: – Послушай, случаем не Кейт посоветовала купить тебе этот костюм?

Лоренс вытаращил глаза:

– Как ты узнала?

– А я и не узнала. Так, догадка. Похоже, костюм выбирала для тебя женщина.

Черный элегантный костюм действительно сотворил чудо: Лоренс в нем выглядел не болезненно тощим, а изысканно худым.

– Да, Кейт выбирала, – сказал он, ощупывая лацкан. – Неужели ты с ходу догадалась? Когда мне понадобился новый костюм, я чуть ли не силком потащил Кейт с собой. Надеялся, что она оденет меня так, как ей хочется… Превратит меня в свою фантазию. – Лоренс скорчил гримасу вселенской покорности, я невольно рассмеялась. – Но у меня не было никаких шансов стать фантазией Кейт. Я был от нее без ума… Сэм, мы, наверное, никогда не поймаем убийцу. И Кейт останется лишь еще одной единичкой в ежегодной статистике убийств. Черт, пойду напьюсь.

Да и мне хватит болтать. Сюзанна наверняка уже волнуется.

Я вышла в зал и обвела помещение глазами. Сюзанна разговаривала с Кэрол, но по напряженному взгляду я догадалась, что она высматривает меня. Она незаметно ткнула пальцем вниз. Понятно. В соответствии с планом я неторопливо двинулась на первый этаж. Пока все шло хорошо. Но на первом этаже произошла неожиданная заминка. Навстречу попался Роб.

– Сэм! А я тебя везде ищу! Групповая фотография! Пойдем!

Роб протянул руку. Я сумела увернуться, понадеявшись, что Роб не обидится. Женщина-фотограф командовала художниками в дальнем зале. Спустя пять минут после серии ярких вспышек все закончилось. Но и этого было много. Грохоча по железным ступеням, я кинулась в подвал.

Без Дона, развалившегося в продавленном кресле с пепельницей на груди, подвал выглядел осиротевшим. Я включила свет и зажмурилась, хотя минуту назад глаза мне жалили вспышки. Голая лампа, свисавшая с потолка, наверняка была прихотью Дона – трудно поверить, что Кэрол не предлагала ему нормальный плафон. Лампа ослепительно сияла посреди комнаты, зато углы терялись в сумраке. В комнате царили пустота и неуют – видимо, к этому ощущению и стремился Дон.

Стеклянные двери во внутренний дворик находились прямо передо мной. Одна из створок была открыта. В темном стекле полыхали отблески лампа. Я несколько раз моргнула и вгляделась в отражение комнаты. Мозг, подстегнутый кокаином и шампанским, работал без пробуксовок.

После смерти Дона полиция тщательно осмотрела эту комнату, как и все остальные помещения галереи. Но только здесь потом не сделали уборку. Вдоль стен выстроились картины Дона. Копы развернули их лицом к комнате, и на меня со всех сторон смотрели аляповатые полотна. Большие, по нынешней моде, холсты, были оклеены бумажными коллажами, в основном с изображением частей тела, поверх которых намалевали соответствующие команды. «СОСИ МЕНЯ», «СЪЕШЬ МЕНЯ», «ПРОГЛОТИ МЕНЯ». Помесь Алисы в Стране чудес и Хью Хефнера[39]. На одном холсте красная стрелка с надписью «ПРОЧТИ МЕНЯ» указывала на ту часть тела, которую недавно обессмертила Мел. Бог его знает, что, по мнению Дона полагалось прочесть в заднице натурщицы. Дон как художник вряд ли был невосполнимой потерей для человечества.

Сзади раздался шорох. Я стремительно развернулась – вечно моим инстинктам приходится работать сверхурочно. Ничего, пустой коридор. Я медленно выдохнула и снова уставилась в темное стекло, где отражалась комната. Мне показалось, или за стеклом действительно что-то мелькнуло?

Не показалось. Я снова уловила движение – но не во дворике, а в самом темном углу комнаты, за распахнутой створкой стеклянной двери. В густом сумраке угадывался человеческий силуэт. Высокая худая фигура качнулась к черному стеклу, скользнула в сторону, и вот она уже совсем рядом. В вытянутых руках человек держал провод, словно предлагая его мне. Я же превратилась в неподвижного истукана. Подобно зомби из фильма ужасов, человек парализовал мою волю. Он беспрепятственно вышел в центр комнаты и явил мне свое лицо. Но даже после этого я продолжала стоять столбом.

Сердце превратилось в студень. Некстати вспомнились детективы Агаты Кристи, которые я обожала в детстве… Героиня, в младенчестве ставшая свидетелем убийства, видит, как врач, лучший друг семьи, медленно натягивает хирургические перчатки, и внезапно сознает, что жест этот ей знаком, что именно доктор задушил ее собственную сестру… И вот дурочка начинает кричать, а злодей все приближается и приближается, шаг за шагом, ступенька за ступенькой, руки в резиновых перчатках тянутся к беззащитной девичьей шейке…

Я знала этого человека. Когда-то он был мне почти отцом. Не в силах повернуть голову, я смотрела в стеклянные двери, наблюдая, как отражение Джона Толбоя подкрадывается ко мне сбоку, скривив лицо в гримасе сосредоточенности.

Он ничего не говорил. Наверное, это безумие, но я почему-то ждала слов. Мне казалось невозможным, что он убьет меня, не извинившись или не оправдавшись. Совсем одурела, – размышляла я вяло, – тебя сейчас задушат, а ты ждешь извинений. Неужели он действительно все проделает в полном молчании? Джон занес провод над моей головой, и тут инстинкт самосохранения наконец-то очнулся. Еще мгновение – и было бы поздно.

Во мне полыхнула ярость, и, оттолкнувшись от картотечных шкафов, я отшатнулась назад. Мой маневр оказался для Джона полной неожиданностью. Он испуганно вскрикнул, и мы повалились на пол. Падая, я исхитрилась с силой двинуть Джона локтем, после чего всем телом приземлилась на него. Одна из рукояток удавки врезалась мне под лопатку. Я чувствовала, как отчаянно барахтается Джон, стараясь освободить свое оружие. Правой рукой я попыталась оторвать его пальцы от удавки, отчаянно дернула средний и указательный. Раздался отвратительный хруст, Джон снова вскрикнул. Удавка теперь была ему без надобности; чтобы успешно орудовать ею, требуются обе руки. Но соображал Джон быстро. Я хотела откатиться в сторону и вскочить на ноги, но стоило мне ослабить давление на его здоровую руку, как сильные пальцы вцепилась мне в шею, перекрывая доступ воздуху.

вернуться

39

Основатель журнала «Плейбой»

64
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru