Книга Убийства – помеха любви. Переводчик Алюков Игорь. Содержание - Глава двенадцатая

Селена быстро встала, вышла из комнаты и через мгновение вернулась с большой кожаной сумкой. Девушка достала оттуда кошелек и вытащила фотографию. На цветном снимке был запечатлен человек лет сорока пяти, с легкой сединой, безупречными зубами (словно из рекламы зубной пасты) и потрясающими глазами. О, какие они были синие! Уж поверьте, по этой части Нил Константин запросто переплюнул бы самого Пола Ньюмена.

– Видите? – спросила Селена. Я видела.

– Ваш Нил был очень красивым человеком.

Она горько улыбнулась:

– Да, был…

Я набрала в грудь воздуха и, тщательно избегая злобных взглядов своих коллег, осмелилась задать последний вопрос:

– А как ваш бывший муж относился к мистеру Константину?

– Джек лишь однажды видел его. Мы столкнулись у кинотеатра, и я представила их друг другу. Но они не перекинулись и парой слов.

– Я не об этом спрашиваю, – мягко напомнила я.

– Ну, наверное, можно сказать, что Джек ревновал к Нилу. Честно говоря, они оба ревновали.

Положение моего подопечного Джерри все улучшалось и улучшалось.

– С Джеком вы расстались по вашей инициативе?

Ладно, согласна. Мой последний вопрос оказался не последним; но должна же я выяснить правду.

– Да, по моей.

– И вы говорите, что он ревновал к Нилу…

– Джек хотел, чтобы я вернулась. Он считал, что так бы и случилось, если б я не встретила Нила, но он ошибался. Я по-прежнему хорошо отношусь к Джеку и желаю ему счастья, но я его больше не люблю.

– А почему Нил ревновал к Джеку?

– Кто знает? У него не было никаких оснований. Может, потому, что Джек не сдавался. Он все время названивал мне.

– А вы виделись?

Селена помолчала, прежде чем ответить.

– Ну… в каком-то смысле. Как-то вечером я возвращалась с работы, а он слонялся рядом с моим домом. В тот день Нил пригласил на ужин Альму и отправился ее встречать. Наверное, Джек. видел, как Нил уходил. Он сказал, что хочет поговорить со мной. Мне не удалось отвертеться. Это было ошибкой. Мы начали ругаться, едва только вошли в лифт. В результате я так разозлилась, что даже не впустила его в квартиру.

– А из-за чего вы поругались?

– Как обычно… Джек просил вернуться к нему. Но на этот раз он был особенно настойчив.

– И что именно он сказал? – вкрадчиво спросила я.

– Точно не помню.

– Думаю, что помните. Послушайте, Селена, вы хотите, чтобы убийца Нила вышел сухим из воды?

– Конечно, нет. Но Джек не убивал! Он даже не рыбачил никогда, чтобы не видеть, как страдают рыбы.

Если Билла Мерфи девушка просто защищала, то, когда речь зашла о бывшем муже, она превратилась в настоящую фурию.

– Никто и не говорит, что это сделал Джек. Но мы должны изучить все возможности, хотя бы для того, чтобы исключить Джека из числа подо­зреваемых. – Селена с сомнением глянула на меня, поэтому пришлось прибегнуть к решающему аргументу: – Вы должны все рассказать ради Нила!

Некоторое время девушка молчала, уставившись в пространство, и наконец ответила:

– Ладно, вы победили.

Глядя на нее, можно было подумать, что она только что провела три раунда с Майком Тайсо-ном, и на какое-то мгновение я возненавидела себя. Но чего я сейчас никак не могла себе позволить, так это быть добренькой, а потому спросила:

– Так что вам сказал Джек?

– Кое-что такое о Ниле… что мне не понравилось.

– Хотелось бы точнее.

– Он назвал Нила нахлебником и бездарным лентяем. Но на самом деле Джек, конечно же, так не считал. Он ведь даже не знал Нила. Эти слова вырвались у него в сердцах.

– Когда это случилось?

– Месяца два назад. В самом конце лета.

– Вы рассказали Нилу об этом происшествии?

– Частично… Сказала, что Джек хотел поговорить, но мы поругались в лифте и поэтому я его не впустила в квартиру. Но мне не следовало ничего говорить. Нил и до этого ревновал. Он тут же объявил, что если хоть раз увидит, как Джек «шпионит» – он именно так и выразился, – то крепко отделает его. Но Джек больше не появлялся.

Тут в разговор встрял Филдинг. И чего это они с Коркораном так долго помалкивали?

– Ты позволишь, Дез? – любезно спросил он. – Не могу выразить, как мы с Уолтом признательны за то, что ты делаешь нашу работу, но было бы нечестно оставаться и дальше в стороне.

Признаюсь, я едва не приняла его слова за чистую монету, но улыбочка, нарисовавшаяся на лице Тима, была на редкость ядовитой.

– Миссис Уоррен, кто знал, что вас нет в городе?

– Думаю, многие.

– Джек знал?

– Если и знал, то не от меня.

– Но он часто звонил вам на работу?

– Да.

– И ему могли сказать, что вы уехали?

– Наверное.

– А как насчет жены Нила и его дочери? Как по-вашему, они знали о вашем отъезде?

– Возможно, Нил говорил об этом Альме, а она могла сказать матери.

– А Билл Мерфи? Впрочем, это неважно… В телефонном разговоре накануне убийства Константин мог об этом упомянуть. Еще один вопрос, миссис Уоррен, и это очень серьезный вопрос. Вы или мистер Константин были знакомы с миссис Гаррити, что жила наверху?

Девушка покачала головой.

– Вы знаете, кто такая миссис Гаррити?

– Да. Нил рассказал мне по телефону… Это женщина, которую… которую убили.

По всей видимости, мы находились в полушаге от нового потока слез. Тим Филдинг тоже это понял и поспешил закруглиться. Селена продиктовала ему имена с адресами, и мы ретировались.

Короткое расстояние до лифта мы преодолели в угрюмом молчании. Я первой нарушила его:

– Этот список адресов может оказаться мне полезен, Тим.

Филдинг пробормотал что-то похожее на «только через мой труп». Но я благоразумно решила, что ослышалась.

– Мне совсем не хочется снова беспокоить бедную девушку…

– Да отдай ты ей, Тим, – с отвращением проскрипел Коркоран.

Филдинг протянул мне список. Со скоростью переписчика древних манускриптов я накорябала адреса в своей записной книжке. А тут очень кстати подошел лифт. Тим даже не взглянул на меня, когда я ему вернула листок.

Прежде я не раз задавалась вопросом, что или кто способен довести Тима Филдинга до белого каления. Увы, теперь я это знала.

В лифте я позволила себе поделиться одним наблюдением:

– Селена действительно выглядит убитой горем, и я уверена, что она была в Чикаго. Но все равно кто-то должен проверить ее алиби, как вы считаете?

– Уже проверили, – проворчал Филдинг, – алиби у девушки в полном порядке.

Разозлить его еще сильнее я не успела, так как мы приехали.

Насколько я понимала, теперь доблестные стражи порядка отправятся на встречу с бывшей женой Нила Константина… Или с его бывшим партнером. Или… Мне так и не удалось узнать, куда же поспешили мои коллеги. Представляете себе, эти грубияны меня с собой не позвали!

Глава двенадцатая

С недавних пор у меня развился маниакально-депрессивный психоз. И сейчас я находилась в его первой фазе, маниакальной. В маниакально-радостной фазе. Мне хотелось петь. Мне хотелось танцевать. Мне хотелось летать. В результате я не стала ловить такси, а двинулась пешком. Требовалось привести в порядок мысли, пока у меня ничего не выветрилось из памяти.

Несколько кварталов я чуть ли не вприпрыжку неслась по направлению к центру города, затем свернула на запад и пересекла Лексингтон-авеню. Стоял прекрасный солнечный день. Воздух был свежим и бодрящим. Я размышляла над тем, что узнала от Селены. Смерть Нила Константина предоставила в мое распоряжение целую группу настоящих подозреваемых. Какая разница, что говорит Тим или противный Коркоран! Рано или поздно второе убийство поможет доказать невиновность юного Джерри.

Судя по всему, чудесное утро подействовало не только на меня, но и на прочих горожан. Казалось, почти все население вывалило на улицу.

А ведь было всего начало одиннадцатого, в такой час имеешь полное право рассчитывать, что улицы будут если не пусты, то хотя бы не слишком многолюдны. Но я и двух шагов не могла сделать, чтобы меня не толкнули или не наступили на ногу. После третьего тычка под ребра я проворно юркнула в подвернувшуюся французскую кондитерскую. В поисках убежища, разумеется, а не гастрономических наслаждений.

15
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru