Пользовательский поиск

Книга Хенк и Боб. Страница 4

Кол-во голосов: 0

— Знаешь что… Ты мне адресок свой оставь. На всякий случай.

— Да принесу я! Честное слово!

— Это так… для подстраховочки. Вдруг забудешь. А я тебе памятку пришлю.

Хенк, догадавшийся, что халява не проскочит, грустно вздохнул и назвал адрес.

— Может, прогуляемся к тебе? — предложила Ритка. — А то потом окажется, что это адрес городского прокурора.

— Да ради бога! Ты уж меня совсем за поца держишь. Пошли!

— Да ладно, верю, — отмахнулась Ритка, хотя сомнения остались. — Перчатки есть?

— Зачем? Лето ведь…

— При чем здесь лето? Чтоб отпечатков не оставить!

— Ах в этом смысле?.. Матушкины возьму. У нее рука широкая, она всю жизнь на стройке кирпичи клала. И сейчас кладет.

— Хорошо. Запоминай. Записывать нельзя.

Ритка назвала адрес, который Хенк запомнил с четвертого раза. Не компьютер же…

Вернувшись домой, она позвонила в дверь соседу. Боб открыл только после второго звонка — он тренировался на балконе, готовясь поставить очередной мировой рекорд по плеванию на скорость.

— О, привет! — улыбнулся рекордсмен, словно увидел Ритку сегодня впервые. — Как дела?

— В стране кризис… Можно?

— Заходи.

Ритка зашла, прикрыв за собой дверь.

— Я тебе наколку нашла.

— Ну?! Класс! Спасибо, Ритка.

— Спасибо много, а три штуки в самый раз.

— Ого… А поменьше никак?

У дураков мысли схожи, еще раз убедилась Маргарита.

— За «поменьше» сам ищи. Я, между прочим, тоже рискую.

— Хорошо, договорились… Нормальная хата?

— Не пожалеешь. Хозяйка богатая, всю жизнь в строительном бизнесе. А он сейчас самый прибыльный после нефти и газа.

— Супер! — восхищенно потер пухлые ладони Боб.

— Завтра в час дня там никого не будет. Двери ты ломать умеешь, сам сказал. Вечером я зайду, отдашь долю. И не проболтайся никому.

— Что я, больной?

«Неизлечимый», — подумала про себя Ритка, но вслух произнесла:

— Запоминай адрес…

На дело Боб отправился пешком, хотя дом бизнесменши-строительницы находился на противоположном конце города. Но денег на автобус все равно не было, приходилось терпеть временные неудобства. В детстве он катался зайцем, но сейчас в автобусы посадили злых кондукторов, вооруженных травматическими пистолетами и электрошокерами. Ничего, их Великобельск не Москва, за час дойдет. За спиной, словно парашют, висел старый брезентовый рюкзак, в котором мирно соседствовали топор, бабкины вязаные варежки и матушкины колготки, которые Боб решил использовать в качестве маски.

Пригревало солнышко, щебетали птички, летали воздушные шарики, пестрела реклама, пела душа. И даже вереница въехавших друг в друга машин и несколько прикрытых простынями тел, лежащих на газоне, не испортили Бобу настроения. Чуть в стороне от машин под охраной мента понуро сидел на поребрике боец в тельняшке и голубом берете. Кажется, он спал. Вчера отмечался день десантника, не выспался ветеран.

Дом оказался такой же пятиэтажной «хрущевкой», что и у Боба. Это добавило уверенности — не заблудишься в комнатах. Да и вообще, Боб не особо мандражировал, словно это было не первое дело в его жизни, а, скажем, восемьдесят восьмое. Да и чего мандражировать? Наколка есть, топор тоже. Песня!

В подъезде он сразу разбил потолочную лампочку — так учили в сериалах. Хотя она и не горела, а свет проникал через лестничные окна. Но правила есть правила, сериалы не дураки сочиняют.

Поднялся на третий этаж — именно здесь находилась заветная дверца. О, как и обещала Ритка, — так себе, говно. Дерево и дерматин. Положив на пол рюкзак, он извлек из него варежки и топор. Натянул колготки, сделавшись похожим на толстого зайчика, и затем позвонил в дверь. Вдруг кто-то все-таки есть дома. Глазок прикрывать не стал, чтобы люди не заподозрили нехорошего. А так скажет, что ошибся дверью.

Никто не отозвался. Офигенно! Спасибо, Ритка! Можно бомбить!

Боб сунул лезвие топора в шелку между дверью и косяком. Сунуть-то сунул, но сим-сим не открылся. Он ладонью саданул по обуху, чтобы загнать инструмент поглубже. Это не принесло результата, нужно было что-то тяжелое. Боб огляделся, ничего подходящего не нашел, после чего снял кед и стал подметкой колотить по обуху. Кед, конечно, не молоток, но и дверь не бронированная. Примерно после десятого удара топор зашел в щель сантиметра на три. Боб ни минуты не сомневался, что оставалось его раскачать, а затем давануть плечом или задницей в дверь. Хоть это и был его первый подвиг, Боб действовал довольно грамотно. Видимо, тоже наследственное. А говорят, природа отдыхает на детях гениев. Спорный вопрос.

Внизу послышались шаги, кого-то принесло в подъезд. Черт! Придется прерваться. Боб потянул топор на себя, но тот слишком глубоко вошел в дверную плоть. Сейчас вынуть, потом опять забивать придется. На фиг. Пусть торчит.

Боб быстро обулся в кед, подхватил рюкзак и помчался наверх. Там есть проход на крышу, можно отсидеться.

Но его ждала засада, проем оказался закрыт на довольно мощный висячий замок. Зараза! Если человек живет на пятом этаже — это провал. Боб, не снимая колготок с головы, осторожно глянул вниз. Шаги приближались. Боб присел, чтобы разглядеть человека. Чикса в очках и с тубусом в руках. Студентка, наверное. Это немного успокоило. С чиксой он справится даже в колготках на голове.

Но справляться не пришлось. Чикса притормозила возле топора, пожала плечами и пошла выше. Остановилась на четвертом этаже, загремела ключами и наконец исчезла в одной из квартир.

Пронесло. Можно продолжать работу. Боб спустился на площадку. Топор дожидался его в двери. Хватит раскачивать, а то еще кто-нибудь появится. Отойдя к противоположной двери, он разогнался и въехал плечом в дерматин. Косяк хрустнул, ригель замка выскочил, и дверь почти открылась. Пара ударов ногой довершили дело. Только тут Боб понял, что открывалась она наружу, но не стал убиваться по этому поводу. Главное — результат.

Всё, теперь все силы на сбор урожая. Вообще-то, хата не походила на жилище олигарха. И даже строительного бизнесмена. Но это, наверное, маскировка. Они все, сволочи, маскируются, чтоб честные люди не смогли до них добраться.

Особо не церемонился, выворачивал из шкафов содержимое на пол. Не сказать, что квартира была упакована по высшей категории, но кое-что имелось. Золото Боб не брал — что с ним делать? Денег не нашел. Запихивал в рюкзак все, что, по его мнению, представляло ценность. О, тетрис! Супер! Фонарик с тремя режимами! Мечта! Молодец, соседка, верную наколку дала.

Микроволновка в рюкзак не влезла. Но оставлять ее нельзя — вещь серьезная, немерено, наверное, стоит. Придется в руках нести.

А топор куда девать? А ладно, оставлю здесь. Зачем он теперь нужен? Разве что на память об отце.

Колготки тоже решил не брать, стянул их и зашвырнул на шкаф. Закинул пухлый рюкзак на плечи.

Ха! Надо бы приколоться над бизнесменшей. Как без прикола? Фантазировать некогда, пошутим по-быстрому. Тем более отлить хочется. Вот и отольем. Прямо в вазу с бамбуком. Х-х-хорошо…

Прежде чем покинуть жилище строительной бизнесменши, он вышел на балкон и плюнул в сидевшую на газоне ворону. Попал точно в голову. Ворона каркнула матом и улетела.

Он гордо шел по улице, неся перед собой микроволновую печь «LG», и радовался, как ребенок. Он сумел, он сделал это! Смотрите, люди, завидуйте! Я настоящий вор. Почти что в законе!

— Эй, парень! Ты чего в варежках-то? Лето же!

Ой, блин! Точно. Не удобно. Руки потеют.

Снял, сунул в карманы толстовки.

Боб держал путь на городской вещевой рынок, как посоветовала Ритка. Путь не близкий, но своя ноша не тянет. Единственное, что огорчало, — плата за наколку. Целых три штуки! Охренеть! Никакого риска, подумаешь, адрес назвала. Боб прикинул, что сразу отдавать долю не станет. Потянет время, а потом, глядишь, Ритка забудет. Плохо, новую наколку больше не даст.

4

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru