Книга Чисто весенние убийства. Переводчик Алюков Игорь. Содержание - Глава двенадцатая

– Бедная невинная овечка! – Даже со склоненной головой миссис Мэллой исхитрилась бросить в мою сторону испепеляющий взгляд.

– Да, я не хочу, чтобы Наяде предъявили обвинение. – С грохотом водрузив чайник на плиту, я принялась шуровать в шкафу в поисках чашек и блюдец. – И если на то пошло, не желаю, чтобы Джо Туллингс, каким бы мерзким он ни был, ни тем более его жена оказались безвинно осужденными! Я вот все думаю… Первой жертвой в этой подлой игре, должно быть, стала миссис Гигантс. Может, ее убил человек, о котором она узнала нечто такое… что могло навсегда погубить его репутацию. А вдруг Трикси, которая за полчаса пересчитала все безделушки в доме, вычислила, почему умерла Гертруда Гигантс и кто повинен в ее смерти?..

– Трикси звонила мне позавчера вечером, – вставила Бетти Штырь. – Жаль, не помню дословно, что она говорила. Я в тот момент смотрела «Угадай, кто в окошке!», так что мне было не до болтовни. Но Трикси определенно пыталась мне что-то сказать. Вот только что…

– Дайте Бетти чашку чая, миссис X.! – распорядилась Рокси. – Может, жидкость смоет с ее мозгов пену.

– Вспомнила! – Бетти так и подпрыгнула. – Трикси говорила как раз про пену, по крайней мере мне так показалось. Правда, я слушала вполуха, потому что по телевизору началось самое интересное. А потом… потом Трикси вдруг рассмеялась и сказала… дайте подумать… что же она сказала?.. – Миссис Штырь нахмурила густые брови, кончик крючковатого носа задвигался, словно пытаясь расшевелить память. – Да! Точно! Трикси расхохоталась как помешанная и заорала так, что я едва не оглохла. «Пусть не золотой дождь, но пенни с неба посыплются! И уверена, старушка Гертруда была бы рада, если я доведу это дело до конца». Вот что она сказала. – Крючковатый нос поник, и Бетти обвела нас победоносным взглядом.

– Значит, о пене Трикси ничего не говорила, – нравоучительно заметила миссис Мэллой.

– Не говорила, – согласилась Бетти, но тут же встрепенулась: – Но ты-то о пене говорила!

– Вы не поинтересовались, что она имеет в виду? – спросила я, протягивая миссис Штырь чашку.

– Нет, так как она повесила трубку. Мне кажется, ей нравилось водить меня за нос. – Я тут же уставилась на примечательный нос миссис Штырь. – Но в одном я уверена, миссис Хаскелл. Если Трикси столько сказала мне, то Уинифред она наверняка выложила все. Они же были как мать и дочь.

– Может, Трикси пригласила миссис Крошкер зайти, – предположила я, – чтобы рассказать все с глазу на глаз.

– С нее сталось бы, – кивнула Рокси. – Несносную девчонку хлебом было не корми, дай поскрытничать. Нехорошо говорить плохо о покойнице, но могу представить, с каким удовольствием она выложила Уинифред, что не собирается полностью зависеть от денег Гертруды. У них с Уинифред постоянно происходили размолвки, как водится у мамаши с дочкой, но они всегда мирились через день-два.

– Многие замечали в Трикси лишь отрицательные черты. – Миссис Штырь извлекла из нагрудного кармана платок и гулко высморкалась. – Гораздо проще видеть людей лишь с определенной стороны, превознося до небес одних и малюя черным других. Но в большинстве из нас добро и зло перемешано, как в винегрете.

Миссис Мэллой хлебнула из чашки – на этот раз обошлось без попреков, что молока слишком мало или слишком много, – и отрубила:

– Суть в том, что никому не дозволено убивать наших друзей, даже если они время от времени совершают ошибки и решают заняться шантажом! Убивать грешно! Теперь вот что, миссис X., давайте-ка садитесь, а я зачитаю правила АДРЧФ, пропуская длинные слова, чтобы не смущать вас. После этого, ежели согласитесь посвятить себя телом и душой АДРЧФ, то есть будете с гордостью носить фартук и не пользоваться аэрозолями, то станете членом нашей организации до тех пор, пока убийцу не выведут на чистую воду.

– А как же молоточек? – забеспокоилась миссис Штырь. – Мы не можем открыть собрание, если кто-то для порядка не ударит по столу.

– Я думала, он у тебя! – коршуном набросилась на нее миссис Мэллой.

– Нет… – пролепетала Бетти, и ее нос снова зашевелился, на сей раз испуганно. – Его положили Гертруде в гроб, она ведь была нашим президентом.

– Да? Ладно, обойдемся скалкой. Не сомневаюсь, что миссис Хаскелл предоставит нам свою до того времени, пока мы не приобретем новый молоточек. И нет смысла спорить о том, кто будет стучать, Бетти! Вчера вечером я выбрала себя президентом. Только не вешай носа, тебе достались все остальные должности – вице-президента, казначея, секретаря и ответственной за бюджет. Сама подумай: мне достается лишь слава, а ты делаешь всю работу.

Я протянула нашему новоявленному президенту изрядно обшарпанную скалку.

– Мне бы хотелось знать, каким образом нам удастся раскрыть убийства. Что мы можем сделать такого, чего не может полиция?

– Отправиться убираться в те дома, где работала Гертруда! – Миссис Мэллой с такой силой саданула скалкой по столу, что вся посуда чуть не слетела на пол. – Вдруг мы обнаружим то, на что наткнулась Гертруда, копаясь в ящиках и шкафах?! Единственная сложность, миссис Хаскелл, – как вы объясните, что внезапно заделались домработницей?

Я осторожно поставила чашку на блюдце.

– Так получилось, что причина у меня имеется. Видите ли, сегодня утром Бен решил на время оставить ресторанный бизнес, а жители Читтертон-Феллс не спешат наперегонки приглашать меня в качестве оформителя. А кроме того, я могу заметно облегчить ваши труды. Чистящие средства домашнего приготовления от Абигайль Грантам!

Глава двенадцатая

Содержимое шкафов с постельным бельем следует перебрать, затем разложить на полках мешочки с лавандой.

В следующие выходные кухня в Мерлин-корте превратилась в самую настоящую химическую фабрику, пусть и миниатюрную. Бен утверждал, что изготовление политуры для мебели ему нравится гораздо больше, чем взбивание суфле. Джонас с Фредди, когда их не просили присмотреть за близнецами, тоже торчали на кухне, заглядывая мне через плечо. Да и миссис Мэллой с Бетти Штырь внесли свою лепту в труды на благо общества. Не то чтобы нам действительно требовалось четыре дюжины бутылок порошка для чистки серебра или галлоны средства против плесени, но промышленные масштабы производства позволяли мне чувствовать себя скорее главой предприятия, чем участницей самой крупной проделки по части уборки помещений всех времен и народов.

Бен не преминул побухтеть, услышав план Рокси Мэллой. Должна признаться, у меня самой зародились сомнения, когда немного утих восторг от вступления в ряды АДРЧФ. Но я намекнула Бену, что не смогу спать со спокойной совестью, если приговор за убийство получит невинная душа. Так что придется надеть передничек и помочь установить в этом мире справедливость. Вероятно, моего ненаглядного несколько озадачило заявление, что в тюрьму могут бросить Наяду Шельмус. Бен хотя и считал мою подругу несносной, но восхитительно несносной. Впрочем, трудно было найти мужчину, который придерживался иного мнения. И Бен согласился, что Наяде вряд ли придется по душе тюремная пища, а уж облачиться в те ужасные наряды, что шьют для заключенных таинственные модельеры, она точно не согласится. Словом, Наяде тюрьма противопоказана – она там сразу захандрит, а то и вовсе наложит на себя руки.

– Но мне все равно не нравится, что ты станешь копаться в чужих вещах, да еще без разрешения владельцев, – сказал он, когда мы ненадолго остались на кухне одни. – Особенно в вещах знакомых нам людей. Сэр и леди Помрой, полковник Лестер-Смит, Том Эльфусс… Кстати, этот забавный человечек, похоже, получил истинное удовольствие от возни в саду. Ты знаешь, Элли, он мне симпатичен.

Я лизнула этикетку, которую собиралась присобачить на очередную бутылку с порошком для чистки серебра. Косынка домработницы (я решила походить в своей новой униформе для тренировки) то и дело сползала на глаза, действуя мне на нервы.

44
© 2012-2017 Электронная библиотека booklot.ru