Пользовательский поиск

Книга Оружие Возмездия. Содержание - ГЛАВА 20

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 20

Одной холодной армейской зимой в дверь 1-й батареи артполка Мулинской учебки вошел немолодой мужчина.

На голове его была папаха, а на плечах распахнутый бушлат, из-под которого виднелся погон с генеральской звездой.

Следом в батарею зашла небольшая, но внушительная свита.

– Батарея, смирно! – заорал страшным голосом дневальный. – Дежурный по батарее, на выход!

Прибежал сержант. Отдал честь. И заорал страшным голосом:

– Товарищ генерал-майор!!!

Свита генерала вылупила глаза. А тот слегка шевельнул плечами, и из-под бушлата показалась еще звезда.

Сержант от ужаса прервал доклад.

Тут как раз подскочил комбат. Отдал честь. Заорал страшным голосом:

– Товарищ генерал-лейтенант!!!

Про генерала позже в «Красной Звезде» писали: «Владимир Михайлович ценил острое слово, добрую шутку и сам был горазд на это». Так или иначе, командующий Московским военным округом не стал шутить сразу, а для начала повернул голову и недоуменно уставился на свой погон.

Тут, к счастью, подоспел со второго этажа командир дивизиона. Просочился через свиту, заткнул комбата и четко начал доклад:

– Товарищ генерал-полковник!..

– Ну, наконец-то, – перебил его генерал-полковник Архипов. – А то с вами тут, хе-хе, до полковника докатишься…

КАК ХОРОШО БЫТЬ ГЕНЕРАЛОМ

закадровый текст к документальному фильму, который никогда не будет снят

читает Автор

В армии самый непредсказуемый зверь – генерал.

Честно говоря, в Вооруженных Силах полно существ, манеры которых наводят на мысль о внеземном происхождении. Их речь странна, замашки дики, а мотивации не поддаются просчету. От них чего ни жди, они удивят вас рано или поздно по самые печенки.

Уж казалось, в ББМ запас чудачеств был исчерпан, спасибо до ядерного взрыва не додумались. А может, побоялись – вдруг не смешно получится. И тут один капитан, нимало не таясь, спёр из парка техники автомобильный прицеп. И сказал, что не отдаст. И послал всех на фиг. И ничего ему не было. Потому что решили: он же не танк угнал, правда? Хотя танк этот дурацкий стоит без дела, только место занимает, плохо стоит, сам в руки просится. Короче, товарищи офицеры, могло быть и хуже, верно? Да тут всегда может быть хуже, это армия. Вон, у ракетчиков один прапорщик вообще педераст. А наши только по бабам. Есть еще, чем гордиться.

Милые и невинные офицерские причуды, так сказать. Повседневная жизнь войск. Чужие против Хищника, знай успевай прятаться.

Генерал на таком общем фоне – нечто особенное. Пока кругом забивают болт на службу и загибаются от тоски, генерал несет в армейские массы свет разума и сеет вокруг добро. Я серьезно. Именно генерал способен вдруг проявить такую глубокую человечность, чувство юмора и здравый смысл, что залюбуешься. За это генералов уважают солдаты и опасаются полковники.

Случается на гражданке, что генерал, раскрыв рот перед телекамерой или диктофоном, тоже выставляет себя пришельцем из иных миров. Как ляпнет чего, и сразу видно: с Луны свалился. Вспомните хотя бы прогнозы наших генштабистов о том, что войска Хусейна, прекрасно обученные и сплоченные любовью к родной иракщине, дадут прикурить американским интервентам.

По счастью, в отличие от «арбатского военного округа», реальная армия не несет ахинею по телевизору, а грузит уголь, строит дома, собирает картошку, растит свиней и иногда даже стреляет. Думать об американских интервентах ей некогда, своего дерьма навалом. В войсках первая забота и беда генерала – подчиненные ему Чужие и Хищники, которые без присмотра того и гляди поубивают друг друга. И тут генерал просто вынужден шевелить мозгами. В строю и так полно лентяев, тормозов, недоучек, алкоголиков и просто офицеров, уставших служить. Причем все они, вплоть до распоследней пьяни, умелые пройдохи, мастера лепить отмазки, переводить стрелки и прикидываться шлангами. А некоторые еще и воруют. Если при таком, с позволения сказать, «личном составе» генерал откажется соображать – конец войску.

С точки зрения гражданского человека, не любящего армию, генерал это зажравшееся московское штабное мурло, зверски эксплуатирующее солдат на строительстве очередной дачи. То, что в девяти случаях из десяти попасть на такую стройку для солдата большое счастье, сейчас не важно. Ибо не для того солдат генералу вверен.

С точки зрения гражданского, влюбленного в армию, генерал это эпическая фигура военного времени. Вроде лиса пустыни Роммеля или сталинского кризис-менеджера Жукова – вот бы их столкнуть и поглядеть, как Жуков натянет лису глаз на хвост.

Реальный генерал, у которого над головой начальство с дамокловым ломом наперевес, а под рукой стая голодных Чужих и банда скучающих Хищников, плохо вписывается в обе эти схемы.

Ведь генерал в мирное время – просто государственный чиновник. И если «по войне» он еще в состоянии кого-нибудь сгоряча пристрелить за неисполнение приказа, то по жизни на генерала сплошь и рядом – кладут. Несмело, но все равно с прибором. Генерал может приказать – мы можем не сделать. То есть, мы не имеем права так делать. Но можем делать вид, что все сделали, а на самом деле не делать ничего. И у нас будет миллион оправданий. У нас нет того, нет этого, и ту штуковину нам не подвезли вовремя, а той хреновиной воевать невозможно – мы ее покрасили и воткнули на место чисто для красоты.

И все эти отмазки будут правдой.

Как правило.

Потому что остальные железяки мы промотали, разбазарили, потеряли, или они у нас развалились от старости – кроме тех хреновин, покрашенных в десять слоев, которыми воевать невозможно, и они тут для красоты стоят.

И танк этот дурацкий глаза мозолит, ну заберите его уже кто-нибудь у нас. Не положен нам танк по штатному расписанию! Черт его знает, откуда он тут взялся!

Спасите нас, товарищ генерал. Мы больше не можем.

Иногда генерал спасает. Чаще так: он приходит, берет нас за руки и начинает этими руками сгребать в кучку дерьмо, которое из-под нас рассыпалось. Роет теми же руками яму, спихивает в нее дерьмо, аккуратно присыпает землей и разравнивает. И говорит: учитесь, негодяи, как делать вид, будто дерьма не было. Это «правильный» генерал с точки зрения офицерства, и вслед ему кланяются: спасибо за науку.

72
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru