Пользовательский поиск

Книга Убийства – помеха любви. Переводчик Алюков Игорь. Страница 14

Кол-во голосов: 0

Селена с трудом вернулась из неведомых далей и впервые посмотрела на Тима.

– Да… Доктор вошел со мной в квартиру. Он сказал, что Нил мертв. И что нельзя ничего трогать. Поэтому мы оба отправились к нему домой, и он вызвал полицию.

– А потом?

– Потом доктор Эллисон сделал мне укол и велел прилечь в спальне, у него в спальне. Он сказал, чтобы я не волновалась, он дождется приезда полиции в нашей квартире.

– После этого вы не заходили к себе?

– Нет.

Ну что он зациклился на одном и том же! Голову даю на отсечение, что полиция все это уже узнала от доктора Эллисона. Так к чему мучить бедняжку, тем более что есть куда более важные вопросы? Я крепко сцепила зубы, напомнив себе, что на этом допросе я всего лишь гостья.

– Как долго вы спали? – пропищал Корко­ран. Вот мерзавец! И так ведь все знает.

– Примерно до шести. Когда я проснулась, доктор Эллисон сказал, что полиция, наверное, все еще в квартире и, на его взгляд, мне не следует там оставаться. Поэтому он позвонил Франни – вы ведь познакомились с Франни? – а потом он приготовил яичницу, а потом пришла Франни и привезла меня к себе… то есть сюда. Я даже одежду с собой не взяла. Только сумочку. Этот халат не мой, а Франни…

Она внезапно выдохлась и замолчала.

– В квартире было что-то такое, ради чего могли убить вашего друга?

Аллилуйя! Наконец-то! Странно только, что вопрос задал Коркоран. Да еще таким почтительным тоном.

– Нет-нет. У нас не было ничего ценного, только моя лисья шубка. Да картины Нила, конечно.

– Драгоценности? – не унимался Коркоран.

– У меня есть часики с бриллиантом и несколько золотых вещиц…

– Мы хотели бы, чтобы вы внимательно все осмотрели… как только будете в состоянии… и проверили, все ли на месте.

– Хорошо, – согласилась Селена. Последовала пауза, после чего Коркоран спросил:

– Вы с мистером Константином намеревались пожениться?

– Нил хотел… Наверное, так в конце концов и вышло бы. Но определенных планов у нас не было.

– Он хотел?

– Для меня брак не имеет значения. Но раз так хотел Нил…

Селена заплакала.

Хотите верьте, хотите нет, но Коркоран принялся ее утешать! Глазам своим не верю, неужели это тот же самый мерзкий тип, с которым я вошла сюда? Господи, провалиться мне на этом месте! Да наш пискля влюбился! Влюбился с первого взгляда! Вот так так… Теперь понятно, почему он все время держит руку в кармане, – кольцо обручальное прячет. Что же, Селена Уоррен даже с покрасневшими глазами и нечесаными космами была чертовски привлекательной особой. Однако этот прохвост даже тут фортель выкинул – нашел время амурничать…

Господи, кофе! Я вскочила, едва не опрокинув стул, и под удивленными взглядами остальных ринулась на кухню. Ох… Кофейник отчаянно булькал. Выключив плиту, я на скорую руку исследовала кухонные шкафчики. Обнаружила небольшой подносик, водрузила на него четыре чашки переваренного кофе, сахарницу, молочник (прости, дорогая мамочка, сливок я не нашла) и тарелку с печеньем.

Стараясь ничего не расплескать, не уронить и, самое главное, не упасть, я прошествовала обратно в гостиную.

Селена с благодарностью посмотрела на меня, когда я протянула ей печенье. Несчастная девочка, небось оголодала, предаваясь горю. Но девушка лишь пару раз куснула печенье, отложила его в сторонку и без сил откинулась на спинку дивана.

– Надеюсь, вы поживете несколько дней у подруги, – ласково сказала я. – Вам не стоит сейчас оставаться одной.

– Нет-нет, завтра же вернусь домой, – твердо ответила Селена, делая глоток кофе. (И должна сказать, ни капельки не скривилась при этом.) Заметив выражение моего лица, она добавила: – Со мной все будет в порядке.

– Почему бы вам не повременить, а? Кто позаботится о похоронах? – Я повернулась к Филдингу: – Ведь тело скоро отдадут?

– Наверное, завтра.

– Всем занимается Луиза, бывшая жена Нила, – прошептала девушка и робко добавила: – Вы очень добры.

После чего быстро поставила чашку на стол и в голос зарыдала.

Коркоран кашлянул, привлекая мое внимание, и одарил меня самым мерзким взглядом из своего арсенала мерзких взглядов. Я сделала вид, будто ничего не заметила.

– Где вы познакомились с мистером Константином?

Я прекрасно знала, что мне придется расплачиваться за инициативу, но больше не могла держать рот на замке.

– В художественной галерее Лавери. Я там работаю.

– Давно это случилось?

– Семь месяцев назад.

– И сразу переехали к нему?

– После третьего свидания.

– Вы к тому времени расстались с мужем?

– Конечно. – Селена оскорбленно выпрямилась. – Мы с Джеком к тому времени уже год как расстались.

– Если не возражаете, миссис Шапиро! – вмешался Коркоран. Чтобы придать своему писклявому голосу грозные нотки, он перешел на хрип. – Дальше вопросы будем задавать мы. – И он демонстративно повернулся ко мне спиной. – Миссис Уоррен, вы не знаете, кто мог бы желать вреда мистеру Константину, кто мог иметь на него зуб?

– Нет. – Это было очень неуверенное «нет». Но Коркоран не отступал:

– Послушайте, вы разве не хотите, чтобы мы нашли убийцу? Без вашей помощи у нас ничего не получится.

– Я хочу помочь. Только я точно знаю, что он не убивал Нила…

– Кто?

Селена медлила с ответом, затем опустила плечи, словно говоря: «Какой смысл?» Вслух же она сказала:

– Билл Мерфи. Он когда-то был деловым партнером Нила.

– У них были сложности? – не унимался Коркоран.

– Совсем небольшие. Нил задолжал Биллу.

– Сколько?

– Десять тысяч долларов.

– Приличные деньги. Селена нехотя продолжила:

– Нил в то время иногда играл в казино.

– Когда это было?

– В прошлом году. Еще до того, как мы с Нилом познакомились.

– Мистер Константин не мог вернуть долг? – Клянусь, этот вопрос сорвался у меня с языка без моего ведома.

Мужчины злобно зыркнули в мою сторону.

– Нет… вовсе нет. Примерно полтора года назад он унаследовал довольно большую сумму от своей тетки. Но завещание до сих пор официально не утвердили. По-моему, произошла какая-то путаница с бумагами.

– А мистер Мерфи не желал больше ждать? – подключился Филдинг.

– На мой взгляд, он просто не верил, что Нил все еще не вступил в права наследования.

– Когда мистер Константин в последний раз встречался с мистером Мерфи? – поинтересовался Филдинг.

– Пару месяцев назад. – Селена помолчала, потом неохотно добавила: – Но в понедель­ник вечером они разговаривали по телефону.

– Накануне убийства?

– Да.

– Мистер Константин рассказал вам об этом телефонном звонке?

– Да. Я звонила ему в понедельник, часов в девять… Из Чикаго. Я ему вообще каждый день звонила. И тогда он сказал, что только что поругался с Биллом из-за денег.

– В девять часов по чикагскому времени? уточнил Филдинг.

– Ага, в десять по Нью-Йорку. – Девушка беспомощно оглядела нас. – Но Билл – очень порядочный человек. Он не мог так поступить.

И тут Тим Филдинг наконец-то задал вопрос, который уже давно грозил сорваться с моего непослушного язычка:

– Вы говорите, что мистер Константин получил наследство. Полагаю, сам он оставил завещание?

– Да, пару месяцев назад Нил написал новое завещание.

– И кто наследники?

– Альма – это его дочь, ей восемнадцать лет – и я.

– А кто был наследником по старому?

– Альма и Луиза, его бывшая жена.

Тут за допрос взялся Коркоран. Он спросил, как давно Нил Константин расстался с женой. Селена ответила, что десять лет назад. Именно тогда Нил в корне изменил свою жизнь: бросил процветающее рекламное агентство, которым владел на пару с Мерфи, и ушел из семьи, намереваясь сделать карьеру художника.

– Нил замечательно рисовал. И к нему только-только начала приходить известность, – с гордостью сказала Селена, вытирая лицо. – Нил был такой талантливый, такой замечательный. Что я буду без него делать… Знаете, большинство красивых мужчин заняты только собой. Когда я познакомилась с Нилом, то думала, что и он такой же. Но он оказался… Подождите.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru