Пользовательский поиск

Книга Оружие Возмездия. Содержание - ГЛАВА 12

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 12

– Сегодня будем рвать Фазу, – сказал Вася и радостно потер руки. – Фаза увольняется.

– Что значит «рвать»? – спросил я.

– Увидишь, – пообещал Вася и многозначительно надулся.

На вечернюю поверку наш старшина по кличке Фаза вышел почему-то не в зимней полушерстяной форме, а в застиранной хабэшке. Глаза у Фазы заплыли, физиономия опухла. Последние дни Фаза спал по двадцать часов ежесуточно. Как он сам объяснял – из спортивного интереса.

В строю третьего дивизиона оказалось неожиданно много народу. Появились вечно отсутствующие связисты Крумов и Шнейдер. И механик дежурного тягача пришел из парка. И каптерщик Сабонис, который так исступленно готовился к дембелю в своей каптерке, что мы уже забыли, как он выглядит. И хронически откомандированный водитель самосвала, избегавший жить в казарме, потому что его тошнило от одного вида Орынбасара Кортабаевича Арынова.

И даже сам Орынбасар Кортабаевич Арынов соизволил встать с кровати.

Фаза вполголоса зачитал список личного состава дивизиона и лениво оглянулся на дежурного офицера.

Дежурный вопросительно шевельнул нижней челюстью.

– В первом все!

– Во втором все!

– В третьем все… – то ли буркнул, то ли хрюкнул Фаза.

– В четвертом все!

– Во взводе обслуживания и хранения техники незаконно отсутствующих нет!

– Отбой, – скомандовал дежурный. – И если через пятнадцать минут я кого-нибудь увижу… Вы меня поняли.

Фаза повернулся к дивизиону.

– Отбой, – сказал он.

– Товарищи солдаты и сержанты!!! – рявкнул Сабонис. – Сегодня уволился в запас старшина третьего дивизиона сержант Тихонов!!!

– ААААААА!!! – заорал третий дивизион.

И бросился рвать Фазу.

Точнее, дембеля, стоя на месте, аплодировали. А забитые духи, затурканные молодые, свежепроизведенные черпаки и деды во главе с Васей – кинулись вперед и принялись рвать на Фазе форму. Фаза был парень крупный, но все-таки упал. Образовалась куча-мала, из которой летели клочья. Потом вылетел Вася – с сержантским погоном в зубах.

Когда из-под кучи выбрался хохочущий Фаза – в одном сапоге и остатках трусов, – там, внутри, еще что-то рвали.

Оказывается, третий дивизион Бригады Большой Мощности вот так провожал своих на дембель.

ПЕСНИ И ПЛЯСКИ

этнографический очерк советских папуасов

в ролях аборигенов-каннибалов – солдаты и сержанты ББМ

– А сегодня будем рвать Колю! – сказал Вася.

Увольнялся наш Коля-Гагауз, тот самый, что едва не угробил метким выстрелом из миномета все управление бригады.

Коля был добрейший парень, большой специалист по молдавскому национальному юмору. «Знаешь, как молдаване убивают мух? – спрашивал он. И сам же гордо отвечал: – Они ловят муху ртом и колотятся головой о стену, пока у мухи не сделается сотрясение мозга!».

Знаток традиций третьего дивизиона, Коля не только надел «на разрыв» старую хабэшку, но и слегка подпорол швы.

– В первом все!

– Во втором все!

– В третьем все! – крикнул Тхя, новоназначенный старшина.

– В четвертом все!

– Во взводе обслуживания и хранения техники незаконно отсутствующих нет!

– А законно?!

– Э-э…

– Ладно, отбой.

– Товарищи солдаты и сержанты!!! – провозгласил Сабонис. – Сегодня уволился в запас младший сержант Драгой!!!

– ААААА!!!

Колю порвали напрочь. Он убежал даже без трусов, в одних сапогах, из которых свисали остатки брюк.

Назавтра выяснилось: младший сержант Драгой уволиться-то уволился, но не уехал. Что-то не складывалось с проездными документами. Похмельный Коля весь день неприкаянно болтался по казарме. Вечером его попросили встать в строй. Так, на всякий случай.

– Отбой третьему дивизиону.

– Товарищи солдаты и сержанты!!!

– Сабонис, падла! – взвизгнул Коля. – Не смей!

– КОЛЯ УВОЛИЛСЯ!!! – заорал весь дивизион.

Коля пытался отмахаться, но сорвавшийся с цепи молодняк задавил дембеля числом. Так ему разорвали «пэша» – любо-дорого смотреть. Ничего не осталось ни от штанов, ни от куртки.

Это отдает дурным анекдотом, но Коля не уехал и на следующий день. Свалить от греха подальше из казармы он тоже не имел права. А вот уклониться от вечерней поверки мог вполне. Но не тут-то было.

– Традицию надо соблюдать, – сказал ему Сабонис, едва ворочая языком после вторичной «отходной». – Ты где-нибудь видел такую традицию?.. И я не видел. Молодые имеют право отвести душу. Ведь ты их дрючил? Вот пускай они тебя рвут сколько влезет. Значит, встанешь в строй как миленький. Ясно?!

– Мне не в чем, – пожаловался Коля, зябко кутаясь в больничный халат. – Только «парадка» осталась. Дай хабэшку какую-нибудь.

– Лучше я налью тебе сто грамм для храбрости.

– Лучше по сто грамм за каждый раз.

На поверку Коля вышел, глупо улыбаясь. В халате.

Бригада выла и стонала.

Коле порвали даже сапоги.

Когда увольнялся Сабонис, то он, пижон, так поработал над своей формой, что едва его ухватили за бока, мгновенно треснул ровно напополам, одна пилотка осталась. Вынырнул из ошметков и величественно удалился в каптерку.

А Орынбасар Кортабаевич Арынов до того всех достал, что начальство оказалось вынуждено отправить его от греха подальше на гауптвахту. Прошла информация, будто дивизион намерен разорвать Арынова на прощанье как Сабониса – пополам, – только вместе с организмом. Прожил Арынов на «губе» аж до самых холодов, вернулся оттуда очень маленький, вежливый и совершенно потерянный. И уволился, когда дивизион стоял в наряде.

И больше у нас никого не рвали.

* * *

Разумеется, в Вооруженных Силах СССР были некие единые правила общежития, равно исполняющиеся что на территориии ГДР, что в монгольских степях. Но количество вариаций на тему и частных случаев не поддавалось описанию. Например, в знаменитой артиллерийской Мулинской учебке батарея управления соревновалась, кто дольше не почистит сапоги. А в такой же Черниговской учебке матерый дед из такой же батареи управления был у меня на глазах бит прапорщиком за курение в туалете.

В одном полку дух – общая собственность. Кто его припахал, тот и молодец. В другом все духи окажутся строго расписаны по дедушкам, и попробуй чужого тронь. В третьем полку общему пользованию подлежат исключительно русские духи. В четвертом национальный вопрос не стоит, потому что власть забрали московские гопники, а они интернационалисты – ни своих, ни чужих не жалеют.

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru