Книга Свистопляска с Харриет. Переводчик Алюков Игорь. Содержание - Глава восемнадцатая

Глава восемнадцатая

– Когда ты пришла к мысли, что Харриет жива? – спросил Фредди, как только дверь гостиной закрылась за папиной спиной.

– Увы, я шла к ней дольше, чем следовало. – Я едва не плакала. – Всё, абсолютно всё я сделала неправильно! Теперь папа наверняка думает, что он один в целом свете и все его предали, а родная дочь – коварная и подлая интриганка. Он ведь прекрасно знает, что я невзлюбила Харриет в тот самый миг, когда впервые услышала это имя. К тому же я вовсе не уверена, что мной руководят благородные мотивы. Может, я из тех злобных и мстительных созданий, которые спят и видят, как бы наказать своих родителей.

Фредди обнял меня и пощекотал лицо куцей бородёнкой.

– Поднимусь-ка я к твоему папаше, кузиночка. От тебя сейчас проку мало. Наверняка примешься молить о прощении, возьмёшь все свои слова обратно, и всё покатится по-старому.

– На этот раз мой мальчик прав, Элли. – Из-за спины вынырнула тётушка Лулу. – Они с Морли потолкуют по-мужски, а ты лучше излей душу нам с Беном. Если только, – в голосе её звучали нотки жертвенности, – если только не хочешь, чтобы я приготовила перекусить.

– Спасибо, тётя Лулу. Вы настоящая спасительница. – Бен подоткнул её к кухонной двери. – В холодильнике найдёте курицу с канадским рисом. Надо только развернуть алюминиевую фольгу и поставить на полчаса в духовку. А если надумаете приготовить что-нибудь из овощей, то в кладовке есть салат и помидоры.

– Ты уверен, что не хочешь, чтобы я ещё и хлеб испекла?

Тётушка Лулу оскорблено повела плечами и поплелась в кухню. В любое другое время я бы непременно пожалела её, равно как и кухонную дверь, которой она хлопнула в сердцах.

– Знаешь, дорогая, а мы ведь ещё не потеряли шанс смотаться во Францию.

Бен уткнулся мне в волосы, я чувствовала, что он улыбается.

– До чего ж утомительно быть взрослой. – Я неохотно отстранилась. – Как хорошо, наверное, быть тётушкой Лулу. Ребёнком в женском обличье.

– Ага, а ты, Элли, несёшь ответственность за все неприятности, что случаются в этом грешном мире, будь то война в Афганистане или ураган над Ла-Маншем.

– Неправда. Но в случае с папой я и в самом деле напортачила.

– Он всё равно испытает боль, когда нос к носу столкнётся с правдой.

– Ты хочешь сказать, что больше не сомневаешься?! И по-твоему, мой бедный папа угодил в ловко расставленные сети?

Бен сунул руки в карманы джинсов и качнулся на пятках.

– Называй это дедукцией или же просто старой доброй мужской интуицией, но я уверен, что несравненная Харриет одурачила доверчивого Морли. Пока я, разумеется, до конца ещё не понял, какую ему уготовили роль, но совершенно ясно, что скромный мистер Прайс предложил подвезти тётушку Лулу только потому, что услышал: она направляется в Мерлин-корт. И именно наш дом был его целью. Мистер Прайс хотел удостовериться, по-прежнему ли урна находится у твоего отца.

– Постой-ка, постой-ка, – перебила я, внезапно ощутив прилив уверенности. – Не означает ли визит мистера Прайса, что кто-то сомневается, сдержит ли папа данное Харриет обещание и передаст ли её прах Хопперам?

– Похоже на то, дорогая моя мисс Марпл.

– Даже если так, то зачем столь настойчиво наводить нас на нехорошие подозрения? Не разумнее ли сначала связаться с Хопперами и выяснить у них положение вещей?

– Разумеется. – Бен устроился рядом со мной на диване. – Но сдаётся мне, что мистер Прайс отнёсся к заданию спустя рукава. Появился в Читтертон-Феллс на день позже, чем нужно. Ведь твой отец приехал вчера. Может, Прайсу пришлось вернуться в штаб-квартиру злодеев, потому что он забыл пистолет? Ещё одна его глупость состояла в том, что он, вероятно, решил, будто твой отец не признает в нём человека с эскалатора. Достаточно, мол, переодеться и нацепить тёмные очки. Знаешь, однажды, когда я ещё трудился в лондонском ресторане, у меня состоялся разговор с одним инспектором из Скотленд-Ярда. Он тогда сказал: «Может, мы в Ярде и не все Шерлоки Холмсы, но большинство поединков с преступниками мы определённо выигрываем».

– Возможно, всё дело в психологическом факторе.

Я вздрогнула от боя часов, огласившего гостиную. Мне послышалось или в самом деле с улицы донёсся шум двигателя?

– Что ты имеешь в виду, Элли?

– Ну… – я тряхнула головой, отгоняя слуховые наваждения, – если ты угадал настоящую профессию мистера Прайса, то, возможно, он считает себя невидимкой. Разве не является признаком хорошего дворецкого умение оставаться незаметным? Быть всего лишь голосом, сообщающим хозяину о гостях, и руками, несущими поднос с чаем… А если тот, второй человек с эскалатора, был начальником, то мистер Прайс с полным правом мог считать, что он на работе, а следовательно, его никто не видит и не слышит.

– Угу, а теперь предположим, что этот «начальник» после падения на эскалаторе получил такие повреждения, что вынужден валяться в постели. И боится сказать, что сорвал операцию и не смог отобрать у твоего отца чемодан. То есть попросту всё пустил коту под хвост. Что ему остаётся делать? Лишь одно. Велеть своему дворецкому завязать с полировкой серебра и на всех парах нестись в Мерлин-корт.

– Именно! В этом случае объясняется опоздание мистера Прайса. Вполне возможно, его босс даже провёл какое-то время без сознания. Уж что-что, а толкаться папа умеет! Сама сегодня в этом убедилась. – Я уютно устроилась на самой лучшей из подушек – на плече своего мужа. – Но даже если мы правы относительно таинственного мистера Прайса, всё равно остаётся одна логическая неувязка. Зачем вырывать у папы чемодан, когда Харриет всё устроила так, что он сам передаст урну Хопперам?

– А вдруг это совсем другие злодеи? – Бен послал мне печальную улыбку. – Может, мы имеем дело с соперничающими бандами, которые стремятся завладеть одни и тем же золотым горшком?

– Глиняным горшком, – поправила я.

– Или его содержимым.

– Как бы то ни было, Харриет боялась перевозить его сама из опасения, что полиция опознает её. Зато папа мог без происшествий доставить загадочный груз из Германии в Англию. Даже его желание всем и каждому рассказывать о несравненной Харриет было лишь на руку мошенникам. Кому придёт в голову обыскивать пожилого человека, без умолку разглагольствующего о том, как прекрасна и восхитительна была его стареющая возлюбленная? Да любой таможенник поспешит вытолкать такого пассажира поскорей.

– Нет, Элли, если мы и дальше будем пытаться притянуть одно к другому, то у нас ничего не получится. – Бен вскочил и прошёлся по комнате. – По-моему, лучше сосредоточиться на том, как убедить твоего отца, что Харриет на самом деле жива.

– Значит, ты мне веришь?! – Я бы непременно пустилась в пляс, если бы меня не удержал диван, возомнивший вдруг, что имеет на меня какие-то права.

– Разве это не очевидно?

– Мне нравится, когда ты позволяешь себе намёки на мою сообразительность!

– А я признателен тебе, когда ты не спрашиваешь, почему я такой тупой, раз сразу не догадался, что к чему. Полагаю, ты не предлагаешь в приступе взаимного восхищения переместиться в спальню? – Бен по-мефистофельски изогнул бровь. – Это было бы несправедливо по отношению к бедной тётушке Лулу. После того как она взяла на себя тяжкий труд достать кастрюлю из холодильника и поставить её на духовку.

– Ну уж дудки! На это можешь не рассчитывать, – рассмеялась я. – Тётя Лулу наверняка сунула кастрюлю в стиральную машину.

– Значит, вместо запечённой курицы с рисом полакомимся куриным супом с мылом. Но вернёмся к Харриет, – Бен вновь принялся расхаживать по комнате. – Твой отец ведь лишь со слов герра Фелькеля знает, что Харриет погибла в автомобильной катастрофе. Поскольку старину Морли поставили в известность не сразу, ему не довелось запечатлеть на её челе прощальный поцелуй, так? Харриет, как мы с тобой знаем, кремировали без лишней волокиты. Кроме того, бесконечными разговорами о своей таинственной болезни она как следует настроила твоего отца, и он готов бы поверить в её трагическую скоропостижную кончину. Но если бы смерть наступила в результате болезни, Морли вполне мог бы прорваться к врачу и потребовать у него объяснений. А так все концы в воду, точнее, в пропасть.

40
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru