Пользовательский поиск

Книга Убийства – помеха любви. Переводчик Алюков Игорь. Страница 5

Кол-во голосов: 0

– Полиция их тоже допросила… я имею в виду миссис Мартинес, хозяйку магазинчика, и Джерри Костелло, посыльного. Я сказала им, что ты частный детектив и хорошо знаешь полицейских, которые расследуют это дело. – Эллен весело улыбнулась. – Все были потрясены!

Я невольно улыбнулась в ответ. Эллен двадцать семь, но, как вы, наверное, догадались, ее смело можно назвать сущим ребенком. Внутри вполне взрослой оболочки обитает душа десятилетней девчушки, восторженной и простодушной.

– Брякнула небось, что твоя тетка убийствами занимается, – сухо обронила я.

Вместо ответа Эллен залилась густым румянцем.

В среду утром я вскочила ни свет ни заря и помчалась к себе домой – переодеться.

Запах краски сшибал с ног, и, прежде чем улизнуть на работу, я широко распахнула окна, впуская свежий воздух.

Весь день я трудилась в поте лица, домой вернулась до смерти уставшая и завалилась спать в несусветную рань – в начале десятого. И всю ночь стучала зубами от холода, поскольку окна остались открытыми. Выбор у меня был небольшой – либо обзавестись морозостойкостью, либо скончаться от лакокрасочной вони.

Неудивительно, что в четверг я проснулась разбитая. Горло саднило, из носа текло, в голове шумело… Я чувствовала себя так паршиво, что даже не попыталась пойти на работу. Приготовив себе чаю с горой тостов, заползла обратно в постель с намерением никогда из нее не вылезать.

Когда зазвонил телефон, я уже начала засыпать.

– Привет. – Это был Стюарт. – Я только что разговаривал с Джеки, она сказала, что ты заболела.

– Так и есть, – прогундосила я. – У меня простуда.

– Слышу. – Голос Стюарта дрогнул от сдерживаемого смеха, но то ли сострадание, то ли трусость не позволили ему рассмеяться. – Знаешь, я звоню, чтобы выяснить, остались ли мы друзьями…

– Не говори глупостей. Остались, конечно.

– Отлично. Тогда как ты смотришь на то, что я загляну к тебе вечерком, а? Накуплю всякой вкуснятины…

– Очень мило с твоей стороны, – перебила я, – но боюсь тебя заразить. К тому же у меня начисто отшибло аппетит. Мне ничего не хочется, даже есть, только спать, спать и спать.

– Ладно… Если ты считаешь, что так будет лучше…

– Честное слово, считаю. Но все равно спасибо.

– Тебе что-нибудь нужно?

Я заверила Стюарта, что ничего не нужно, и мы повесили трубки. Я уже предвкушала, как вот-вот провалюсь в сон, но телефон затрезвонил снова. На сей раз это была Эллен.

– Я только что звонила тебе на работу и знаю, что ты плохо себя чувствуешь, тетя Дези, но нельзя ли мне заскочить к тебе сегодня? Это ужасно важно.

Я снова завела песню о том, что являюсь разносчиком смертоносной заразы.

– Тетя Дез, это ужасно, ужасно важно! К тому же у меня превосходны иммунитет – хвастливо добавила любимая племянница. – Клянусь, я надолго не задержусь.

Меньше всего мне хотелось сейчас принимать гостей, но отказать я не смогла. Расстраивать Эллен – это все равно что воровать леденцы у ребенка или давать пинка собаке. После совесть загрызет.

– А-а… а можно мне кое-кого с собой привести?

Я не сдержала стон:

– Господи, Эллен!

– Я бы ни за что не стала просить, но это и вправду ужасно-ужасно важно!

– И кого ты намерена притащить?

В конце концов, имею же я право знать! Эллен прочирикала, что объяснять долго, и повесила трубку, посулив напоследок заявиться к семи.

К вечеру с помощью горсти аспирина и еще какой-то дряни мне с грехом пополам удалось прочистить нос. К сожалению, зловредная простуда, покинув нос, набросилась на горло и насморк сменился мерзким кашлем. На чем свет стоит кляня любимую племянницу, я влезла в парадный (то бишь самый приличный) халат и с отвращением мазнула помадой по пересохшим губам.

Ровно в семь часов задребезжал дверной зво­нок. На пороге стояли Эллен и темноволосый, коренастый и круглолицый человек лет сорока с лишком. Во взгляде незнакомца читалось неподдельное изумление. Я провела визитеров в гостиную, где Эллен церемонно представила своего спутника. Потрясенным господином оказался мистер Сэл Мартинес, счастливый владелец продуктовой лавки.

– И это частный детектив? – недоверчиво вопросил он.

Я оскорбленно выпрямилась и обронила:

– Да!

Мистер Мартинес и ухом не повел.

– Вы не говорили, что это женщина. – Он сверлил Эллен обвиняющим взглядом.

– Я ведь сказала, моя тетя – частный де­тектив.

– Тетя? В жизни не слышал ничего подобного, – мрачно возразил он.

Этот тип явно считал, что его надули.

– Какая, в конце концов, разница? – Эллен повысила голос. – Тетя Дез любого мужика за пояс заткнет!

– Да она даже не похожа на частного детектива! – парировал Мартинес, тоже переходя на повышенные тона.

– И тем не менее…

В моем доме разгорался нешуточный скандал. Я решила, что настала пора вмешаться.

– Думаю, мистер Мартинес будет чувствовать себя спокойнее, если обратится к другому частному детективу. Я могу порекомендовать пару весьма квалифицированных…

И тут я зашлась в судорожном кашле. Эллен опрометью кинулась на кухню за стаканом воды.

К тому времени, когда я смогла перевести дух, Мартинес сменил гнев на милость. Небось решил, что с таким кашлем я вряд ли доживу до утра, так что он ничем не рискует. А может, подумал, что мои рекомендации ничуть не лучше, чем я сама. Как бы то ни было, он вдруг обратился ко мне напрямую:

– Эй, дамочка, да все нормально, слышите? Извиняюсь за свое поведение. Просто в последние деньки я малость не в себе. Да и не думал, что среди сыщиков водятся женщины. Так что без обид?

– Без обид, – согласилась я лицемерно.

– Мистеру Мартинесу нужна твоя помощь. – Эллен так и лучилась сочувствием. – Ему кажется, что Джерри хотят арестовать за убийство. Ну ты знаешь, то убийство в моем доме.

– Джерри?

– Джерри Костелло, мой рассыльный, миссис Шапиро, – пояснил Мартинес.

– Зовите меня Дезире. Или лучше Дез. – Мартинес выглядел таким несчастным, что мне вдруг стало его жалко.

– Хорошо… В общем, Дезире, я очень боюсь за Джерри. Миссис Гаррити впускала в квартиру только малыша Джерри. Ну и управляющего, наверное, тоже. Но управляющий говорит, что никогда у нее не был. Миссис Гаррити не позволяла ему ремонтировать ее квартиру. Он, мол, просто получал квартплату, и все. Кроме того, когда ее убили, он праздновал свой день рождения. – Мартинес испустил тягостный вздох. – И кто остается? Малыш Джерри!

– Постойте-ка. Вы хотите сказать, что полиция подозревает вашего Джерри просто потому, что только он заходил в квартиру миссис Гаррити? – поразилась я.

– Ну да. Полиция говорит, что мальчонка знал, где старуха хранила деньги и все такое… Мол, он мог войти и ограбить ее, не устраивая бардака. Но Джерри не способен ничего украсть! А об убийстве и говорить нечего! Джерри – самый лучший парень, который когда-либо у меня работал. Мальчонка помогает матери. Даже в церковь ходит! У них в семье еще двое парней, но они ему и в подметки не годятся, миссис… э-э… Дезире. У его братцев вечно одни неприятности. Но Джерри не такой. Он мне как сын. Мечтает поступить в колледж и стать адвокатом. Я хотел помочь ему собрать деньги на учебу и…

Мартинес закашлялся. Достав из кармана брюк носовой платок, он начал яростно тереть глаза.

– Мне кажется, полиция просто блефует, – с искренним сочувствием сказала я. – Вы хотите, чтобы я взялась за это дело?

– Да… Конечно, да! С тех пор как Эллен упомянула, что ее… ее тетка… частный детектив, я не перестаю об этом думать. Ведь Джерри нужна помощь…

– И он ее получит!

С этими словами мы обменялись торжественным рукопожатием.

Они провели у меня еще несколько минут. Мы с Мартинесом обсудили кое-какие мелкие вопросы вроде моего гонорара (который я назначила смехотворно низким). Напоследок я пообещала первым делом выяснить, что именно есть у полиции на Джерри.

– А еще я хочу как можно скорее поговорить с мальчиком. И не волнуйтесь так. Мы во всем разберемся.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru