Пользовательский поиск

Книга Убийства – помеха любви. Переводчик Алюков Игорь. Страница 46

Кол-во голосов: 0

– Пусть я и не испытываю радости, но не могу не восхититься вашей храбростью, – тихо произнесла Селена. – Вы подвергали себя огромному риску.

– Вообще-то я не предполагала, что дело примет такой жутковатый оборот, – призналась я. – По моим расчетам, ровно в одиннадцать тридцать Тим должен был присоединиться ко мне в кладовке, за полчаса до появления Джека Уоррена. План состоял в следующем: в тот момент, когда Уоррен подойдет к квартире Агнес Гаррити, мы на пару с Тимом выскочим из укрытия и застукаем его с поличным. А Коркоран должен был дежурить на четырнадцатом этаже, рядом с лестничной клеткой. Когда Уоррен двинется выше, он должен был последовать за ним и спрятаться у двери в коридор пятнадцатого этажа. Откуда можно быстро прийти на помощь в случае каких-либо неожиданностей. Но, – закончила я, искоса взглянув на вконец смутившегося Филдинга, – все пошло немного наперекосяк.

Глава тридцать шестая

«Нью-Йорк таймс» меня похоронила, поместив крохотную заметку лишь в подвале одной из последних страниц. Зато прочие нью-йоркские газеты с лихвой возместили это пренебрежение. В «Дейли ньюс» статья появилась на четвертой странице, в «Ньюсдей» – на седьмой, а в «Пост» – аж на третьей, и все издания отвели значительное место моей авантюре.

Особенно мне понравился заголовок в «Пост»:

ЧАСТНАЯ СЫЩИЦА ЧУДОМ СПАСЛАСЬ ОТ УБИЙЦЫ.

В качестве иллюстрации приводилось мое фото, где я, глупо улыбаясь, держу на вытянутой руке парик, словно дохлую крысу. (Не удивлюсь, если читатели так и решат, – качество газетных фото просто отвратительно.) Там же поместили чуть меньшего размера снимки Филдинга и Коркорана, которых назвали «скромными героями», а также фото Джека Уоррена.

По моему предложению эту историю мы изложили газетчикам в следующем виде.

Я следила за подозреваемым в двойном убийстве. Обнаружив слежку, негодяй напал на меня и попытался убить из моего же пистолета. Только верный парик и своевременное появление доблестных Тимоти Филдинга и Уолтера Коркорана помешали осуществлению подлых намерений злодея. Когда полицейских спросили, почему они оказались в здании, Тим ответил (опять же по-моему совету), что полиция тоже подозревала Джека Уоррена и держала его под наблюдением.

Прежде чем кто-нибудь из уважаемых читателей предложит причислить меня к лику святых, позвольте заверить, что столь неэгоистичная версия событий устраивала меня на все сто процентов.

Во-первых, я в долгу у Тима (ладно-ладно, у пискли Коркорана тоже) за то, что еще жива.

Во-вторых, надо поддерживать с полицией хорошие отношения – в моей профессии они значат немало.

А в-третьих (и, возможно, это самое важное), я не рвалась создавать себе реноме лихого частного сыщика, к которому можно обращаться со всякими опасными делами. Спасибо, сыта по горло одним разом.

Да и вообще, удовольствия от выпавших на мою долю пятнадцати минут славы хватит мне с лихвой. В четверг телефон не замолкал. Казалось, позвонили все: друзья, большая часть знакомых и особа, которую я не встречала со дня окончания школы, – все, кого я когда-либо знала, за исклю­чением… Билла Мерфи. А ведь он сам сказал, что позвонит мне в тот же вечер, когда я раскрою убийства.

– Ничего не понимаю, – пожаловалась я Эллен. – Он собирался связаться со мной, как только закончится расследование.

– Не волнуйся, никуда твой Билл не денется. (До чего ж добрая душа у девочки!) А пока наслаждайся славой.

И я наслаждалась. До одиннадцати часов, когда эйфория полностью и безвозвратно улетучилась. Укладываясь в тот вечер спать, я думала лишь о телефонном звонке, которого так и не дождалась.

На следующий день мы с Тимом встретились, чтобы вместе пообедать – он угощал меня. Мы отправились в респектабельный и популярный рес­торан. После второго бокала «кровавой Мэри» я совершенно забыла о Билли Как-бишь-его-там.

– Хочу поблагодарить тебя, Дез. Я у тебя в долгу. Это ведь ты поймала убийцу.

– Думаю, все наоборот. Это я у тебя в долгу, Тим. Кто кому спас жизнь?

– Ох, Дез, брось, – возразил он со смущенной улыбкой, которая тут же сменилась восторженной: – Послушай, это же здорово, что Уоррен пытался тебя убить!

– Вот спасибо.

– Да ты сама посуди. Если бы все прошло так, как планировалось, у нас не было бы против него никаких доказательств. Что бы мы имели в таком случае? Только то, что Уоррен подошел не к той квартире, вот и все. Ошибся человек, с кем не бывает!

– Если бы мы неожиданно появились перед ним, то наверняка вырвали бы признание, – возразила я.

– Не хочется разубеждать тебя, но ты себя обманываешь, Дез. Этот парень – чертовски хитрая бестия. Уж поверь, он выкрутился бы, как пить дать выкрутился.

– Но мы бы захватили его врасплох.

– Прости, но я не уверен, что этого оказалось бы достаточно.

– Ну, во всяком случае, ты бы убедился, что Уоррен – убийца. А уж потом направил все усилия, чтобы добыть доказательства против него, а не пытаться засадить невинного ребенка.

– Возможно, – нехотя согласился Филдинг и быстренько свернул спор.

Тут очень кстати принесли закуски, и я переключилась на самые крупные и вкусные креветки, какие только мне доводилось видеть. Тим тоже не спешил возобновлять разговор. И лишь когда тарелки опустели, мы вернулись к менее приятным вещам, чем креветки под соусом.

– Хочешь посмеяться? Этот негодяй до сих пор упрямится и не признает свою вину. Клянется, что в полумраке коридора ничего не видел. Уверяет, что ему показалось, будто в кладовке притаился грабитель.

– Что?! – вскинулась я. Люди, сидевшие за соседними столиками, удивленно обернулись. Тим послал мне укоризненный взгляд. Я понизила голос: – Вот мерзавец! Да он заговорил со мной! Кроме того, прямо напротив кладовки горела лампочка. Господи, я-то прекрасно разглядела его треклятую морду! – Румянец, выступивший на щеках Тима, подсказал, что я опять привлекаю к себе внимание. – Извини, но я просто вне себя от наглости этого подонка.

– Знаю. Но волноваться не стоит. Я-то думал, что ты развеселишься от такой нелепости. В конце концов, я тоже там был и могу засвидетельствовать, что света было достаточно. И стрелял он в тебя, когда ты бежала от него. Даже двухлетний ребенок не поверит его вздору. Не сомневайся, проблем на суде не возникнет.

Официант поставил передо мной тарелку с тушеной олениной, но в данный момент меня больше волновал вопрос, который я безуспешно пыталась загнать в самый дальний уголок своего сознания.

– Сегодня Джеку Уоррену предъявят обвинение, – заговорил Тим. – Окружной прокурор требует, чтобы Уоррена не выпускали под залог. А поскольку было совершено двойное убийство, есть все основания полагать, что судья его поддержит.

Меня накрыла волна невыразимого облегчения, и ничто уже не могло помешать получить удовольствие от отменной еды.

В тот же вечер я побывала в гостях у Джерри. Его матушка пригласила на ужин меня, а также Сэла Мартинеса и его жену Иоланту. Несмотря на плотный обед, я без особых усилий справилась с ужином из пяти блюд.

А дома обнаружила на автоответчике сообщение: «Привет, Дез. Это Билл Мерфи. Поздравляю! Я только что услышал великолепную новость. Прости, что сразу не позвонил. Три дня был на конференции в Чикаго. Сейчас всего девять вечера, но я устал как собака. Позвоню завтра».

Спать я завалилась с предсказуемыми жалобами перегруженного желудка. И с широкой улыбкой на лице.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru