Пользовательский поиск

Книга Сборник рассказов. Содержание - Телешоу

Кол-во голосов: 0

Телешоу

На первом канале юбилей. Празднует редакция игровых шоу. В ознаменование решили устроить суперигру. Комбинированную. В прямом эфире.

Долго готовились, репетировали. Наконец, дан старт. Завертелись волчок с лошадкой, барабан и Машка Киселева. Пока все вращается, участникам выдали по тухлой жабе. Стоят, жуют, как в «Последнем герое».

Не успело еще все остановиться, как вдруг, хрясть! Сработал механизм «Русской рулетки». Только донесся из ямы знакомый удаляющийся голос:

— Валдис, подонок! Я с трех букв угадаю, куда лечу-у-у-у!!!

И угадал. В прямом эфире. Такого в сценарии не было. Скандал.

— Пельш, что вы себе позволяете?! Участник не должен так скоропалительно покидать игру!

— Сначала он должен дать неверный ответ!

— И не угадать ни одной буквы!

— Он даже другу не успел позвонить!

— Надо, чтобы команда выбрала его «Слабым звеном»!

— А племя решило сожрать!

— Да что вы так всполошились? Должен же я был механизм опробовать. А этот, гм… и не игрок вовсе. Так, за бабки просочился.

— Не игрок? Почему же он тогда, как все, жабу грыз, да еще с таким аппетитом, что даже за ушами трещало?

— Так, это же Вольфович. Он, чтобы в телевизор попасть в год выборов, и не на такое способен. Вон, на Пасху яйца покрасил и всем демонстрировал.

— Все же красят…

— Все куриные красят…

— А он?!

— Пингвинячьи! Только в пингвина сам нарядился и к Малахову приперся с пачкой «Тайда».

— Правда, Андрей?

— Я не виноват, он сам в секретную комнату прокрался. И вырулил оттуда, когда вызвали девяностолетнюю старушку. Ее потом связанную нашли.

— А сейчас у тебя там все нормально?

— Конечно. Там Дроздов джокера дрессирует. Готовит к заброске на игровое поле. Кажись, игуану. Да, сами посмотрите.

На экране появились кадры из секретной комнаты.

— Ой, мы в эфире! — Всполошился Дроздов. — Дорогие телезрители, посмотрите какая милая зверюшка. Обратите внимание, как она рыскает глазками, в поисках халявной добычи. Просто чудо. Даже прелестней гиен и шакалов!

И он чмокнул Шандыбина в лысину, на что тот оскалился и тут же озаботился:

— А мне правда заплатят? Если обманете, меня Геннадий Андреевич накажет. Больше в телевизор не пустит. Знаешь, как у нас строго с партийной дисциплиной?

— Не бойтесь. У нас, не то что у вас, все по честному. И помните, если что, у меня в программе «В мире животных» всегда будете почетным гостем.

— Тогда нельзя ли побыстрей? А то мне еще в «Дог-шоу» бультерьера изображать…

— Василий Иванович, не волнуйтесь. Не опоздаете. Это все в рамках одной программы. Вам предстоит прямо на игровой площадке из рептилии превратиться в собачку. Будете главным призом победителю, вместе с бюстгальтером двенадцатого номера.

Тем временем игра продолжалась. Уже завершился первый тур, и Машка заверещала паскудным голосом:

— Кто приперся не подтеревшись?! У кого вместо мозгов то, что не вытерли? Пришло время определить…

— Валдис! Убери руки от рычагов! — Взвизгнул Якубович. — Пусть сначала подарочки мне вручат! Сам же первый прибежишь похмеляться!

— Ну и ладно. Пошутить прям нельзя. Не забывай, во втором туре я главный рефери. Пооштрафую всех на полчаса, останетесь без закуски. Погорит вся к едрене-фене.

— Мы у Андрюхи возьмем.

— У меня только грязное белье, порошок и куча идиотов…

— Тебя-то, Малахов, никто и не спрашивает. У Макаревича.

— Фигушки! — Обрадовался Пельш. — Он сейчас акваланг надел и в бассейн нырнул. Свой подводный мир снимать. К нему потом одного из игроков сбросят. В качестве каракатицы. В финале третьего тура. После литра касторки, которым они пурген запивать будут. Так что жратва только у меня.

— В бассейне, говоришь? А Вольфович случайно туда не пробрался?

— Было дело. То осьминогом просился, то акулой, то скатом. Аккумулятор к себе прикрутил и шапку шахтерскую где-то надыбал. А потом, как камбала, к дну прилип, даже баграми вытащить не удалось. Хорошо ребята из «Русского экстрима» подсобили. Уговорили Новодворскую сигануть с двадцатиметровой вышки. Сказали, что там Зюганов прячется… Всплыл. Только не расслабляйтесь. Его же «Скорая» забрала. А у нас в пятом туре — «Здоровье». Так я слышал, что он Малышеву уболтал в детской рубрике его выпустить. Сам видел, как помощник его искал памперсы и соску.

— До пятого тура еще дожить надо. Там вон за кулисами Филя в «Последние герои» просится. И чтобы совой наградили с присвоением звания почетного магистра, граммофоном золотым и всеми деньгами. «Попка моя, я твой копчик…». Тьфу!!!

— Ну, от этого-то чикагца легко отделаться. Скажи, что надо только без фанеры один раз спеть, и все. Мигом смоется.

— Это мысль. Ох уж мне эти прямые эфиры! А какой в твоем туре основной продукт? Из чего игроки жратву готовить будут?

— А из того фарша, который в первом нажевали…

— Монтрэ… моа… сельвупле…

— Ты это что?

— Французский вспоминаю. Чтобы лягушатину жрать, надо почувствовать себя парижанином. Ох, надоело все. Быстрей бы эта свистопляска кончалась.

— Если рейтинг будет высокий, каждую неделю придется эту фигатень выпускать.

— Тогда я ребятам из экстрима подарочек сделаю. Сигану с Останкино без парашюта…

Оперативная сказочка

Ожидания Золушки не оправдались. Фея так и не появилась. Полгода работы под прикрытием — коту под хвост. Наверное, мошенница, продающая доверчивым клиентам вместо престижных иномарок гнилые овощи (в основном тыквы), что-то почуяла в последний момент и не пришла на встречу.

Делать нечего. Агент водрузил на голову форменную фуражку и сразу перестал быть замарашкой. Он решил проверить, как обстоят дела у подчиненного оперативника, находящегося в засаде с целью захвата наркокурьера.

На одной из полянок из кустов выскочил серый волк джигитской национальности.

— Стоять, лахудра криминальный! Моя твой поймала, тэпэрь тэбэ кирдык! Понял, да?

— Капитан Швилидзе! Как ты мог перепутать меня с переносчицей наркотиков?!

— Парастите, таварищ майор! По оперативным данным курьер — дэвка в красной шапке. Вот я и обознался.

— То что ты перепутал фуражку с шапочкой, еще полбеды, но как ты не разглядел, что я мужчина?

— Под одеждой нэ видно ни пэрвичных, ни вторичных половых признаков, а по роже сразу и не опрэдэлишь. Хоть и рэдко, но встрэчал я дэвок с харей, пострашней Вашей.

— Ты на личности не переходи, а то мигом переведу в ППС, будешь до пенсии Колобков отлавливать. Живо обратно в засаду, а то провалишь операцию.

— Уже провалил! — Раздался из-за кустов ехидный детский голосок. — Хрен вам, а не мои пирожки с героином! А за страшную морду, ты еще ответишь, мент поганый!

Быстро удаляющийся треск сучьев красноречиво свидетельствовал о том, что погоня бессмысленна.

— И здесь облом. — Посетовал майор. — Видно, сегодня не наш день. Что теперь?

— Мэнэ гэнэрал приказал внэдриться в банду криминального авторитэта Буратино. — Волк снял кепку-аэродром, сразу преобразился в пуделя и заговорил без акцента. — Мой оперативный псевдоним теперь — Артемон.

— Хорошо тебе, настоящая работа, — по белому позавидовал старший, — а мне теперь до вечера поцелуями коматозных принцесс воскрешать, усопших при загадочных обстоятельствах.

Он включил рацию.

— Первый, первый, ответь тринадцатому… Чебурашка! Это я — принц. Готов приступить к следующему заданию. Срочно присылай белую лошадь. Только не горбатую!..

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru