Книга Свистопляска с Харриет. Переводчик Алюков Игорь. Содержание - Глава двадцать шестая

Прежде чем я успела разомкнуть онемевшие губы, дверь вновь отворилась и вплыла миссис Мэллой. Цокая каблуками-кинжалами, она устремилась ко мне. Я опомнилась и перевела взгляд на псевдоцыганку, но та уже исчезла. В дверях, ведущих в зал, мелькнуло коричневое верблюжье пальто.

– Кэтлин Эмблфорт боялась, что вы не придёте.

– Это не причина выглядеть так, словно вы сейчас развалитесь на мелкие кусочки, миссис Х. Вы меня знаете, я профессионал всегда и во всём. Только покажите мне, где сцена, и Бастинда Стилуотерс явит вам свой ужасный лик прирождённой злодейки! – И Рокси изогнулась под совершенно немыслимым углом. – Пожелайте мне удачи!

Она собралась было выйти в ту же дверь, в какую вошла, но, по счастью, в вестибюль выскочила Кэтлин и препроводила свою артистку в сторону сцены. Каким-то чудом я сумела добраться до кресел и сесть, прежде чем мне отказали ноги. Оцепенев от ужаса, я лихорадочно соображала, что же приготовила «цыганка» к этому представлению? И как она может быть Харриет? Ведь Харриет погибла в аварии!

Занавес слегка раздвинулся, и на авансцену вышла Кэтлин, дабы объявить, что на репетиции антракта не предполагается. Занавес медленно поднялся, и зрителям предстала миссис Мэллой, которая сидела за письменным столом в моей пропавшей ночной рубашке.

– И как прикажете написать письмо отравленным пером? – Рокси-Бастинда вскинула голову и с возмущением оглядела аудиторию. Речь её была невнятной, и даже я в своём потрясённом состоянии поняла, что миссис Мэллой не просто выпила, она напилась. – Взгляните, что мне дали! Ручку, – она гневно взмахнула ею, – в которой нет ни капли мышьяка или цианида! По-моему, этого достаточно, чтобы прийти в ярость. Как я говорю миссис Х. семь дней в неделю, если хотите, чтобы работа спорилась, надо иметь нормальные инструменты. Что это ещё за шум, а? Кто там дрыгается?

Дрыгался Фредди, точнее, стучал в бутафорскую дверь. В следующий миг дверь отвалилась, и мой драгоценный кузен невозмутимо перешагнул через неё.

– Приветствую, миссис Стилуотерс! – Его голос долетал до самых дальних могил на церковном кладбище. Фредди продолжал чеканить слоги так, словно каждый из них мог оказаться последним в его жизни: – Или мне дарована редкая привилегия обращаться к вам по имени?

– Можешь называть меня как в голову взбредёт, только не мамашей.

– Меня зовут Реджинальд Рейкхелл…

– Да будет тебе! – фыркнула миссис Мэллой. – Ты Фредди Флеттс. И если бы я была твоей мамашей, то не посмотрела бы на твой рост и дала тебе хорошую затрещину, чтобы не врал людям, которые пришли тебя послушать. – Она вновь уставилась на зрителей: – Эй вы, не хотите подбодрить его смешками, а? Тухлые яйца-то захватили?

На мгновение я даже позабыла о собственных бедах. Неужели спектакль ждёт грандиозный провал?!

Но уже через секунду я вернулась к своим баранам, то бишь вопросам. Если Харриет не скончалась в результате аварии, как предполагают, по их уверениям, Хопперы, то что за женщина погибла? Можно ли по-прежнему считать, что собрат незнакомки по несчастью – это герр Фелькель? Где же Бен? А, вон он… Интересно, сколько ему понадобится времени, чтобы добраться до меня, когда опустят занавес? И что стряслось с Кэтлин Эмблфорт? Неужели её настолько впечатлило то, как миссис Мэллой переработала свою роль, что бедная авторша не в силах остановить репетицию?

Начался второй акт, и моё внимание привлекли книги, выстроенные на бутафорской каминной полке. Где-то я их уже видела, например, вон ту, в сине-белой суперобложке. Ну да, видела… Это же кулинарная книга моего мужа, которую Бен написал вскоре после нашей свадьбы. Я тупо размышляла, как же книга перенеслась из кабинета Бена на сцену церковного зала. Догадка была сродни гениальному озарению. Миссис Поттер! Старая перечница конфисковала кулинарный шедевр моего супруга вместе с остальными книгами и бог его знает с чем ещё! Наверное, миссис Поттер нагрянула в Мерлин-корт за реквизитом, меня не застала, а Рокси Мэллой позволила ей шастать по всему дому и хватать что под руку подвернётся. Ладно, теперь уже ничего не попишешь. Вряд ли здесь есть какая-то связь с предсказаниями цыганки. Выполнит ли эта женщина свою ужасную угрозу?..

Тем временем на сцене дело дошло до третьего акта. Я пребывала в полном оцепенении. По крайней мере, именно так полагала, пока не увидела, что красуется на каминной полке рядом с книгами. По пьесе там должна была стоять индийская ваза, в которой находилось доказательство вины Бастинды Стилуотерс. Ваза досталась Реджинальду Рейкхеллу в наследство от майора Викториуса. Я приподнялась и тут вспомнила, что должно произойти дальше. Миссис Мэллой рассказывала, что Бастинда выудит откуда-то пистолет и расстреляет вазу! А та разлетится на мелкие кусочки. Но ведь из бутафорского пистолета нельзя никого и ничего расстрелять… А-а, понятно, должно быть, кто-то просто спихнёт вазу с полки…

И в эту минуту миссис Мэллой, она же Бастинда Стилуотерс, направила на урну – и я едва не закричала от ужаса! – маленький, почти игрушечный пистолет мистера Прайса. Значит, миссис Поттер реквизировала не только книги! За книгами она обнаружила урну и решила, что мы спрятали посудину по причине её крайнего уродства, а потому не расстроимся, если этот безобразный горшок принесут в жертву святому искусству. Что касается оружия… Да разве не выспрашивала Кэтлин, не завалялась ли у нас зажигалка в форме пистолета?..

Я открыла рот, но не смогла издать ни звука. Но этого и не требовалось. Своды церковного зала огласил сдвоенный яростный вопль. Я вышла из ступора и огляделась.

Бесновались давешняя дама в верблюжьем пальто и мистер Прайс!

Миссис Мэллой так испугалась их яростных криков, что непроизвольно взмахнула рукой с оружием, грохнул выстрел, и пистолет приземлился прямиком в руки моего отца.

Быстренько поблагодарив Господа за то, что даровал моему папе таки длинные руки, я начала пробираться по ряду, наступая на чьи-то ноги. А папа был великолепен! Каждое его движение излучало уверенность. Он повернулся к негодяям. И на этот раз не стал изливать чувства. И даже не начал выкрикивать имя Харриет, хотя для этого имелись все основания, ведь Харриет собственной персоной огромными скачками неслась к сцене.

Тут и Хопперы разом вскочили со своих мест.

– Это жена герра Фелькеля! – крикнул Сирил, показывая на цыганку.

– Это так! – Эдит кивнула деревянной головой.

– Совершенно верно! – поддержала Дорис. – Я помню, как Харриет однажды приводила к нам фрау Фелькель и эта дама нам совсем не понравилась.

– Она над нами смеялась! – согласился Сирил. – А сейчас она не смеётся, правда?

Глава двадцать шестая

– Тебе придётся рассказывать мне всё очень и очень внятно, Элли. Ночью я едва прилёг и теперь засыпаю на ходу.

Было ясное утро. Фредди сидел у нас в кухне за столом, уплетая уже третий кусок восхитительного яблочно-ежевичного пирога, испечённого фрау Грундман. Он заслужил того, чтобы как следует ублажить свою ненасытную утробу. Ещё бы, кузен большую часть последних суток провёл выслушивая слёзные уверения своей вороватой родительницы, что, мол, до смерти испугавшись во время репетиции, она навсегда излечилась от клептомании.

– Кем была та цыганка?

– Анной Фелькель, – ответила я.

– Жена герра Фелькеля?

– Вдова. Герр Фелькель вместе со своей матерью погиб неподалёку от Старого Аббатства. Его тело нашли не сразу, каким-то непостижимым образом он умудрился вылезти из разбитой машины и забраться в грот, в нескольких ярдах в стороне от места аварии. Было темно, и, как мне кажется, спасатели решили, что вряд ли кто мог выжить после такого удара.

– Погоди, погоди! – Фредди дёрнул себя за бородёнку – верный признак замешательства. – Ты говоришь, что в машине вместе с герром Фелькелем находилась его родственница?!

– Совершенно верно. Экономкой, старухой в чёрном, о которой рассказывал пап, была мать герра Фелькеля. Эта она провела его в комнату с портретом мёртвого кота.

58
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru