Пользовательский поиск

Книга Убийства – помеха любви. Переводчик Алюков Игорь. Страница 34

Кол-во голосов: 0

– Схожу-ка в кино, – бросила я Джеки. Ее брови подпрыгнули чуть ли не до корней светло-русых волос. – Увидимся часа в три.

Не сомневаюсь, что «Красотка», которую так нахваливала Эллен, – забавный и милый фильм. Но по моему виду этого было сказать нельзя. Пытаясь сосредоточиться на экранной жизни, я испытывала просто нечеловеческое напряжение. В голове вертелась одна-единственная мысль: что я тут делаю?

В офисе меня ждали три сообщения, на которые надо было ответить, и четыре стены, на которые надо было пялиться. Но хотя я по-прежнему не могла и пальцем пошевелить, теперь я по крайней мере не пыталась получать от этого мазохистское удовольствие.

Ровно в пять часов зазвонил телефон.

– Сегодня работенка! – возбужденно прокричал Гарри Берджесс. – Только что жена нашего Ньюмана сообщила, что разговаривала с ним несколько минут назад. У него намечен поздний ужин с мифическим клиентом!

– Замечательно, Гарри. Держи все под кон­тролем. Я буду здесь, в офисе.

– Хорошо. Скоро свяжусь!

Звонок Гарри возродил меня к жизни. Откуда ни возьмись появилась способность действовать. Ура, есть дело! И, что важнее, дело, которое мне по силам! Ощутив приступ зверского аппетита, я заказала в соседней кафешке сандвич и термос кофе. Ночь предстояла долгая.

Очередное сообщение поступило без пятнадцати семь:

– Он только что вошел в шикарный ресторан, неподалеку от своего офиса! Наблюдаю в бинокль, пока он за столиком один. Буду смотреть во все глаза, об изменениях доложу.

В восемь часов снова раздался звонок:

– Ньюман поужинал в одиночку. Он отъехал несколько минут назад, следую за ним.

Последний звонок поступил в начале десятого:

– Мы угодили в пробку. Но, похоже, мы на месте…

– Где именно?

Гарри продиктовал адрес в Бруклин-Хайтс.

Я кубарем скатилась по лестнице, выскочила на улицу, впрыгнула в машину и спустя сорок пять минут свернула на жилую улицу в респектабельном районе Бруклин-Хайтс. Здесь были как ухоженные особнячки на одну семью, в которых обитал нью-йоркский средний класс, так и дома на несколько семей. И машины, машины… Припарковаться было негде, поэтому я остановила машину рядом с черным «дацуном» Гарри. Он перебрался в мой «шевроле».

– Вот этот дом. – Гарри ткнул в особняк. Все окна были закрыты жалюзи, но между пластинками пробивался яркий свет. – Дверь нашему парню открыла дамочка. Довольно молодая, по-моему лет тридцати. В роскошном вечернем платье. Потом в дом вошло еще шесть-семь мужчин, все разряженные в пух и прах. Последний тип заявился со спутницей, очень приличной с виду.

– Дверь открывала одна и та же женщина?

– Пару раз я не смог разглядеть, так что не уверен. Но во всех остальных случаях та же самая.

– Что думаешь?

– Может, тут публичный дом высшего разряда? Меня так и подмывало проверить. Пойти туда, позвонить и спросить, нельзя ли воспользоваться телефоном. Но я не хотел ничего делать, пока не получу твоего согласия.

– Думаю, это отличная мысль. Действуй, Гарри!

Гарри вернулся через три минуты.

– Дверь открыла все та же дамочка. Говорю, мол, так и так, машина сломалась, нельзя ли позвонить в техпомощь? А она таким извиняющимся тоном: «Наш телефон неисправен, но на углу есть автомат».

– Ты что-нибудь разглядел?

– Ничегошеньки! Зато слышал сильный шум. Разобрать ничего не смог, но там явно творится что-то бурное. Хочешь, чтобы я остался до появления Ньюмана?

– Спасибо, Гарри. Дальше я управлюсь сама.

– Я бы не возражал, Дез. Честно говоря, мне самому любопытно.

– Я вовсе не против твоего общества, Гарри, но мне нужно твое место, чтобы поставить машину.

– Да уж, тут с парковкой плохи дела… Слушай, Дез, я тебе говорил, что ты шикарно выглядишь?

– Наверное, заботы мне к лицу. Но все равно спасибо, Гарри. Ты тоже отлично выглядишь. По-моему, даже поправился.

Гарри всегда был такой маленький и тощий, что в стародавние времена, когда он работал в полиции, его прозвали Щепкой.

– По-моему, за последний год я набрал килограммов семь. Мне это так надоело, только и делаю, что набиваю желудок. А ты, старушка, похоже, немного скинула со времени нашей последней встречи.

– Твоими бы устами… – вздохнула я и чмокнула его в жилистую шею. – А теперь поторопись, пока не подоспела дорожная полиция. Неохота штраф платить.

Когда Гарри уехал, я поставила кассету с Джони Митчелл [5] и приглушила звук. Устроилась поудобнее, налила из термоса ароматного дымящегося кофе… Не для того, чтобы взбодриться, нет! От утренней апатии не осталось и следа. Каждый нерв дрожал как натянутая струна. Просто надо же чем-то заняться…

В машине было так тепло и уютно, что через полчаса я на всякий случай выключила печку. Хотя я не чувствовала себя такой энергичной бог знает с какого времени, все же начала беспокоиться, как бы ненароком не уснуть. Даже если превращусь в глыбу льда, ни за что не позволю себе включить эту штуку вновь.

Через пару часов в машине воцарился просто арктический холод, и я постепенно начала терять связь со своими конечностями. Тем временем поток людей, входящих в дом и выходящих из него, становился все полноводнее. Правда, выходило народу все-таки больше, чем входило. Вот сел в такси важный господин в фетровой шляпе. Затем на крыльце показались два человека помоложе. Подъехала на лимузине супружеская пара среднего возраста. Еще несколько машин явно искали место для парковки. К этому моменту даже пекинес болтушки Харриет смог бы сообразить, что там происходит.

И все же мне требовалось подтверждение. Получила я его всего за несколько минут до полуночи.

Из дома вышли два человека и направились прямо к моей машине. Я нырнула вниз и приоткрыла окно.

– Сколько раз я тебе говорил, – наставлял тот, что повыше, своего друга, – кости – это дрянная игра. И почему ты никогда не слушаешь добрых советов? В очко гораздо больше шансов выиграть. Ты вообще имеешь представление о теории вероятностей?

Игроки прошли мимо, я так ничего и не узнала о теории вероятностей, но зато услышала, практически из первых рук, чем же занимается вечерами Марк Ньюман!

Господи, когда же этот человек решит, что на сегодня хватит?! Я посинела и отсидела задницу. Кроме того, запас кассет с песенками иссяк, и мне ничего не оставалось делать, как предаваться размышлениям, – занятие, которое с недавних пор требовало от меня огромного напряжения.

Я вновь и вновь перебирала в уме четверку подозреваемых: Луиза, Альма, Джек Уоррен, Билл Мерфи. У каждого имелись причины желать смерти Нилу Константину. И ни у кого из четырех не было алиби. Благодаря удаче (и Эллен, конечно же) мне удалось доказать, что Луиза и Альма лгали…

И тут мои мысли обратились к Селене Уоррен.

В свое время я с превеликой неохотой исключила девушку из списка подозреваемых, по крайней мере из списка основных подозреваемых. Что было очень и очень глупо. Может, полиция и установила местонахождение Селены на конец октября, к полному своему удовлетворению подтвердив ее рассказ, но ведь и алиби дамочек Константин доблестные стражи порядка признали безупречными. Что касается Селены Уоррен, полиция проверила лишь тот факт, что она действительно улетела в Чикаго еще до убийства миссис Гаррити и вернулась домой девять дней спустя, наутро после смерти Нила Константина. Но откуда у них такая увеpeнность, что Селена не смоталась пару раз в Нью-Йорк? И, что более важно, откуда у меня такая уверенность?!

Конечно, все это лишь ни на чем не основанные построения. Но люди идут на куда большие усилия ради куда меньших целей. И я с удовлетворением вернула девушку в список главных подозреваемых, где она должна оставаться, пока я самолично не проверю ее алиби.

А может, Стюарт все-таки прав?.. Насчет того, что смена обстановки позволяет увидеть вещи под другим углом. Правда, я не была особенно уверена, что Бруклин-Хайтс и адский холод – это та самая смена обстановки.

вернуться

5

Джони Митчелл – популярнейшая американская кантри– и блюз-певица

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru