Пользовательский поиск

Книга Сборник рассказов. Содержание - Конкуренты

Кол-во голосов: 0

Пахан задумался. Причем, размышлял вслух:

— То ли вас сразу обоих порвать, то ли шанс предоставить за базар ответить…

Я вспомнила, что спасение порываемых — дело рук самих порываемых.

— Где детишки, как их звать? Вашу душу, бога мать!

С перепугу даже в рифму получилось. Подействовало. Рожа нувориша растеклась в счастливой улыбке.

— Сейчас кликну. А звать Сашами, обоих, чтоб не путаться, потому как близнецы. Мальчик и девочка. Александр и Александра. По приколу. Ни у кого из пацанов такого нет. Ну, ладно, коли в Америке вместо мужиков Санта Барбара, мы тоже не лаптем баксы гребем. Ну, гляди, приглянешься наследникам — награжу, а нет — сама понимаешь… Шурики!!!

По лестнице, достойной Зимнего, кубарем скатилось бандитское потомство и выпучило на меня четыре таких же поросячьих глазка, как и у папы. А я на них. Потому как визуально не смогла определить ни пол, ни возраст. Что-то от девяти до тринадцати. Двое из ларца — одинаковых лица, блин. Затем потомство переглянулось, переморгнулось и выдало хоровой вердикт:

— Вау! Пахан! А ты, оказывается, не отстой! Удружил, в натуре! Думали, как в прошлом году, притарабанишь нам актеришку какого. Опять ему бороду поджигай, да посох о спину ломай, скукота! А это чудо мы забираем.

— Ша, киндеры! Сначала к гостям. — И добавил, обращаясь ко мне. — Чтоб все по высшему классу было. У меня там все — конкретные пацаны.

А в гостиной за столом полно братвы. Я еще подумала, вот бы куда ОМОН с их программой «Маски-шоу». Хотя, вряд ли. Среди версачевских пиджаков мелькала пара МВДшных кителей с большими звездами.

Публика встретила меня аплодисментами. Правда, жидковатые получились, плохо хлопается, когда пальцы веером. Кто-то даже крикнул «Браво». Наверное из тех бандюков, кто решил полностью легализоваться и по театрам ходить.

— Вот тебе для Шуриков подарки, начинай. — Скомандовал хозяин и всучил мне огромный мешок.

Я мило улыбнулась, как смогла, и начала:

— Детишки, расскажите мне стишок, за это получите подарочек.

— Мы его один хрен получим, — хором возразили близнецы, — но, раз уж полдня учили, так и быть, расскажем. Только он для Деда Мороза, а не для бабы.

— А вы представьте, что я — дед, и рассказывайте.

— Не, мы его уже переделали, только получится не так складно, зато по смыслу — то же самое.

Ах, ты Бабушка Мороз, борода из ваты,

Ты подарки принесла, представительница сексуального меньшинства горбатая?

Шурики сорвали настоящие овации. Даже пальцы веером не помешали. Затем они на бис еще трижды рассказали этот стишок, а дважды спели. На этом официальная часть программы завершилась. На меня взвалили мешок с подарками, и мы отправились на детский этаж. Третий.

А потом я стояла на шухере, пока близнецы дули пиво, курили и, вместо мультиков, смотрели порнуху. А где-то в половине четвертого утра, когда детское время закончилось, пьяный и заботливый папаша уложил детишек спать, а мне, вместо обещанного червонца, выделил двадцать тысяч баксов и еще два лукошка новорусской жратвы и питья, чтобы я остаток новогодней ночи ни в чем не нуждалась. И домой меня отвезли на том же джипе. А там как раз и «продюсер» мой проснулся. Все удивлялся, почему живой.

Так что, бабы, если, вдруг, ваш мужик нажрется в самый неподходящий момент, не торопитесь принимать поспешные радикальные решения. Иногда, оно и к лучшему выходит…

Конкуренты

Тихий Новогодний вечер. Медленно падают снег и выдранные клочья искусственных бород. Два мужика, утомленные дракой, в разодранных кафтанах поднимаются с асфальта и присаживаются на бордюр.

— И какого хрена ты к нам приперся, Санта-Коля?

— Я есть приперся не за хреном, а помогайт людям отмечать Новый год. Ты понимайт, Старый Холод?

— Не Старый Холод, а Дед Мороз.

— Есть какой-то разница?

— Офигенный разница, чурбан, блин.

— Тогда и я не Колья, а Клаус.

— А, вот, это без разницы. Та же хрень, только вид сбоку. Нет, ну ладно, вы нам прививаете свои праздники, всякие там Хеллоуины и дни святого Валентина. Нам лишний повод гульнуть — не помеха. Но Новый год мы и сами умеем весело отметить. Это вам надо у нас поучиться.

— Нам не есть нужно у кого-то учиться. Мы все уметь и сами всех учить. И демократий, и, особенно, веселый праздник.

— Это ты, Санта-Коля, свистишь. Видишь, у нас вместо серпантина рулоны туалетной бумаги запускают. Красота! А стреляют не из хлопушек, а из калашей и шпалеров.

— Я есть плохо понимайт по-русски. Что есть калашей и шпалеров? Но хочу признайт: громко и весело!

— А я что говорил? Калаши — это автоматы Калашникова, а шпалеры — пистолеты. Любые. Даже ваши, импортные. И как же ты собрался народ веселить, если по-русски не фурычишь?

— Опять не понимайт про фурычишь. А веселить легко. Буду петь «Хэппи нью иа, хэппи нью иа…»

— Ой, молодцы! Какая богатая фантазия! И, главное, оригинально офигенно. То «хэппи нью иа», то «хэппи бёз дей ту ю». У вас на все хэппи. А не пробовали на поминках петь: «Хэппи кранты, хэппи кирдык»?

— Очень интересный мысль!

— У меня есть мысль еще интересней. Раз уж я тебе начистил харю…

— У меня был чистый харя. Всегда умываться перед работа.

— Не так выразился. Правильней было бы — намылил рожу.

— Я есть умываться с мылом.

— Ох, что ж с тобой делать, с бестолковым. Короче, навалял тебе этих, как бы поприличней выразиться, неприятных сюрпризов. А чтобы помириться, надо…

— Чтобы помириться надо звать адвокат оба сторона, они растрясать весь проблем!

— Ага, а потом еще на прием к психоаналитику.

— Если сильно волноваться — то обязательно!

— Есть одно средство и от волнения, и для помириться. Два в одном, как «Хэд энд Шолдерс». — Дед Мороз достал бутыль с мутной жидкостью. — Мы с тобой сейчас выпьем…

— Виски?!

— Да, виски. Только наше, самодельное.

— Само… дело… Не понимайт. Само бизнес?

— Никакого бизнеса. Изготовлено только для собственного употребления. И поэтому наивысшего качества. Это для бизнеса в это виски можно мешать все что хочешь, чтоб покрепче было, вплоть до куриного помета, а для себя — грех.

— Из чего делайт такой мутный виски?

— Из свеклы. Это как у вас тростник, только растет вниз. Надо быстрей пить, а то сейчас Снегурочка придет, начнет трендеть про «опять нажрался без меня».

— Что есть Снегурочка?

— Не что, а кто. Напарница моя. Вроде бы как внучка, а на самом деле баба, для полного веселья. Потому как праздник без баб — та же пьянка, только с хорошей закусью.

— Еще один интересный мысль.

— А еще собрался нас учить, как веселиться. Так что дуй в свою Америку, заведи себе там какую-нибудь Санта-Барбару и ходите вдвоем, как мы со Снегурочкой. Тем более у вас там одинокие Санта-Клаусы бродят, а тут ты с бабой. Успех гарантирован.

— Может получиться хороший бизнес… Сколько хотеть за идея?

— Что ж вы все деньгами меряете? Дарю. Так, некогда мне тут с тобой. Сейчас срочно пьем и разбегаемся. Мне для работы надо, а тебе на посошок.

— Что есть посошок?

— Прощальный стакан. Ты сейчас пьешь и отправляешься проведать матушку.

— Моя мама далеко, за океан. Я буду звонить и петь ей: «Хэппи нью иа, хэппи нью иа…»

— Вообще-то, я имел ввиду, что тебе пора убираться к едреной матери, но можешь и к своей. Если поторопишься, то к Новому году успеешь. Держи посошок.

— Я не есть пить такой пахучий виски!

— Как подарки раскладывать в вонючие носки, так он не гребует, а мой самогон не нравится? Все, мое терпение лопнуло. Посошок ты так и так попробуешь. Или тот, что в стакане вовнутрь, или вот этот дедморозовский по горбу. Выбирай.

— Третий альтернатива есть?

— Нет!

— Тогда лучше вонючий виски внутрь, чем твердый палка по спина.

— Соображаешь.

— Хэппи нью иа!

— С наступающим!

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru