Пользовательский поиск

Книга Свистопляска с Харриет. Переводчик Алюков Игорь. Содержание - Глава тринадцатая

Кол-во голосов: 0

– Привет, – отозвались мы хором.

Девушка весело улыбнулась, явно одобрив нас, и повернулась к мисс Финчпек, которая к тому времени взялась за вязание и теперь молча позвякивала спицами.

– Звонили, мисс? Просто так? Или вам что-то нужно?

– Леди Гризуолд хотела бы, чтобы обед подали сюда, Сара.

– А вы что скажете?

– Подайте обед сюда, Сара.

– Пора бы вам, голубушка, научиться выражаться яснее.

Девушка резво подскочила к Тимми, подняла с пола клубок шерсти, прицельно швырнула его на колени мисс Финчпек и, прежде чем выбежать из комнаты, ни много ни мало… похлопала её по голове.

Мы с отцом обменялись потрясёнными взглядами.

– Сару надо бы подучить, – едва слышно прошелестел голос, – но сейчас так трудно найти прислугу, а она сама захотела работать здесь из-за своего деда. Кроме того, Сара очень любит этот старый дом. Фактически Нэд и воспитал её. Поэтому она здесь живёт с детских лет.

– О, детство! Меня утомляют даже мысли о тех временах.

С этими словами папа поудобнее переложил ноги на пуфике.

Дверь вновь отворилась, и вплыла леди Гризуолд. Её тёмные волосы блестели ещё больше, а лицо выглядело ещё более свежим. Или это была лишь видимость, поскольку молодость и красота её светлости разительно контрастировали с внешностью человека, топтавшегося за спиной Филлис.

Разумеется, я знала, что сэр Каспер значительно старше жены. Но и только. В моём воображении он рисовался благородным стариком импозантной наружности. А как же иначе, ведь это так романтично – богатый и титулованный вдовец, женившийся по любви на красивой женщине. По крайней мере, хотелось верить, что по любви.

Вошедший в комнату оригинал разочаровывал. Ко мне ковылял старик, опиравшийся сразу на две трости. Его лицо напоминало плохо подогнанную маску из желтоватой резины, на сморщенном черепе торчало несколько пучков седых волос, глаза заменяли слезящиеся щёлочки, а губ и вовсе не было. Такое лицо мог придумать специалист по гриму, чтобы пугать детей. Привстав, чтобы пожать бесплотную руку, с большим трудом отлепившуюся от трости, я не могла не задать себе неизбежный вопрос: зачем Филлис Гризуолд, у которой, наверное, не было недостатка в ухажёрах, вышла замуж за этого безобразного старика? Из-за его баснословного богатства? Или (если не думать о людях плохо) потому, что он замечательный человек? Любящий и понимающий, остроумный собеседник и азартный партнёр по игре в триктрак… Ладонь сэра Каспера походила на кусок льда, а голос напоминал свистящий хрип.

– Рад приветствовать вас в Старом Аббатстве, миссис Хаскелл. – Его светлость обращался к моим туфлям. Казалось, он не заметил ни отца, ни мисс Финчпек. – Моя милая жена утверждает, что у вас репутация превосходного оформителя… или как там называются люди, которые подбирают новые шторы и прочую ерунду, что так нравится женщинам? Я сказал, чтобы она не жалела денег, если речь идёт о хозяйских покоях. К сожалению, пока, – сэр Каспер поднял голову и зашипел мне прямо в лицо, – мы с её светлостью занимаем разные спальни, но скоро это изменится!

Он издал сдавленный смешок и так вцепился в мою руку, что я машинально отшатнулась. Безгубый рот зашевелился, воспалённые глаза заслезились ещё сильнее.

– Мы поговорим об этом за обедом, Каспер! – произнесла её светлость из-за его спины.

– Нет-нет, моя дорогая! Я должен воспользоваться моментом. – Он смахнул тростью несколько журналов. – Необходимо дать понять этой молодой женщине, что я хочу превратить комнату в розово-белую фантазию, где кровать освещается сказочными огоньками и повсюду висят зеркала. Там должны быть балдахины, оборки и бархатные покрывала.

– О том же мечтал и я, рисуя наш с Харриет медовый месяц! – пророкотал отец, но никто не обратил на него внимания.

– Каспер, ты не должен себя утомлять. – Её светлость приблизилась к мужу на расстояние вытянутой руки. – Теперь, когда ты познакомился с миссис Хаскелл, почему бы тебе не отдохнуть?

– Отдых! – Старик откинул лысый резиновый череп и издал скрипучий смешок. – Отдых – это для дряхлых стариков, а я чувствую, как ко мне возвращается молодость. Разве я не встал с каталки впервые за последние несколько месяцев? Разве не избавился от дрожи, которая так долго беспокоила меня? Тимотия, – обратился он к мисс Финчпек, не повернув головы, – разве не стоит перед тобой тот полный сил человек, которым я был прежде, пока годы не обтрепали меня?!

– Ты выглядишь поразительно здоровым, дорогой Каспер, – донёсся голос откуда-то из мрака.

– Да! После доброго обеда я даже смогу выбросить одну из этих тростей!

– Но среди дня ты не ешь ничего, кроме пустого бульона, и непременно у себя в комнате. – От голоса леди Гризуолд веяло таким холодом, что я пожалела, что на мне нет пальто. Её светлость повернулась ко мне: – Я так и не смогла найти журнал, который хотела вам показать, но непременно отыщу в другой раз. Насколько я поняла, вы с отцом ждёте гостей, так что не буду вас задерживать.

– Да, – еле выдавила я как раз в тот момент, когда Сара вкатила столик с аппетитным пирогом; поджаристый и пышный, он занимал почётное место среди блюд с фруктами и маринованными овощами. Некоторое утешение я нашла лишь в страдальческом взгляде отца.

Он думал о своём желудке, а не о Харриет.

Глава тринадцатая

Есть вещи, которые не должны происходить с человеком на пустой желудок. Выйдя из особняка их светлостей, я обнаружила, что моей машины нет. Она исчезла. Растворилась. Если уж соблюдать точность, на ней укатил викарий. Папа, разумеется, пришёл в ярость, оттого что Харриет уехала без него. Повинуясь чувству долга, я предложила своему родителю воспользоваться велосипедом мистера Эмблфорта, обрекая себя на пешую прогулку. Может, это и нехорошо, но я рассчитывала хотя бы на какую-то благодарность. Нет нужды говорить, что я её не дождалась. Бедняга Нэд стоял с таким видом, словно его сейчас уволокут и засадят в колодки. Он трижды повторил, что, как и обещал, отогнал машину в гараж.

– Она стояла вот на этом самом месте! – Старик ткнул узловатым пальцем в довольно широкое пространство между двумя автомобилями, стареньким «роллс-ройсом» и новой «хондой». – Я аккуратно заехал, точно говорю. А потом притащил велосипед священника и прислонил его, как видите, к стене у самой двери, чтобы ему не пришлось лазить по всему гаражу. Не надо заканчивать Оксфорд, чтобы заметить, какой он рассеянный. Совсем заработался. В последнее время преподобный частенько заглядывает сюда, сидит себе среди развалин, будто птица на яйцах, и всякий раз, когда подворачивается случай, пытается поговорить с сэром Каспером о старом Ворти. Я совершенно остолбенел, когда десять минут назад, выглянув из оранжереи, увидел, что этот тип, если можно так назвать господина, стоящего каждое воскресенье на кафедре, мчится по дорожке, словно за ним гонится сам Люцифер.

– Я не заметила никакой оранжереи.

– Она там, с другой стороны дома. – Узловатый палец указал куда-то влево. – Её построила леди Гризуолд, то есть мамаша сэра Каспера. Очень она увлекалась цветами. Большинство клумб – это её работа, как и прудики. Неудивительно, что кое-что передалось сыну. По утрам сэр Каспер, пока не стал совсем плох, частенько захаживал в оранжерею.

– Уважаемый! – Папа раздулся до угрожающих размеров. – Не хотелось бы создавать впечатление, что меня не радует ваша беседа, однако вынужден поставить вас в известность, что жажду услышать, каким образом вы собираетесь вернуть автомобиль моей дочери и его бесценный груз.

– Не сомневаюсь, что Нэд как раз подходит к этому вопросу, – сказала я. Ветер, задувавший в ворота гаража, то и дело обдавал меня брызгами дождя. – Он проводит нас к телефону, и я позвоню викарию. Отсюда до домика священника не очень далеко, так что, возможно, мистер Эмблфорт уже сидит в своей гостиной и пьёт чай.

– И тогда он сможет вернуться за вами! – Морщинистое лицо Нэда расплылось в счастливой улыбке.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru