Книга Земляничная тату. Переводчик Алюков Игорь. Содержание - Глава шестая

Необычно возвращаться не в гостиничный номер, а в чужое жилище. Дело не только в том, что гостиницы безлики, – просто сразу же успокаиваешься, когда видишь свои вещи, раскиданные по всем доступным местам. А в квартире Нэнси Бишоп, как только я клала какую-то вещь, она тут же бесследно растворялась среди скомканных шалей, безделушек, стопок журналов и произведений искусства, любовно расставленных на столиках, диванах, книжных полках и этажерках. Я начала подозревать, что Нэнси вовсе не отправилась в Сан-Диего играть в спектакле, как мне сказали, а мотается со своим товаром по антикварным ярмаркам. Но если она продает меньше, чем покупает, ее квартира скоро лопнет.

В квартире все настолько было пропитано жизнью и пристрастиями Нэнси, что подавляло. Кроме того, я привыкла к открытому, продуваемому пространству своей студии, которую никак нельзя назвать уютной. А квартира 4-Д, напротив, нагло претендовала на звание чемпионки по уюту. Последней каплей стали ламбрекены с оборками и семнадцать вышитых подушечек на белой кровати с пологом. У меня закружилась голова, и зрелище распотрошенного чемоданного чрева, содержимое которого валялось на кровати, напоминая сцену из романа Патриции Корнуэлл[9], не избавило от головокружения.

Внезапно я осознала, что начисто забыла о Ким, несмотря на все свои клятвы. А ведь собиралась сразу по приезде заглянуть в телефонный справочник. Теперь же перспектива встречи выглядела более пугающей, чем в Лондоне. А что если Ким превратилась в настоящую американскую скво, совсем как Натали Вуд[10] в фильме «Искатели», и не захочет меня видеть? Меня охватили сомнения, вызванные неумеренным потреблением «маргариты». Надо срочно поговорить с кем-нибудь, кто мог бы посочувствовать. Почему мне пришло в голову искать сочувствия у Хьюго, я и сама не скажу, но так уж получилось. Я схватила телефон, завалилась на ту часть кровати, которую еще не занял мой тщательно подобранный нью-йоркский осенний гардероб и набрала стратфордский номер.

Ответили на пятом гудке заспанным и озадаченным голосом. Хьюго, которого застали врасплох, был настолько необычным явлением, что меня окатила теплая волна нежности.

– Привет! – напевно произнесла я. – Это я.

– Сэм? Сэм? – Он по-прежнему говорил одурманенным голосом. – А ты знаешь, который час?

– Хм, постой-ка. – На стене висели цифровые часы. – Всего-то начало двенадцатого, – объявила я.

– Идиотка! Здесь который час?

– А, в Англии? Ты что… – Я сделала героическую попытку вспомнить математику. – Ты на пять часов позади, значит, э-э… шесть часов.

– Мы на пять часов впереди.

– А, ну тогда, значит… ох ты. – Я прочистила горло. – Прости! Я что, разбудила тебя?

Хьюго что-то зарычал.

– Но ты мне нужен, – заскулила я. – У меня тут шикарная кровать со столбиками, и некого к ним привязать…

– Дорогуша, – саркастически сказал Хьюго, – ты охрененно романтична. Тронут до глубины души.

Но я-то слышала, что его голос смягчился.

– А мужики здесь разгуливают в таких широченных джинсах, – пожаловалась я, – что задницу толком не разглядишь.

– Бедняжка! Какое испытание для твоих органов чувств. С кем ты так наклюкалась? Или самостоятельно дошла до такого состояния?

– Немного посидела с людьми из галереи. Там есть один парень, который тебе понравится, такой весь тощий и забавный.

– Красивый? – заинтересовался Хьюго.

– Ничуть.

– Отлично, значит ты занималась с ним интеллектуальным сексом. Это меня очень радует.

– Да отвали ты, Хьюго. Вокруг тебя-то полным-полно роскошных актрисок…

– Прости, дорогуша, повтори еще раз последнее слово?

– Э-э… – Я глубоко задумалась и после паузы неуверенно пробормотала: – Актрисок?..

– Именно. Так что тебе ничего не грозит. Уж не знаю, с какой стати я предпочитаю тебя целой своре актрис – с твоим-то непомерным самомнением, – но против правды не попрешь.

– Как это ми-ило… – сентиментально отозвалась я.

– Что еще за пьяные слезы! – рявкнул Хьюго. – А ну марш спать!

– А это что еще за грубость, – обиженно пробормотала я. – Сам иди спать.

– Ладно, мы оба пойдем спать.

– А что, хорошая мысль. Спокойной ночи, Хьюго.

– Спокойной ночи, дорогуша моя. Я тебе скоро позвоню.

– Как это ми-ило… – Я стремительно куда-то проваливалась.

– В четыре утра, по твоему времени, разумеется, – сказал Хьюго и повесил трубку, прежде чем я успела отплатить достойной монетой.

Может, оно и к лучшему. На остроумный ответ у меня попросту не осталось сил. Мне их едва хватило, чтобы стянуть одежду, забраться под одеяло и захрапеть как свинья.

Глава шестая

Дверь галереи была заперта. На всякий случай я толкнула ее посильнее, но услышала лишь скрип дерева, упершегося в металл. Чувствуя себя круглой идиоткой, я попыталась потянуть дверь на себя – вдруг получится. Не получилось. Окна первого этажа были плотно закрыты белыми ставнями. Я отступила на несколько шагов и заглянула в окна второго этажа. За полуопущенными жалюзи царила мертвая неподвижность.

Черт! А как хорошо все начиналось. Встала с первыми лучами солнца, распаковала вещи, покрутилась по квартире, начала привыкать к постоянному шуму с улицы: скрип тормозов, шорох автобусных дверей, крики дворников и лязг мусорных контейнеров, какофония гудящих автомобилей и оглушительная музыка, несшаяся из машин – казалось, ее можно увидеть, подобно транспаранту, извивающемуся за рекламным аэропланом. То лязгал и дудел залихватский биг-бэнд, то бубнил хип-хоп, то все перекрывал рок, точно я крутила ручку настройки на радиоприемнике. От мощных ритмов у здания напротив подрагивали леса. В Нью-Йорке невозможно забыть, что за окном – целый мир. А если вдруг ненароком забудешь, то этот мир обеими кулаками забарабанит в стекло.

Запертая дверь галереи оказалась моей первой неудачей. Я нажала на звонок. Даже если для посетителей галерея закрыта по утрам, то сотрудники где? Они должны сидеть на своих рабочих местах и трудиться в поте лица. И в конце концов – мы договорились о встрече! Они что – забыли обо мне?

После долгого ожидания из домофона раздался голос:

– Кто там?

– Сэм Джонс, – ответила я, поскольку фраза «Джонс. Сэм Джонс», к моему разочарованию, никогда не получалась так эффектно, как у Джеймса Бонда.

– А-а… – протянул голос с каким-то вялым удивлением. – Хорошо. Подожди.

Я удивленно дернула бровью и стала ждать. Послышались шаги, дверь медленно отворилась. На пороге стояла Ява. Красота ее поблекла, не в силах конкурировать с опухшими красными глазами и ярко-розовым кончиком носа.

– Ява! – Я захлопнула за собой дверь. – Что случилось?

– Ты заперла? – прошептала она испуганно. – Мы не пускаем никого, кроме полиции.

У меня расширились глаза.

– Да что здесь, черт возьми, происходит? С тобой все в порядке?

Дурацкий вопрос. Я пожалела о нем, как только увидела, что Ява едва сдерживает слезы. Она покачала головой и побрела к своему столу. Я двинулась за ней. Но оказавшись в зале, остолбенела.

Белые стены были заляпаны кровью, весь пол – тоже в крови, а намалеванные повсюду размашистые кровавые ругательства напоминали сцену из фильма ужасов. Не хватало только крючьев для мясных туш; тогда галерея точно выглядела бы как скотобойня.

Ноги мои приросли к полу, но мозг лихорадочно пытался понять, что здесь случилось, сколько времени назад, и не стоит ли мне схватить Яву и броситься к двери. И куда делся труп? Точнее, трупы – судя по количеству крови… Я с содроганием представила, что где-то неподалеку лежат искромсанные тела остальных сотрудников галереи. Не говоря уж о том, что Джек-Потрошитель может прятаться где-то рядом…

Но что-то не сходилось: кровь была ярко-красной – настолько красной, что ей полагалось капать и струиться, но она не капала и не струилась. Словно не свежая кровь, а свежая… краска… Я сделала несколько шагов к ближайшему скоплению алых пятен, чтобы подтвердить свою догадку, и немного успокоилась.

вернуться

9

Английская писательница, автор детективов

вернуться

10

Голливудская актриса русского происхождения Наталья Гурдина, прославилась исполнением главной роли в фильме «Вестсайдская история»

15
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru