Пользовательский поиск

Книга Лирические стихотворения о любви к разнообразным женщинам. Содержание - 57

Кол-во голосов: 0

49

Есть старый закон, и он непререкаем,
И знает о нем всякий сведующий:
Не гонись за женщиной, как за уходящим трамваем,
Сзади всегда идет следующий.

50

Я молчу, но приятно
Наблюдать одну картину:
Вас, похожую на дятла,
Но с повадками павлина.
День за днем одно и то же,
Я смотрю на мир дебело,
Хочется кричать: о, Боже!
Как мне все осточертело.
Запустить в Вас мокасином?
Пристрелить? Я озадачен:
Или взять, облить бензином
И спалить к чертям собачим?
Но, как будто просыпаясь,
Слыша: мы вдвоем навечно?
Я смотрю и улыбаюсь:
Ну, конечно же, конечно!

51

День подлец и ночь зараза,
Я не сплю, мне не до сна.
Сквозь окно огромным глазом
Смотрит дерзкая луна.
Одноглазо строит рожи,
В небе – море светлячков,
Полоумная дорожка
Из жемчужных облачков.
И я, ночь держа рукою,
А другой – бокал с луной,
Пью мерцание покоя,
Упиваюсь тишиной.
Пью дрожанье перламутра
В тишине безделия,
Но ползет дыханье утра
И растет похмелие.

52

И грустно бывает, бывает тревожно,
Согласен, бывают мгновенья тоски,
Но умереть от любви невозможно!
И просто не умно,
И не по-мужски.

53

Того не ведают невежды:
Жизнь бесконечна, а тела –
Сиюминутные одежды
Недолговечного стекла.
Но между тем и этим между
День изо дня себе твержу:
Я так люблю свою одежду,
Что даже слов не нахожу.
Пусть в синтезе хлопот пустых
Одежда есть мое блаженство,
Пустите меня в лик святых,
Ведь я же просто совершенство.

54

Я иду в тридесятое царство
Через реки, овраги и горы,
Через время и через пространство,
Топи скуки, нирваны озера.
Как больной в предпоследней агонии,
Я шагаю себе в никуда
По какой-то злосчастной иронии.
В быстрой смене сюжетов и тем
Мне не важно: весна или осень,
Я шагаю лишь только затем,
Чтоб коньки где-то взять и отбросить.

55

Ночь тревогою кольнула,
Чем-то острым, чем-то странным,
Неожиданно зевнула
Черной пастью чемодана –
Сволочь.
За губами ставень
Слышу шепот:
С кем ты? Кто ты?
Спрятал пазуху за камень?
Как же, то-то и оно-то.
Я устал считать до ста,
Не уснуть, но слышу всюду:
Без распятья нет Христа,
Нет Иисуса без Иуды.

56

Засыпают в домах лампочки,
Телевизоры, радиоточки,
Спят уютно твои тапочки –
Пятка к пятке, носочек к носочку.
И мои – в клубочек и храпают,
Стол спит, стул и будильник,
Только в кране вода капает
И урчит во сне холодильник.
А потом засыпает весь дом,
Даже шорохи вместе с мышами,
Я к тебе – мурлыкать котом,
Потому что ты любишь ушами.
Околдую и заворожу,
И случится, и вот случилось:
А под утро лукаво спрошу:
Как спалось? И еще: что приснилось?

57

Осенило, понимаю:
Ничего собой не значу,
Понимаю – не поймаю,
Я за хвост свою удачу,
Никогда не полюблю
Девушку в волшебном гроте,
Никогда не запою
Как Лучано Паваротти,
Ничего не напишу,
Никого не нарисую,
И “to be, or not to be”, –
Тоже не произнесу я.
И, захлебываясь грустью,
Весь в тоске, все опостыло,
Щас возьму, пойду, напьюсь я
И набью кому-то рыло.

58

Не скрою – Вы мне симпатичны,
Гармония лица и тела,
Вы так изящно симметричны,
Величественны, мягкотелы.
Вы вся вкуснее кока-колы,
И понимаю я отлично,
Мы с Вами чем-то разнополы,
Но все же фотогеничны.
Мы оба – следствия в причине,
Мы вместе – человечий род,
Да будет женщина в мужчине,
А лучше пусть наоборот.
8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru