Пользовательский поиск

Книга Из неопубликованного. Содержание - Гармония

Кол-во голосов: 0

Гармония

Я сбился с дороги и к утру въехал в город, которого на карте вроде бы не было.

Странный город. На улицах старики, женщины, дети. Мужчин ни одного. Я спросил деда:

– А где мужики?

– Как где? В тюрьме.

– Не понял.

– Не местный, что ли?

– Не местный.

– Оно и видно. В девять утра мужики, кто на машине, кто на велосипеде, кто пешком – в тюрьму. Боже упаси опоздать. Ровно в девять тюрьма закрывается.

Мы со стариком шли по неприбранной улице и вдруг за красивой решеткой, обтянутой проволокой, открылся дивный архитектурный комплекс.

– Вот и тюрьма, – с гордостью сказал дед. – Правда, красиво?

– Да это целый город со всеми удобствами! Лужайки, бассейн, фонтаны!

– А то! – старик сплюнул. – О чем вопят на свободе, возможно только в тюрьме. Попробуй-ка брось там окурок! Бросил? Вон из тюрьмы! И вот ты на свободе, когда все нормальные люди в тюрьме. Позор! А за решеткой все условия для раскрытия творческой личности. Ничего не отвлекает. Никаких соблазнов. Как говорится: твори, выдумывай, пробуй, бандитская рожа! Народ-то талантливый!

Видите, что может человек, если его посадить в тюрьму.

– И этих замечательных людей годами держат в заключении?

– Если безвылазно сидишь в тюрьме, звереешь, – дед вздохнул, – станешь профессиональным преступником, по себе знаю. Сейчас, слава богу, сообразили.

Ровно в 21.00, когда звонит колокол, все выходят из тюрьмы на свободу. И так каждый день. Вы никогда в тюрьме не сидели?

– Пока нет, – сказал я.

– Ну, еще молодой. Все впереди. Вам незнакомо чувство заключенного, когда он выходит за ворота на волю! Вот радости-то! Тут к ночи такое начинается!

– Праздник? – спросил я.

– Не приведи господь! Просто не верится, что эти распоясавшиеся скоты час назад были примерными арестантами. Так уж человек устроен. Ночь свободы – жуткое дело! Крики, смех, плач, драки, вплоть до убийства доходит! Да.

Восемь-десять трупов вынь да положь!

– Кошмар! – меня передернуло.

– А то! В тюрьме никто ни грамма! Иначе расстрел! А на свободе вино на каждом углу. Залейся. Выйти на свободу и не отметить дураков нет. Хотите стаканчик?

– Нет, нет…

– А я пропущу, – старик открыл водопроводный кран, налил красного вина, залпом выпил и зарумянился. – Вот. Ночью пьют до беспамятства. Будто в последний раз. Вот и выходит, что на свободе в человеке просыпается все худшее, а в тюрьме все лучшее.

– И сколько эта Варфоломеевская ночь длится?

– А сколько она может длиться, когда ровно в девять утра все должны быть в тюрьме?

– Погодите. Так что, убийцы остаются на свободе?

– Нет. Убийцы остаются в тюрьме. В девять ноль-ноль, я же говорю, все в тюрьму! А раз все, значит, среди арестантов наверняка окажутся и убийцы. Так что ни одно преступление не остается безнаказанным. А сидят все, начиная с шестнадцати лет и кончая шестьюдесятью шестью. Сами понимаете, пятьдесят лет – срок, достаточный для наказания с одной стороны и раскаяния – с другой.

– Погодите! – я споткнулся. – А как же невиновные? Они тоже в тюрьме?

– А то! Ясное дело, в тюряге.

– Получается, сидят ни за что?

– Почему? Отсидел ты, допустим, лет десять ни про что ни за что, значит, имеешь полное моральное право совершить преступление. Раз ты за него отсидел.

Логично?

– Ну а жертвы-то, жертвы?! Тех, кого не убили, но пытались убить. Они, если я правильно понял, тоже в тюрьме!

– А то! Все продумано. Во-первых, жертва знает: тот, кто над ней надругался, понесет наказание. Да вот он, сидит рядом. Попался, голубчик! К тому же смотрите: сегодня я жертва, ты преступник, а вечером выйдем из тюрьмы, возможно, наоборот.

– Странная, однако, логика.

– Зато логика. И о женщинах позаботились. Их же тянет к кому? К тому мужику, который способен на поступок. А коли сел в тюрьму, наверное, что-нибудь совершил. Как бабы вечером ждут своих из тюрьмы! Это надо видеть! Каждый раз на шею кидаются, будто в последний раз. Опять мудро. Что главное для любви?

Разлука. Чувства остреют. Пожалуйста, ежедневно разлука. Представляете эту безумную ночь, когда знаешь: утром в тюрьму! Трахаются самозабвенно, как в первый раз.

– Так где у вас лучше: в тюрьме или снаружи? Куда народ тянется?

– Судите сами. По сравнению с тем, что творится в городе ночью, в тюрьме благодать. Там под охраной кто тебя тронет! Это на свободе черт знает что и нету управы. Так человек устроен: свобода для него это шанс сесть в тюрьму. И глупо им не воспользоваться.

– Так выходит, полжизни в тюрьме?

– Полжизни на воле. Режим: утром в тюрьму, день отсидел, вечером вышел, ночь на свободе, утром в тюрьму. Замкнутый цикл, естественный, как все в природе.

Сбылась мечта всех народов: свобода, равенство, тюрьма, братство!

Мы попрощались. Очевидно, я сбился с пути и попал в город будущего.

69
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru