Пользовательский поиск

Книга Свистопляска с Харриет. Переводчик Алюков Игорь. Содержание - Глава двадцать первая

Кол-во голосов: 0

– А я ничего никогда не нахожу! – Разочарование миссис Мэллой было очевидным. – И со мной вообще не случается ничего интересного. Если, правда не считать того случая с молочником, когда я не смогла заплатить ему, так как здорово проигралась в лото, и была вынуждена притвориться, будто меня нет дома.

– Есть какие-нибудь мысли, кто это был? – Фредди хищно повёл носом в сторону кастрюльки с супом.

– При чём тут мысли! – возмутилась Рокси. – Он мне уже лет двадцать молоко носит.

– Кажется, Фредди имеет в виду человека в кустах, – вмешалась я. – И если я что-нибудь понимаю в этой жизни, то это был мистер Прайс.

– Кто?!

К счастью, прежде чем я пустилась в путаные объяснения, папа зарокотал, обращаясь к фрау Грундман:

– С вашей стороны было чрезвычайно неразумно отправляться в столь дальний путь, дражайшая фрау Грундман! Вы ведь не закалённая всеми ветрами путешественница! Вы привыкли вести тихую, спокойную жизнь в Шенбрунне, не отваживаясь наведываться дальше Летцинна. Да и эти ваши поездки вряд ли можно назвать опасными, ибо вы проводите время с вашей сестрой в доме священника. При мысли о том, что вы храбро шагнули навстречу ужасам лондонской подземки, рискуя быть затоптанной безумной толпой или сдавленной дверями поезда, следующего из Эпсома, сердце моё трепещет! Трепещет и разрывается на части!!! И всё же я счастлив лицезреть вас, дражайшая фрау Грундман, целой и невредимой.

– Я кое-что вспомнила! – вмешалась я. – С того момента, как вы упомянули, что ваша сестра Хильда служит экономкой у священника, мне что-то не давало покоя. Какая-то туманная мысль… Я никак не могла ухватить её. За сегодняшний день столько всего произошло, немудрено, что голова кругом пошла. И вот вспомнила наконец-то! Такая незначительная мелочь… Пока папа спал, я отправилась к домику викария, чтобы поговорить с преподобным Эмблфортом, но не застала его. Племянница священника предложила мне подождать в его кабинете. Викарий так и не вернулся, я уже собралась уходить и случайно заметила на полу карандаш. Должно быть, упал со стола. Ну вот, я подняла карандаш, положила его на стол, и тут мне в глаза попался конверт… И там стоял адрес. Знаете какой?! Преподобному Бергдоффу, церковь Христа, Летцинн!

– Не напоминай мне об этом негодяе в обличье священника! – взревел папа.

– Но вы никогда не встречаться с преподобным Бергдоффом, герр Хаскелл, – испуганно пролепетала Урсула.

– Я говорю о местном мошеннике, проклятом Эмблфорте! – Если папа и понизил голос, то этого никто не заметил. – Сначала разглагольствует об этом своём святом Этельворте, а в следующее мгновение крадёт машину моей прекрасной дочери Жизель! Можете себе представить, фрау Грундман, какую бесценную сущность, какое несравненное сокровище увёз с собой этот маньяк, этот злыдень рода человеческого?!

Урсула покосилась на меня и кивнула.

– О, фрау Грундман, вы не поверите! Он украл мою несравненную, мою прекрасную Харриет! Она была в точно такой же холщовой сумке, как и та, в которой вы привезли квашеную капусту!

Урсула сдержанно произнесла:

– Это я давать герру Саймонсу сумку.

– Замечательная сумка! Такая крепкая, такая прочная! Я положил в неё урну с прахом моей бедной возлюбленной и только потом засунул в чемодан. Нет нужды говорить, фрау Грундман, что я понятия не имел, что вы используете такие сумки для низменной квашеной капусты! – Папа поморщился. – Но я слишком хорошо знаю вас, чтобы решить, будто вы хотели унизить мою Харриет. Вернёмся, однако, к этому исчадию ада, к зловредному викарию! Когда я удалился сегодня вечером к себе в комнату, – папа обратил в мою сторону мрачный взгляд, – меня охватила такая ярость, что я был не в силах долее сдерживать себя. А потому выбрался из дома, сел в машину и помчался искать негодяя. Однако, увы, у ворот повернул налево, а не направо. Долго я плутал по здешним весям, пока не набрёл на одинокий дом. Отчаянно барабанил в закрытую дверь, но тщетно. В мечтах мне грезилось, как мой кулак врезается в наглую физиономию этого воришки, этого прахокрада! Но, в конце концов поняв, что викарий сбежал навеки, с болью в сердце вернулся я сюда, в этот дом.

– Мы беспокоились о вас, старина дядя Морли. – Фредди расцвёл в радушной улыбке.

– Очень, очень беспокоились, – жизнерадостно подтвердила тётя Лулу, пританцовывая на месте.

– Ужасно беспокоились. – Мне подумалось, что мы напоминаем троицу Хопперов. – Видишь ли, папа, пока тебя не было, до нас дошло известие, что на дороге рядом со Старым Аббатством случилась авария и кто-то погиб. И, судя по всему, это произошло как раз там, где мы с тобой утром чуть не слетели с обрыва!

– И ты подумала, что это я?

Я смогла лишь кивнуть.

– Но я здесь, целый и невредимый, бедная моя дочь Жизель.

Отец наконец посмотрел на меня. По его тону можно было решить, будто я, пятилетняя, лежу в своей кроватке, очнувшись от жуткого кошмара, а он караулит своё дитя, отпугивая злобных драконов, которые норовят куснуть меня за пятку.

Тут на кухню вошёл Бен, и Фредди на пару с миссис Мэллой затеяли суету, оделяя всех мисками с супом.

– А ты ещё не знаешь, чей это был автомобиль? – вопросил папа.

– Нет, – покачала я головой.

И тут же возникло ещё одно воспоминание, на этот раз без проволочек. Перед глазами отчётливо стояла картинка…

Мы с папой и старым садовником Нэдом прячемся за дверью кабинета мистера Джарроу. Секретарь разговаривает по телефону. Вот он упомянул о некоей договоренности между его собеседником и сэром Каспером о встрече. С кем он беседовал? С кем собирался встречаться немощный сэр Каспер?

Вопросы множились как тараканы. В голове гудело. Мы все были слишком утомлены. Нам требовалось поскорее поесть и лечь спать. Судя по всему, остальные придерживались того же мнения.

Мы скучковались вокруг стола и принялись греметь ложками, развлекая друг друга разговорами о погоде и природе и старательно избегая тревожных тем.

Фредди с миссис Мэллой мужественно воздержались от упоминания о пьесе, так как тогда бы всплыло имя миссис Эмблфорт, а значит, и её вороватого мужа-викария. Тётушка Лулу принесла жертву и не попыталась положить себе в карман головку сахара. Папа улыбнулся Урсуле, и мне показалось, что её присутствие действительно благотворно сказывается на нём. Суп был превосходным, как и салат, сыр и хрустящий хлеб. Поразительно, как хорошая пища способна улучшить расположение духа.

Но сюрпризы ещё не закончились. В ванной я заметила пропажу серебряной пудреницы, которую Бен подарил мне на день рождения. Тяжело вздохнув, я вошла в спальню.

– Элли, – сказал Бен, озабоченно морща лоб, – мне очень понравилась Урсула, и тебе вроде бы тоже. Но не следует ли нам пораскинуть мозгами и спросить себя, а не стоит ли за появлением этой милой женщины в Мерлин-корте нечто большее, чем кажется на первый взгляд?..

Глава двадцать первая

Проснулась я поздно: всю ночь промаялась кошмарами и забылась лишь под утро. В жутких снах за мной гналась фрау Грундман, то и дело превращаясь в Харриет. Потрясая банкой с квашеной капустой, Урсула-Харриет со зловещей улыбкой теснила меня к обрыву. Мистер Прайс бежал следом и криками подбадривал фрау Грундман.

Виноват, естественно, был Бен. Своим вопросом он поселил в моей душе смятение и породил в сознании целый ворох дурных мыслей об этой милой женщине. Я пробудилась с твёрдым намерением как следует отыграться на ненаглядном, но его уже и след простыл. А к тому времени, когда я вышла из ванной, моё раздражение смыло в канализацию вместе с мыльной пеной. С мужьями вечно так. Если ты не отловишь своего супружника, когда в тебе всё клокочет, то можешь ставить крест на скандале – начинаешь вспоминать, какую чудесную яичницу он готовит, какие оладьи печёт…

Бен обнаружился в холле и выглядел ещё более соблазнительным, чем обычно: смоляные брови сдвинуты, а глаза отливали изумрудной зеленью – хотя это верный признак, что мой муж чем-то недоволен.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru