Книга Свистопляска с Харриет. Переводчик Алюков Игорь. Содержание - Глава девятая

– Да, я об этом слышала.

– Так что повезло не только Дунстану, – миссис Эмблфорт наконец нашла картину, которую надо поправить, – в том, что мы переехали сюда. Полагаю, вы понимаете, что он стремился к этому потому, что хотел оказаться рядом со святым Этельвортом. – Обернувшись как раз вовремя, чтобы успеть заметить моё замешательство, Кэтлин продолжала: – Руины того монастыря, который святой Этельворт основал в 1014 году, находятся на земле Гризуолдов. Вы должны простить меня, дорогая. Когда живёшь с таким человеком, как Дунстан, волей-неволей становишься занудой.

Она передвинула вазу с цветами и строевым шагом устремилась к зеркалу, явно намереваясь протереть его до блеска.

– Я знала о руинах, но почему-то думала, что в монастыре жили бенедиктинцы.

– Только не вздумайте сказать об этом Дунстану, а то он может выйти из транса и убить вас. – Миссис Эмблфорт ещё раз нежно улыбнулась и, взяв меня под руку, повела к гостиной. Её рассеянный супруг, к моему великому облегчению, пребывал в полном забытьи, мерно покачивая чашку с какао на коленях.

– Дорогуша! Он действительно немного помешался на почве своего героя одиннадцатого века. Но у каждого свои заскоки, не так ли?

Прежде чем я успела ответить, сверху спустился папа. На нём была ночная рубашка в сине-белую полоску. Раскинув руки, он двинулся прямо на Кэтлин. Глядя на супругу викария остекленевшим взором, папочка прогрохотал:

– Прочь, дыхание смерти, приди в мои объятия, самый изысканных из цветов страсти!

О, это было незабываемое зрелище, от которого я получила громадное удовольствие. Неукротимая и бесстрашная миссис Эмблфорт взвизгнула, ринулась в гостиную и шлёпнулась на колени своего почтенного мужа, начисто позабыв о чашке с какао.

Глава девятая

И вот, ясным октябрьским утром я стояла у решётчатого окна в маленьком замке на берегу моря, наблюдая, как по ступенькам во внутренний дворик спускается темноволосый мужчина. Он был воплощением моей мечты: красивый, остроумный, очаровательный и, что самое лучшее, влюблённый в такую обыденную и повседневную особу, как я. Отрадную картину портило лишь одно обстоятельство. Черноволосый красавец должен был сейчас укладывать чемоданы в машину для поездки во Францию. А вместо этого он собирался закатить в стойло папину колымагу, пока торговец рыбой, приезжавший к нам по вторникам, не врезался в неё.

– Ты эгоистичная и злобная корова, вот ты кто! – Женский голос за моей спиной с жестоким наслаждением чеканил каждый слог. – К тебе испытывают не любовь, а жалость! Кому ты нужна в этом доме?! Он согласился поехать с тобой за границу лишь из врождённого благородства!

Я судорожно ухватилась за штору, а голос продолжал обволакивать меня. Теперь в нём звучала жалость:

– Всякий раз, когда он входит в дверь, я жду, что ты наконец опомнишься и поймёшь, в чём твой долг. Пожелай ему счастья с женщиной, которая больше подходит человеку такой мужественной красоты, и позволь идти своим путём.

Ещё пару секунд я стояла словно парализованная, но когда набралась сил обернуться, то увидела миссис Мэллой, уютно расположившуюся на диване. Она склонилась над кипой листков, потряхивая иссиня-чёрными волосами, у корней которых предательски проступала седина.

– Полагаю, ты понимаешь меня, Кларабелла! – провыла Рокси, взмахивая руками. Лампа на столике испуганно качнулась.

Кларабелла! Боже… Я-то давным-давно сократила своё имя до Элли, но, как, к несчастью, вспомнил мой отец полный вариант – Жизель. Что-что, а это миссис Мэллой знала. Честно говоря, Рокси мало что обо мне не знала, поскольку регулярно наведывалась в Мерлин-корт с того самого дня, когда прибыла подавать закуски в день моей свадьбы. Она великодушно согласилась придать шика этому дому. Между нами существовала негласная договоренность: в Мерлин-корте заправляет Рокси. Но даже если бы она не ошиблась в моём имени, я всё равно бы поняла: происходит что-то неладное. Миссис Мэллой никогда не была ранней пташкой, а ведь ещё нет и девяти. С утра пораньше Рокси заявлялась только в тех случаях, если торопилась сообщить о чьей-нибудь смерти. Желательно насильственной.

Я коснулась её руки:

– Миссис Мэллой!

– Прочь от меня, презренная выскочка! – Отшвырнув листки, Рокси вскочила на ноги. Весьма рискованное упражнение, если учесть высоту её шпилек и внушительную фигуру нашей домоправительницы, напоминавшую песочные часы. – Немедленно принеси мне чашку кофе! И помни: без молока, сахара и мышьяка!

Я уже подумывала, не позвонить ли доктору или какому-нибудь профессионалу по части изгнания бесов, когда Рокси встрепенулась. Причмокнув густо накрашенными губами, она вышла из транса, явно вызванного более крепким, чем чай, напитком, и сосредоточилась на моём лице.

– А, это вы, миссис Х. Меня чуть сердечный приступ не хватил. Нельзя же так подкрадываться. Если бы мы были в Америке, непременно подала бы на вас в суд. – Она прищурилась, чтобы лучше видеть. – Кто бы мог подумать, что вы уже вернулись из Парижа!

– Я не возвращалась.

– Вы уверены?

Миссис Мэллой рухнула обратно на диван и прижала руку к груди, затянутой чёрной тафтой. Рокси всегда одевалась словно на светский раут. Если б многочисленные стекляшки, которыми она была увешана, оказались настоящими бриллиантами, то большую часть жизни ей пришлось бы проводить в банковском сейфе.

– Что же, видимо, придётся поверить вам на слово, хотя я могла бы поклясться на целой кипе Библий, что вы говорили мне, будто отваливаете сегодня на рассвете. Помнится, вы и попрощались со мной по меньшей мере три раза. Неужто стряслось землетрясение, если вы по-прежнему здесь торчите?

Рокси удивлённо покрутила головой, и тут, будто в подтверждение её слов, раздался грохот. Картины на стенах дружно качнулись.

– Это мой отец спускается.

– Ваш… кто?! – вопросила миссис Мэллой таким тоном, словно я сделала покупку, не спросясь её совета.

– Он нежданно-негаданно приехал вчера вечером.

– Так вот почему вы не отчалили во Францию. – Несколько секунд она молчала, обдумывая новость. – А как он выглядит? Эдакий неотёсанный женоненавистник?

– Вы читаете слишком много любовных романов, миссис Мэллой.

– Вообще не читаю! По крайней мере последние две недели. – Рокси собрала разбросанные листки. – Но я знаю, о чём вы думаете, миссис Х. Мы с вашим папашей вряд ли годимся друг для друга. Он наверняка вдвое старше меня, а я не из тех, кто любит толкать перед собой инвалидную коляску, как это делает леди Гризуолд, даже ради жизни в каком-нибудь роскошном особняке. А кроме того, – взгляд её посуровел, – моему сыну Джорджу не пошёл на пользу брак с представительницей вашей семейки. Подлая Ванесса обошлась с беднягой как последняя мерзавка! До сих пор не могу поверить, что малютка Роза – не его ребёнок. Да ещё и бросила бедную малышку. Удивляюсь, как только я после всего этого не пристрастилась к джину.

Заключительные слова были сказаны таким тоном, будто Рокси вынуждена поглощать джин по предписанию врача, и никак иначе.

– Да, вам пришлось нелегко. – Я опустилась на колени и выудила из-под дивана последний листок. – Но можете не беспокоиться, папа не станет досаждать вам. Раз уж мы с Беном остались дома, то присмотрим за ним. К тому же его сердце уже занято.

Миссис Мэллой тут же ощетинилась:

– В этом мире не сыскать такой женщины, которую я не смогу выпихнуть с дистанции, если захочу!

Я не стала говорить, что в данном случае женщины действительно не сыскать в этом мире.

– Удивляюсь, как вы не заметили меня, – сказала я, устраиваясь на другом диване.

– К вашему сведению, миссис Х., я разучивала роль, а творчество целиком поглощает человека. Эта пьеска миссис Эмблфорт настоящий шедевр, скажу я вам!

– Вы так напугали меня своими словами! У вас здорово получилось. Великолепная игра.

Рокси попыталась изобразить безразличие, но тщетно, румянец удовольствия проступил даже сквозь три слоя косметики.

17
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru