Пользовательский поиск

Книга Сексуальный переворот в Оушн-Сити. Содержание - Глава 25

Кол-во голосов: 0

– Как хотите, но доктор предупредил, что резинки – это полдела и, чтобы трахаться, нужно обязательно выпить таблетки…

– На кой черт? – поспешно встрял в разговор младший лесоруб.

Камакин состроил ему невинные глазки:

– Ну, ты же не хочешь между делом подхватить СПИД?

Если бы Макс сейчас сказал этим орегонским аборигенам, что их через десять минут оскопят, это, наверное, не произвело бы на них столь сильного и гнетущего впечатления, как мимолетное упоминание Каманина о страшной болезни.

Изумленные рыжие великаны, которые еще пару минут назад дружно пускали слюни в предвкушении веселой вечеринки, опасливо переглянулись между собой, а затем, ни слова не говоря, тут же отпустили своих беспутных подружек, наградив напоследок чувствительными пинками.

Они еще долго и грязно ругались им вслед, пока Камакин и Дьячкофф лихорадочно бегали по стоянке среди бесконечных автомобильных рядов, разыскивая свой «Шевроле».

Уже в машине счастливый Эдик, ерзая на сиденье от нетерпения, спросил у приятеля, как тому пришла в голову спасительная мысль.

– Это было довольно просто, – храбрясь, ответил Макс. – Я постарался вспомнить, чего больше всего боюсь перед тем, как переспать с девчонкой!

Дьячкофф ничего не сказал и лишь восхищенно покачал головой.

В гостинице, куда они сегодня стремились попасть, как никогда, их ждал прямо-таки королевский подарок: Дьюк выселял «скаутов».

Было много шума, взаимных обвинений и даже угроз, но морской пехотинец все же настоял на своем, и в конце концов выставил беспокойных любителей рэпа за двери своего почтенного заведения.

Все это время приятели торчали в машине на стоянке, чтобы не упустить детали этого воистину захватывающего зрелища, а заодно позлорадствовать насчет своих, теперь уже, правда, бывших, соседей.

И вновь Дьячкофф сгорал от нетерпения, пытаясь узнать у Макса секрет очередного чуда, тем более, что тот, несмотря на недавнюю драму в парке аттракционов, выглядел сейчас просто именинником.

– Трудней всего оказалось говорить хриплым мужским голосом, – великодушно откровенничал Камакин. – А так, у Дьюка был выбор: или он выселяет из своей богадельни двух черных торговцев наркотой, или завтра к нему приезжает автобус с фараонами!

В этот вечер они ни о чем между собой не спорили, а акции Камакина в глазах Эдика, пожалуй, впервые за время их долгих отношений, поднялись до весьма приличной отметки.

Глава 25

В наступивших сумерках рядом со зданием студии «Пи-Эн-Си», где должно было состояться Шоу Гарфилда, бесновалась пестрая толпа.

Когда Николс и Джонсон вылезали из машины, то услышали, как собравшиеся трансвеститы, геи и лесбиянки истерически скандируют лозунг: «Мы хотим Эла!!!». Два десятка полицейских с трудом пытались сдержать их веселый дружный натиск.

Для съемок шоу Сэм Гарфилд выбрал большой павильон с круглым подиумом. Вокруг подиума полукольцом располагались места для сотни с лишним зрителей.

Джонсона, Николса и остальных участников знаменитого заседания в мэрии усадили в первом ряду. Сам Элвин Перкинс важно восседал в кресле на подиуме, а сухощавый остроносый Гарфилд, которому время от времени приходилось подходить к зрительским рядам, стоял рядом с микрофоном в руке.

– Какого черта он нас сюда посадил?! – обиженно шепнул мэр сидящему рядом Джонсону.

– Профессор сказал, что на подиуме мы будем ему мешать.

Это объяснение показалось Николсу ужасно оскорбительным, и он надолго замолчал, хмуро наблюдая за ходом странного спектакля.

Патси Фонтенбло, тщательно выбритая и одетая в строгий темно-коричневый костюм, сидела рядом с Маккейном. Тот по ее совету в этот вечер облачился в веселое светло-сиреневое платье, которое несколько смягчило суровость генеральской физиономии.

Фонтенбло также поделилась с Маккейном одним из своих париков, и теперь ежик отставного вояки был надежно упрятан под пышной копной каштановых волос.

– В конце шоу я потребую у этого фокусника немедленного восстановления моего прежнего облика! – решимость тона баронессы не оставляла сомнений. Маккейн хмуро покачал головой:

– Сдается мне, это не так просто сделать!

Сидящий по другую руку от него Сэнди Николс в похожем на парашют одеянии лимонного цвета, под которым вздымался огромный живот, горячо поддержал Фонтенбло:

– Если этот Перкинс не выполнит наших требований, я его кастрирую!

Сэм Гарфилд был опытным шоуменом, но с сегодняшним шквалом вопросов едва справлялся. Помимо присутствующих в студии людей, вопросы в прямом эфире могли задавать телезрители, и теперь они активно пользовались этой возможностью.

По давно заведенному правилу, голоса телезрителей по команде Гарфилда передавались по громкой связи, и это обстоятельство придавало шоу особую достоверность.

– Многие хотят знать: чего больше в происшедшем чуде – точной науки или, быть может, магии, которая неподвластна никаким теориям? – философствовал на подиуме Перкинс. – Отличный вопрос, и я дам на него короткий ответ. Мы пока слишком плохо знаем звезды и слишком слабо представляем, что может дать людям их волшебная энергия. Но, к счастью, занавес уже приподнят! – закончил он на высокой ноте.

Гарфилд только этого и ждал.

– Занавес приподнят, леди и джентльмены! – радостно подхватил он. – Не правда ли, прекрасные слова?!. – зал откликнулся свистом и аплодисментами. – Итак, мы продолжаем шоу, и я даю возможность следующему телезрителю задать вопрос профессору Перкинсу, – Гарфилд поправил миниатюрный наушник. – Правда, этот человек отказался назвать себя, и поэтому мы будем называть его просто Мистер Икс… Мистер Икс, вы в эфире!

В студию тут же ворвался возмущенный голос телезрителя:

– Эй, только сперва я хочу убедиться, что этот умник меня слышит!

Гарфилд смущенно посмотрел на Перкинса и затем опять повернулся к объективам телекамер.

– Если вы говорите о профессоре, то можете не сомневаться: он – весь внимание!

Перкинс согласно кивнул.

– Отлично… Тогда, засранец, я вот что скажу, – вновь заговорил неизвестный. – Конечно, я предполагал, что кто-то из прытких ублюдков, вроде тебя, постарается погреть руки на моем открытии. Но не думал, что это произойдет так быстро!

– Ого, Мистер Икс выбрал жесткий вариант полемики! – вставил реплику Гарфилд, но тут же пожалел об этом.

– Заткнись, недоносок, и не вздумай меня перебивать! – посоветовал неизвестный.

Это была откровенная бестактность по отношению к ведущему шоу, но Гарфилд уже не управлял событиями: тяжесть выдвинутых против Перкинса обвинений вынуждала его подчиниться требованиям Мистера Икс.

Между тем, неизвестный телезритель продолжал:

– Сейчас я не могу назвать свое имя, но очень скоро мир узнает, кто истинный чудотворец!

И все же Гарфилд рискнул:

– Мистер Икс, то, что вы говорите, чертовски интересно! Но, кроме пустых обвинений, хотелось бы узнать нечто более конкретное…

Находившийся в оцепенении зал одобрительно засвистел. Вслед за этим быстро возникла на-, пряженная пауза.

– Спросите у этого звездочета: когда он вновь сможет повторить фокус с изменением пола? – наконец отозвался телезритель.

Гарфилд осторожно посмотрел на Перкинса, который в эту минуту был похож на восковую фигуру.

– Но профессор уже сказал: повторный опыт возможен лишь через несколько десятков лет…

– Вы абсолютно правы! – с трудом разомкнул уста Перкинс. – Такая попытка может состояться только в следующем столетии. Во время очередного большого противостояния Венеры и Юпитера.

– Чушь собачья! – взорвался Мистер Икс. – Я сделаю это гораздо раньше. Возможно, даже в следующем месяце, когда получу патент на свое изобретение!

Гарфилд, забыв про платок, ладонью вытер пот со лба.

– Невероятно! – выдохнул он. – Я полагаю, всем участникам нашего шоу хотелось бы знать, что именно вы собираетесь патентовать!

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru