Книга Земляничная тату. Переводчик Алюков Игорь. Содержание - Глава седьмая

Гнетущее молчание все длилось и длилось. Я чувствовала себя беспомощным очевидцем из фильма про маньяков – с минуты на минуту ожидая, что из-за шкафа выскочит психопат и начнет кромсать всех подряд. Недоставало только медленной жутковатой музыки, неумолимо подталкивающей действо к тому неизбежному кадру, от которого все должны содрогнуться в пароксизме ужаса. Когда Барбара Билдер внизу испустила истошный вопль, мне кажется, все перевели дух.

Вопль длился не очень долго, но вполне достаточно, чтобы, подпрыгнув от неожиданности, мы успели опуститься обратно на стулья. Надо отдать Барбаре должное – в ее крике слышалось не столько отчаяние, сколько протест и неверие в случившееся. В голосе прозвучала какая-то особенная нота, заставившая меня порадоваться, что не я призвана «сгладить» ситуацию.

Мы обменялись взглядами, полными сочувствия к жертвенным агнцам.

– Может, Барбара решила добавить немного настоящей крови? – пробормотал Лоренс. – С нее станется.

Теперь голоса внизу гремели на полную мощь. Барбара Билдер, похоже, не прерывалась на такую ерунду, как вдохи и выдохи. А, может, освоила трюк флейтистов, которые дышат через нос, выдувая непрерывный поток воздуха через рот. Шаги уже слышались на лестнице, а Барбара продолжала кричать. Хорошая у нее дыхалка. Когда они поднялись на второй этаж, последовала еще одна жуткая пауза, завершившаяся протяжным горестным воплем. Но уже через несколько секунд яростная трескотня возобновилась, причем громкость нарастала с тревожащей быстротой. Они надвигались прямо на нас.

У Лоренса был такой вид, словно он мечтает спрятаться под стол. Кэрол взяла себя в руки, встала, стиснула зубы и повернулась к двери – капитан отказывается покинуть мостик, пока все крысы отчаянно ищут аварийные люки. Правда, спастись можно было, только выпрыгнув в окно, но это уже не столько подлость, сколько глупость.

Голоса звучали у самой двери. Мгновение спустя Стэнли распахнул ее.

– Барбара, – услужливо просипел он, – только после вас.

Комнату огласило сдавленное бульканье – все торопливо сглатывали. Пальцы Лоренса так энергично терзали друг друга, что Сюзанна, не выдержав, шлепнула по ним. Лоренс поднял на нее потрясенный взгляд, затем посмотрел на свои пальцы и замер. До этого мгновения он явно не подозревал об их поведении.

Барбара Билдер замерла на пороге. За ее спиной маячил Кевин и еще один человек постарше, который, по всей видимости, пришел с Барбарой. Все, как по команде, повернулись к художнице. Наверное, мы походили на мелких школьных хулиганов во главе с беспомощной училкой, которые испуганно жмутся друг к дружке в ожидании нагоняя от директрисы.

– Три года работы, – сказала Барбара тихим сдавленным голосом. – Три года работы!

Не говоря ни слова, Кевин поспешно обогнул ее, схватил стул, стоявший у стены, и предложил его Барбаре с таким видом, словно это могло ее утешить. Барбара медленно опустилась на него.

– Три года работы, – повторила она. – Просто не верится. – Она обвела нас затравленным взглядом. – Но когда я поймаю того, кто это сделал… Когда я поймаю его, то задушу мерзавца голыми руками!

И стало ясно, что Барбара не шутит.

Глава седьмая

Барбара Билдер принадлежала к тем редким людям, чья мощная харизма полностью затмевает непритязательную внешность. Если рассуждать формально, то выглядела Барбара так себе: маленькая, толстенькая, одетая в большой бесформенный свитер-мешок и волочащуюся по полу юбку; волосы собраны в крошечный, но очень тугой пучок – Барбара походила на домохозяйку из Восточной Европы, которая большую часть жизни жаловалась на то, что репа дорожает. Но нечто в ней привлекало внимание еще до того, как блестящие карие глаза пронзали тебя почти гипнотическим взглядом. Голос Барбары тоже был полон скрытого очарования. Пронзительный, он не раздражал, а завораживал – казалось, кто-то поет протяжную песню.

– Я просто в шоке, – говорила она. Несмотря на банальность, мы подались вперед, чтобы не пропустить ни слова, словно в них заключалось наше спасение. – Не знаю, что и сказать. Словно обухом по голове…

Барбара замолкла и подняла глаза на Стэнли.

– Стэн, дорогой, вы ведь найдете, кто это сделал? Обещайте мне, что найдете!

– Мы сделаем все, что в наших силах, – с готовностью посулил Стэнли.

– Я знаю, что могу на вас положиться, – благодарно вымолвила Барбара, не сводя с него глаз.

Теперь я поняла, что Кэрол имела в виду, говоря, что Барбара предпочитает мужчин. В манерах художницы была какая-то девичья беззащитность, взывавшая к мужским охранительным инстинктам. Но при этом Барбара не переходила пределы допустимого; она не говорила с придыханием, не хлопала ресницами и не заигрывала направо и налево. Подобные маневры нелепы даже для шестнадцатилетней свистушки – что уж говорить о зрелой женщине, не отягощенной избытком привлекательности. Но тем не менее призыв защитить ее был таким мощным, что Стэнли уже вовсю похлопывал Барбару по руке и лепетал всякую ерунду. Казалось, он едва сдерживается, чтобы не добавить: «этой прелестной головке не стоит ни о чем тревожиться».

– Барбара, вам что-нибудь принести? – сочувственно спросила Кэрол. – Стакан воды, кофе?..

При слове кофе я встрепенулась. Если Барбаре дадут кофе, то и я своего не упущу. Но гнусная тетка загубила все на корню.

– Нет, не надо, – сказала она. – Но все равно спасибо, Кэрол. Вы так добры. Мне просто нужно время, чтобы свыкнуться.

Я мрачно вздохнула, тоже свыкаясь с реальностью, но зуб на Барбару заточила.

– Конечно. – Кэрол пододвинула стул и села. – Барбара, если вы в состоянии говорить о случившемся, то мы продолжим наш военный совет. С минуты на минуту подъедет полиция. Можно мне…

– Полиция? – Барбара изумленно посмотрела на нее. – Господи, ведь сама же посоветовала. В первый момент я так расстроилась, вот и ляпнула первое, что в голову взбрело… Господи… – Она поднесла руку ко рту. – …Огласка! Господи, ну почему я не попросила вас помалкивать?

Человек, пришедший вместе с Барбарой, положил ладони ей на плечи.

– Милая, я же тебе говорил. Пусть Кэрол сама решает, что делать. Она очень компетентный человек.

Барбара коснулась руки спутника и улыбнулась ему. Только сейчас я заметила обручальные кольца. Итак, передо мной мистер Барбара Билдер.

– О, Джон, – вздохнула она. – Ну почему я тебя не послушалась? Почему я такая дурочка?

– Ну, ну, родная. Не надо так расстраиваться.

Сквозь толстый налет американского выговора пробивался английский акцент. Я поймала себя на том, что с любопытством разглядываю мужчину. Нелепо, но за границей интересуешься соотечественниками, на которых дома даже не взглянула бы. Наверное, какой-то глубоко укоренившийся атавизм. Но в этом мужчине было что-то неуловимо знакомое. Высокий, седой, с интеллигентным вытянутым лицом; вельветовый пиджак и клетчатая рубашка выглядели так, словно он носит их уже лет тридцать. И откуда у меня такая уверенность, что я уже видела и этот пиджак, и эту рубашку? Барбара представила спутника – Джон. Я уже не сомневалась, что встречала этого человека раньше. Вот только где и когда? А еще я не сомневалась, что Барбару Билдер вижу впервые в жизни. Такие люди не забываются.

– Послушайте, Барбара, – с явной неохотой заговорила Кэрол. – Самое неприятное для нас… я хочу сказать, самое неприятное для галереи в том, что взлома не было. Кто-то открыл дверь ключом и блокировал сигнализацию.

Джон резко выпрямился и посмотрел на Кэрол почти обвиняющим взглядом. Та расправила плечи и, вздернув голову, ответила твердым взглядом.

– Но это значит… Один из ваших людей…

– Я прекрасно понимаю, что это значит, Джон. Положения хуже и вообразить трудно.

Сотрудники галереи изучали стол. Оно и понятно – взгляд, направленный в любое другое место, запросто можно было интерпретировать как попытку вычислить любителя граффити. С минуту все молчали. Барбара неподвижно застыла на стуле. Кэрол ожесточенно кусала губы. Даже она опустила глаза на столешницу, не желая ни с кем встречаться взглядом.

17
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru