Пользовательский поиск

Книга Сборник рассказов. Содержание - Особенности районного дизайна

Кол-во голосов: 0

Решение проблемы

Он вошел в гастроном перед самым закрытием и был единственным посетителем. Глянул на продавщицу и остолбенел. Всю жизнь был абсолютно уверен, что все это романтическая брехня. И про первый взгляд, и про разбросанные по миру половинки, ищущие друг друга. Но это была ОНА. Единственная и неповторимая.

Обрывки мыслей замелькали в одурманенной голове. Предложить проводить после работы? А, вдруг, ответит: «Ты уже пятидесятый за сегодня с подобным предложением, козел!» А если согласится?! Куда? Ресторан? К ней на чашку кофе? Как вести? С места — в карьер? Нахрапом? Вдруг решит, что похотливый кобель, и от нее надо только одно? Прилично, скромно? Подумает, что мямля, тряпка, импотент и какого вообще приперся? Эврика! Золотая середина! С мягким напором. Чтобы иметь маневр в любую сторону…

Вдруг, она представилась с младенцем на руках. Сердце екнуло. Мадонна!!!!!

— Что-нибудь желаете, молодой человек? — Ангельский голосок вернул его на грешную землю.

Он взглянул в ее огромные, голубые, полные почти откровенного призыва глаза и ответил:

— Д-да. Две… Нет, три бутылки водки…

Разоблачения

(Кругом одна брехня)

Век информации. Оно понятно. Каждый божий день появляется столько нового, что если бы все эти Гигабайты разом воткнуть в одну башку, то она бы так трабабахнула, что все атомные, водородные и простые тротилэквивалентные бомбы вместе взятые показались бы лишь детской хлопушкой.

А кто когда проверял достоверность этой информации? Куда там новое проверять, когда выясняется, что некоторые, само собой разумеющиеся вещи, в реальности абсолютно не соответствуют действительности.

Возьмем к примеру Гомера. Слепой старик, сочинявший стишки. На самом деле все перебрёхано. От начала — до конца. Во-первых, он был не слепой, а немой. Во-вторых, стихи не сочинял, а маньячил понемногу. Собачек топил. И, в-третьих, звали его вовсе не Гомер, а Герасим. Да и насчет собачек не все ясно. Возможно это были коровы. Как это, собачка, и Муму? Тогда что, буренка — Гав-гав?

А пингвины? Мол, птицы такие необыкновенные, из отдельного отряда, нелетающие, а хорошо плавающие. А в действительности это обычные перелетные гуси. Как всегда на юг летели и увлеклись. А там уж пришлось приспосабливаться.

Теперь Билл Гейтс. Воплощение американской мечты. Современный Золушк. Мультимиллиардер. Вроде бы все правильно. Только при чем здесь компьютеры и программное обеспечение? На них не разбогатеешь. И никто не догадался, хотя подсказка на поверхности. Ключевое слово — силиконовая долина. Он же всем американским теткам искусственные титьки делает! Видели ихних девок? Они же уже, как верблюды, боком ни в одну дверь пройти не могут.

И это только простенькие примеры. И так во всех сферах, стоит лишь чуть-чуть поглубже копнуть. Короче, верить абсолютно ничему и никому нельзя. Кругом одна брехня…

Особенности районного дизайна

Жена достала. Пилит и пилит. Спасу нет никакого. Говорит, кругом все люди, как люди, а я один непутевый. Чего ей не хватает? Живем не хуже других. Вернее, лучше. Так, нет, талдычит: «Посмотри на соседей! Вот с кого пример надо брать!». Понятно, соседи люди уважаемые, как и я, потому как живем в обособленном поселочке. Конечно, не чета Рублевке, но по масштабам провинциального райцентра, очень даже вполне. Так сказать, элитное жилье местного значения. И особнячок наш не из последних, скорее даже наоборот.

А супружница все не унимается. Твердит, мол, про других даже по ограде вокруг домиков судить можно, например, у Василия Петровича, вместо банального забора — бетонные блоки до небес в три ряда. Сразу видно, человек является директором комбината ЖБИ. У Ивана Федоровича — частокол из отборных сосен. Понятно, главный лесник района. А уж про других и говорить нечего.

Оно, конечно, другие кто как может огораживается. Сергей Сидорович соорудил стену — копию Кремлевской, только белую. Потому как завод, директором которого он является, выпускает только белый силикатный кирпич. Аркадий Игнатович, опутал свой участок проводами и ток по ним пустил, да такой силы, что вокруг забора слой дохлых птичек по колено, а по ночам он аж светится. Ему не жалко. Он ведь наш местный Чубайс, в смысле, главный энергетик района. А у Егора Фомича, напротив, оградка неприметная: всего метра полтора и даже не сплошная. Входи — не хочу… Никто не хочет. Он главный по хоронюшкам — всеми похоронными делами заведует. Так он огородился мраморными памятниками, между которыми развесил веночки с надписями: «Запомни, всяк сюда входящий: здесь может быть высечена твоя фамилия!». И так весь поселок. Даже Степан Матвеевич, главврач, вместо обычных прутьев в ограде капельницы использовал. Короче, кто чем рулит, то и прет домой. А что я могу со службы принести? Кроме денег? Я в ГАИ работаю. Начальником.

А жена трендит и трендит: «Внутренний интерьер я уже обустроила, будь любезен об ограде побеспокоиться». Чего говорить, внутри она действительно расстаралась. Она директор школы, так в комнатах где вместо обоев — географические карты или таблица Менделеева, где вместо панелей — классные доски. Кругом глобусы, портреты писателей, физиков, химиков. Вместо статуй — скелеты и люди в разрезе из кабинета анатомии, на кухне сплошь колбы, мензурки, реторты. Даже в саду не скамейки, а парты.

А она все не унимается: «Во всем поселке только у нас и у Николая Сергеевича дома огорожены стеной из обыкновенного природного камня. Хочешь, чтобы тебя бандитом считали?!» Николай Сергеевич, он же Колян-Кирздец, авторитет местный. Конечно, не Япончик, так и у нас — не Рублевка. А по районным меркам, весьма соответствует. И группировка в подчинении — сто бейсбольных колотушек, и рэкет, и теневой бизнес, в общем, полный набор.

Это было последней каплей. Не хватало еще чтобы с бандитом сравнивали. На нас, служителей закона, итак все как на волков смотрят, будто мы оборотни какие. Рабсила быстро нашлась. Их вон сколько по дорогам ездит, готовых за свои временно изъятые водительские удостоверения выйти на субботник. Общими усилиями обили забор дорожными знаками, в основном запрещающей группы, у ворот вкопали два светофора, установили шлагбаум.

Давно надо было бы. Во-первых, жена угомонилась. А, во-вторых, и это главное, всем теперь видно, кто бандитствует, а кто честно свой хлеб зарабатывает и чем…

Неотимуровцы

Как-то те, кто все решает, наконец-то обратили внимание на народ. На тот, который не занят глобальной задачей удвоения ВВП. Прикинули, оказалось, что комсомольский возраст более-менее охвачен и занят делом. Кто скинхедит, кто панкует, имеется огромное движение а-ля ВЛКСМ — «Идущие на хрен», да и сами комсомольские недобитки имеют место быть… А вот пенсионеры и пионеры — не при делах. И решили: хватит детишкам клей нюхать, а старикам митинговать с транспарантами! Есть же положительный пример прошлого. Надо возродить тимуровское движение.

Сказано — сделано. Как раз и «Идущие» пригодились. Выдали им по книжке «Тимур и его команда» и отправили по школам, гимназиям, да лицеям. Оказалось, подрастающее поколение ни сном, ни духом про легендарного подростка. Пришлось не только книжку в комикс переделывать (оригинал оказался непомерного объема), но и о прототипах рассказывать. Мол, был такой герой гражданской войны, Аркадий Гайдар, у него сын Тимур и т. д.

Детишек идея весьма заинтересовала. Вот, только воплощать они ее принялись не совсем так, как хотелось. Одни восприняли старинную историю как прямое руководство к действию: а ведь и правда надо бабушкам дров нарубить! Вооружились топорами и отправились по квартирам. А лесозаготовок у пенсионеров не было, по причине центрального отопления. Так что, вход пошла мебель. Порубили, сложили в аккуратные поленницы и, отсалютовав, отправились на поиски следующих нуждающихся в их помощи. Другие же абсолютно иначе отреагировали на призыв старших товарищей. С кличем: «Сын Гайдара — есть отстой, а вот внук его же — круто! Мы пойдем его путем!» достали из загашников бейсбольные колотушки, которые приберегали для взрослой жизни, и отправились к пенсионерам не помогать, а грабить.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru