Пользовательский поиск

Книга Свистопляска с Харриет. Переводчик Алюков Игорь. Содержание - Глава семнадцатая

Кол-во голосов: 0

Глава семнадцатая

В холле нас с Фредди встретил Бен.

– Что случилось? – Кузен нетерпеливо приплясывал на каменном полу. – Мамаша скрылась со старинными напольными часами?

– Не говори глупостей! – отрезала я. – Ты же видишь, часы на месте.

– И даже леди Гризуолд не заявила в полицию, что ты спёрла её «хонду»?

Бен взял меня за руку:

– Твой отец довёл себя до полного изнеможения, вот и всё. Четверть часа назад Морли спустился из своей комнаты. Я спросил, как он себя чувствует, и Морли тотчас принялся за старое. Начал стенать, сетовать на судьбу и обзывать себя ничтожным червем, которого надо поскорее бросить на съедение птицам. А потом замолчал и уткнулся лицом в колени. Так до сих пор и сидит.

– Там? – Я мотнула головой в сторону гостиной.

– Да. С ним тётя Лулу.

– Класс! – Фредди остервенело дёрнул себя за бородёнку. – Да мамуля в два счёта обчистит карманы старины Морли, похлопывая при этом по руке и приговаривая: «Поплачьте, голубчик, поплачьте, и вы почувствуете, словно у вас гора упала с плеч».

Я решительно распахнула дверь гостиной. Отец примостился на маленьком детском стульчике, явно не соответствовавшем его размерам, а франтоватый галстук-бабочка трогательно дисгармонировал с его красными глазами и слезами, градом катившимися по щекам.

– А, вот и ты, Жизель! – Он взмахнул носовым платком, словно подавая сигнал к отходу поезда, местечко под колёсами которого облюбовала Анна Каренина. – Хорошо, что ты вышла подышать свежим воздухом. Хотя, возможно, мои страдания были бы не столь ужасны, если бы ты сидела рядом и утешала меня добрым словом.

– Морли такой молодец! – Тётушка Лулу перестала носиться вокруг папы и посмотрела на нас незамутнённым младенческим взором. – Изо всех сил стараюсь его подбодрить. Но, боюсь, слегка переборщила. Сначала он внимательно слушал мой рассказ о чудесных деньках в Оклендсе, но стоило мне упомянуть, что когда-то там работала Харриет, как он разрыдался в три ручья.

Папа застонал, и стульчик под ним жалобно пискнул.

– Я так мало знал о моей чудесной, несравненной Харриет!

– Да, тут ты попал в самую точку, – не сдержалась я.

– Харриет скрывала свой свет под спудом!

– Замечательное библейское свойство! – Фредди не обращал внимания на моё перекосившееся лицо. – Давайте, дядя Морли, расскажите нам, с чего вы опять скисли? Ну, старина, мы слушаем.

Бен вложил в руку отца стакан с бренди:

– А мы-то думали, что вам сегодня лучше.

– Я её подвёл! О…

– Чушь, папа! Полная чушь! – Я опустилась на колени рядом с отцом и похлопала его по колену. – Не твоя вина, что мистер Эмблфорт настолько рассеян. Да он не узнает свою машину, даже если она его переедет.

– Мне следовало броситься за ним в погоню, следовало выследить его как бешеную собаку! Презренный церковный пёс! Похититель праха! Я должен был загнать его в угол и разделаться с ним голыми руками! Сразиться с ним как мужчина с мужчиной, втоптать его в землю!

– Замечательная метафора, – согласилась я, – но как бы ты бросился в погоню? На его полудохлом велосипеде? Да-да, я помню, что леди Гризуолд одолжила нам свою «хонду», однако к тому времени мистер Эмблфорт мог умчаться в соседнее графство или даже перенестись в одиннадцатое столетие к святому Этельворту. И в полицию мы тоже не могли заявить, папа. Ведь тогда викария наверняка бы арестовали.

– Пожалуйста, Элли! – Тётушка Лулу испуганно заткнула уши. – Ты же знаешь, дорогуша, что у меня жуткая аллергия на это противное слово!

– Элли права, дядя Морли! Зачем отдавать викария на растерзание полиции? Он чокнутый, а не разбойник с большой дороги. И даже не воришка. – Фредди покосился на родительницу.

– Боюсь, я не смог выразиться достаточно ясно. – Папа заткнул платок за ворот рубашки словно слюнявчик и отпил бренди. – Неприкрытая правда состоит в том, что я разрываюсь между тревогой за судьбу урны, которой незаконно завладел преподобный Эмблфорт, и облегчением от того, что таким образом он помешал мне передать её в руки Хоппитсов.

– А теперь, похоже, викарий пустился в бега. – У тётушки Лулу озорно дрогнули губы.

Фредди хмуро посмотрел на неё:

– Перестань молоть чепуху, мамуля.

– Мальчик мой, нельзя же быть таким наивным и думать хорошо обо всех подряд без разбору.

– Ушам своим не верю! – Мой кузен с силой дёрнул за череп в ухе. – А кто тут строил глазки этому прощелыге Прайсу, а? Человеку, который, вероятно, не кто иной, как заурядный автомобильный вор? Мамуля, неужели ты и впрямь полагаешь, будто кто-то купился бы на эту историю с ключом?

– Дорогой, разумеется, я сразу поняла, что мистер Прайс отнюдь не эталон честности. – Тётушка попыталась скрыть довольную улыбку. – Потому-то я и нашла его столь очаровательным! Тем более что он так мило показал свою полную несостоятельность в искусстве воровства и прохиндейства. Да этот наивный человек даже в имени собственной жены путался. Полагаю, либо он новичок в преступном мире, либо его вынудили ступить на криминальную дорожку. – Она мечтательно вздохнула. – Ах, как это романтично! Да и вообще, это ж пустяковое дело… – Тётя Лулу скосила глаза на Фредди и замолчала.

– Папа, Бен говорит, ты узнал в мистере Прайсе – если, конечно, это его настоящее имя – одного из тех типов на эскалаторе. – Я отобрала у отца стакан с бренди.

– Я так сказал? – он покачал головой и скорбно уставился в пространство.

– А ещё ты спросил мистера Джарроу, секретаря сэра Каспера, не бывал ли он в последнее время в Германии.

– Правда?

– А что, если это тот самый человек, которого ты видел в кафе? Помнишь, ты ещё обратил на него внимание? – не унималась я. – Как-то раз за вами с Харриет наблюдал человек с ненормально большими усами. Он делал вид, будто увлечённо читает газету, а сам украдкой следил за вами.

– Ну, раз ты так говоришь, Жизель…

Я встретилась взглядом с Беном и поняла, о чём он думает. Как ни печально, но верить папе на слово нельзя, воспоминания путаются в его голове.

– Что ты имела в виду, говоря про пустяковое дело? – Фредди, по-наполеоновски сложил на груди руки, жёг родительницу взглядом.

– А-а… не помню.

Тётя Лулу засуетилась, поправила ворот папиного пиджака, подобрала упавшую книжку.

– Помнишь, мамуля, ещё как помнишь.

– Фредди, дорогуша, ты ведь наверняка рассердишься. Но если ты настаиваешь, милый, я тебе покажу. – Тётя Лулу обвела нас заговорщицким взглядом и вороватым жестом выудила из-под диванной подушки сумочку. – Это действительно было парой пустяков. – Она щёлкнула застёжкой. – В Оклендсе я научилась стольким замечательным приёмам, тем самым, что отличаю профессионала от любителя. Но должна признаться… – она послала нам с Беном простодушный взгляд, – что я ощутила удивительно приятную дрожь, когда незаметно забралась в карман мистера Прайса. Он заводил машину отвёрткой и ничего не заметил! Удивительно…

– И впрямь удивительно, – проворчала я.

– Элли, дорогая. – Тётушка наконец раскрыла сумку. – Я вовсе не боялась, что мистер Прайс заметит и поведёт себя невежливо. Я многому научилась на наших ночных занятиях в Оклендсе. Меня поразило содержимое его кармана.

– Мамуля! – Фредди попятился и врезался в меня.

Я выронила стакан, и часть бренди растеклась по ковру неприятной коричневой лужицей.

– Прости, дорогой! Я не сразу поняла, что направила его на тебя. – Тётя Лулу опустила глаза на пистолет, который держала в руке. – Милая вещица, не правда ли? Такая блестящая, аккуратная… В самый раз для кармана или сумочки. Но, возможно, в чемодане у мистера Прайса имелся ещё один, побольше.

– Так. Похоже, веселье у нас нарастает. – Бен ошеломлённо обвёл всех взглядом. – Только огнестрельного оружия нам не хватало.

– Полагаю, следует немедленно отнести его в полицейский участок, – подхватила я, зачарованно глядя, как тётушка Лулу любовно поглаживает никелированный корпус пистолета.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru