Пользовательский поиск

Книга Штирлиц, или Вторая молодость. Содержание - Глава 10 Штирлиц возвращается на милые сердцу руины

Кол-во голосов: 0

– В этом он весь, – согласился Штирлиц. – Пока не добьется, чего хочет, не отвяжется. Гестаповские привычки.

Наташа поставила перед боссом чашку ароматного кофе и тарелку с двумя сдобными булочками. Через минуту она снова печатала на компьютере.

– А на чем ты там остановилась?

– «Если в течении двух дней на наш счет не будет переведено полтора миллиона рублей, средства массовой информации будут оповещены о вашей антинародной деятельности…» – процитировала Наташа и пояснила. – Это для депутата Анатолия Ручконожкина. Взялся, мерзавец, торговать Родиной направо-налево! Таких стрелять надо!

– Да, рано еще Мюллера списывать на покой! Все про всех разнюхает и в дело занесет, – похвалил Штирлиц. – Какой слог! А фотография этого Ручконожкина есть?

Штирлиц посмотрел на протянутый снимок.

– Ха! Я его знаю! Не ожидал снова увидеть. Это же Толик, мы с ним вместе в одной клинике лежали. Полный урод… Частушки петь любил. Надо с него обязательно получить эти деньги, а потом настучать на него в КГБ.

– Правильно, – одобрила Наташа.

– Давай, я тебе выпишу тысяч двести, купишь себе что-нибудь, – предложил Штирлиц.

– А что именно?

– Ну, что-нибудь в новом магазине Шварцкопфмана «Нижнее белье и другие сопутствующие товары».

– Спасибо, – секретарша благодарно захлопала ресницами.

– Наташа! Пойдешь со мной в ресторан?

– Пойду. Только вы должны побриться и помыть руки с мылом.

– Ты меня что, хоронить собралась?

– Ладно, договорились, – рассмеялась Наташа и снова застучала по клавишам.

Штирлиц решил не уподобляться Айсману и не мешать девушке работать. Он сделал вид, что просто так здесь сидит. Разведчик положил свои длинные ноги на самый краешек стола, чтобы не испачкать лежавшие на столе важные бумаги, и расслабился. Штирлиц прихлебывал из большой чашки сваренный Наташей кофе и смотрел в окно. Там догорал закат уходящего дня. Закат, правда, был виден плохо, заслоняемый мрачным зданием ГУМа. К тому же окна офиса выходили на восток…

Конечно же, Штирлицу хотелось обнять эту славную девушку Наташу, но он посчитал это аморальным. В этой стране он уже был однажды женат.

Незаметно для себя основатель ШРУ заснул. И видел он сладкий сон со сладкой парочкой. Этой парочкой были он сам и девушка Наташа.

По всем признакам сон обещал стать вещим.

Глава 10

Штирлиц возвращается на милые сердцу руины

На следующий день Штирлиц оставил Айсмана копаться в забарахлившем «Ниссане», а сам решил съездить на свою старую квартиру, из которой его когда-то увезли Гмертошвили и Шкафчик. Вырвавшись на свободу, Штирлиц так и не удосужился зайти домой.

Штирлиц подъехал к дому на старом побитом «БМВ», который Плейшнер отобрал у кого-то за долги. Он остановился возле второго подъезда, вылез из машины и осмотрелся. Все оставалось таким же, и все напоминало ему о годах, прожитых в этом дворе. Вот справа стоят те же помойные ящики, доверху заваленные зловонными отбросами, слева – просто мусорная куча, которая росла год от года и, наконец, в ней стало вырисовываться какое-то архитектурное сооружение в стиле «модерн». Штирлиц мрачно вздохнул, широким жестом достал из кожаной куртки папиросу и прикурил от позолоченной зажигалки, выполненной по заказу Мюллера и подаренной Штирлицу им же на день рождения.

– Максим Максимыч! Ты ли это!? – раздалось от старичка, сидевшего на лавочке.

Штирлиц прищурился и опознал соседа по лестничной площадке – отставного партократа Илью Филимоновича Лизоблюдова. Как и всех своих соседей, русский разведчик его не любил, но Илья Филимонович, семеня своими короткими ножками, уже струился в сторону Штирлица.

– Привет, Филимоныч! Как жизнь?

– Да разве это жизнь! При Брежневе-то как хорошо жили, а теперь никому не нужен стал.

– Работать надо, – наставительно бросил Штирлиц.

– Кого! Я свое уже отбарабанил!

– А я вот нет.

– Максимыч, а здесь ты что делаешь? Где был-то столько лет? – по привычке старого стукача выпытывал Лизоблюдов. – Как я тебя ждал, думал, не доживу… Принес ли ты свой долг, что брал у меня пятнадцать лет назад?

– Принес, – неприязненно бросил Штирлиц, который никогда не любил попрошаек. – Сколько я там тебе должен?

– Я тебе давал на три бутылки водки, если по три шестьдесят две, то почти двенадцать рублей. Значит, по теперешним ценам, семь тысяч двести тринадцать…

– На, возьми, – сказал Штирлиц, достал из своего бумажника две пятидесятитысячных купюры и протянул их старику. – Все, что могу. Сдачи не надо.

– Благодетель! – прослезился Илья Филимонович. – Никак разбогател?

«Столько лет стоял на стреме, меня ждал… – подумал про себя Штирлиц. – Совсем из ума выжил старик».

– Немного.

– Ну, как тебе наши руины?

– Они милы моему сердцу, – отозвался Штирлиц. – Слушай, а чего это ты называешь этот дом руинами? Выглядит, как и раньше.

– О! В нашем районе объявились террористы. В соседний дом они уже подложили бомбу, недавно взорвалась. Вот, посмотри…

Штирлиц посмотрел на руины соседнего дома. В общем-то, ничего примечательного. В 1944 году он видел кое-что и похлеще, правда, в Германии. «Ну, там во всем нас опередили», – пошутил Штирлиц про себя.

– Максимыч, а ты сейчас откуда прибыл? Из Южной Родезии? Такой загоревший, помолодевший!

Не отвечая, Штирлиц мягко разжал руки старика на своем плече, который, казалось, вцепился в свое прошлое, и неторопливо вошел в подъезд. Там тоже все было по-старому. Штукатурка на стенах осыпалась, а почтовые ящики выгорели от многочисленных поджогов. Штирлиц быстро поднялся пешком на третий этаж, предусмотрительно не пользуясь лифтом, который мог застрять дня на два, так что потом не вылезешь. Он позвонил в квартиру 47, где когда-то жил некоторое время.

Ему открыла незнакомая женщина, наставив на него газовый пистолет.

– Чего надоть?

– Исаев Максим Максимович здесь живет? – вежливо спросил Штирлиц.

– Нет здесь таких, и, сколько себя помню, не было!

– А соседи ничего не знают? Может, им документы какие передавали?

– Так я тебе и сказала! Ага! Умник! Я тебе про соседей расскажу, а ты их потом топором! Нет уж! Иди отседова, а то милицию позову!

Дверь захлопнулась перед носом разведчика. «И зачем я сюда приехал?» – подумал Штирлиц.

Спускаясь по лестнице, Штирлиц обнаружил своего бывшего соседа. Филимоныч лежал на ступеньках, в его тощей спине торчал большой топор, все вокруг было измазано и забрызгано кровью. Не пошли впрок старику подаренные деньги. Штирлиц брезгливо поморщился.

«Да, здесь пошаливают», – задумался он и решил взять это на заметку.

Подойдя к «БМВ» он почувствовал, что за ним следят. Разведчик прищурился – в одном окне показалась чья-то подозрительная голова в черных зеркальных очках. Штирлиц погрозил ей кулаком, а потом запустил в окно камнем. Всколоченная голова скрылась за подоконником.

– То-то, – буркнул Штирлиц, сел в свою машину и выкатил со двора уже совсем не милых его сердцу руин.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru