Пользовательский поиск

Книга Импотент, или секретный эксперимент профессора Шваца. Страница 81

Кол-во голосов: 0

– А ругаться нехорошо. Моя сестренка никогда не ругается! И на стройке играть запрещено! – сказал мальчик и, обнаружив в руках у профессора огромный лом, отошел на безопасное расстояние.

Профессор снова выругался и побежал за сорванцом, чтобы как следует его проучить. Взвизнув от восторга, мальчишка бросился наутек и вдруг провалился в открытый канализационный люк.

– Эй, осторожнее! – закричал профессор, не на шутку испугавшись.

Он подбежал к люку и заглянул в зловонную глубину. Мальчика не было. И вдруг снизу на профессора уставились чьи-то красные, злобные глаза. Швацц вскрикнул и испуганно отпрянул, а из люка вылез мерзко ухмыляющийся Фредди Крюгер в своем неизменном красном, но сейчас здорово измазанном, свитере.

– Ты зачем так быстро бегаешь? – произнес Фредди, натягивая свои ужасные рукавицы с лезвиями на пальцах. – Не надо было бегать по стройке, Арни…

– Я не Арни! – воскликнул профессор, неизвестно зачем вступая в полемику с обожженным монстром. – Я – его создатель!

– А мне на это наплевать, – не стал возражать Фредди Крюгер и, лязгнув лезвиями, прыжками погнался за профессором Шваццем.

Испуганно закричав, Арнольд Швацц бросился прочь от ужасного монстра, но почти сразу же споткнулся, ударился о руль своего «Форда» и проснулся в холодном поту.

Глава одиннадцатая
Профессор назначает свидание Мэри

Гости, приглашенные Арни на вечеринку, разошлись только под утро. Профессор видел, как один за другим от его дома отъезжают автомобили актеров, в фургон залезли мрачные от выпитого бородатые операторы, двое ассистентов с глупыми лицами бережно уложили в «Тойоту» режиссера Стила Спивенберга. Наконец, на лужайке осталась только одна машина спортивной модели. Конечно же, эта штучка принадлежит Барбаре Порни, догадался профессор.

Светало. Пели птички, а из окна второго этажа, там, где находилась холостяцкая спальня профессора, все еще доносились повизгивания Барби и вздохи Арни. Секс-звезда продолжала развлекаться с Арни.

– Этот робот слишком быстро всему обучается, – проворчал профессор. – Надо же! Все схватывает на лету… Его бы энергию, да в мирных целях…

Профессор продолжал прятаться в своей машине. Жизнь вокруг него просыпалась. На велосипеде проехал почтальон, бросив у двери утренние газеты. Два соседа Арнольда Швацца отправились на утреннюю пробежку, и встретившись недалеко от машины, обменялись своим мнением по поводу «этого грязного сборища» и «недостойного поведения, которого они не ожидали от такого уважаемого профессора Швацца». Профессор с удивлением узнал, что ночью кто-то из его гостей ободрал клумбу тюльпанов у соседа слева, а у правого соседа – сходил «по большому» прямо под дверью. И тот, и другой собирались подать на профессора Швацца в суд.

Было около девяти часов утра, когда из его дома вышли довольные друг другом Арни и Барбара Порни. Кинозвезда, хотя и выглядела несколько утомленной, шла очень быстро и щебетала не переставая. Об Арни и говорить не приходилось – он был свеж как после бани. Они быстро вскочили в машину и уехали, наверное, продолжать развлекаться в другом месте.

Вслед за ними отъехали еще три машины с репортерами, ранее не замеченные Шваццем. Репортеры оживленно обсуждали события предыдущего дня и ночи, стрекотали видеокамеры, следя за машиной секс-звезды и ее нового фаворита.

Профессор вылез из машины и обнаружил, что все кости его болят, а спину он отлежал на выступающих пружинах сиденья своего «Форда». Джек Фондброкер – молодец, вовремя подарил ему машину, жаль, что ее украли.

Стараясь, чтобы его не заметили, профессор подошел к дому, поднял газеты, брошенные у двери, и прошел в дом. В гостиной царил полный беспорядок. На полу лежали осколки разбитых фужеров, на столе остались недоеденные объедки и недокуренные окурки, весь пол представлял собой полигон, на котором была разбита коллекция ценного фарфора, словно кто-то играл ею в кегельбан. А ведь этот фарфор Арнольд стал собирать с давних пор, когда в первый раз получил гонорар за свою статью об искусственном интеллекте. Обидно!

Профессор пошел на кухню и сделал себе кофе с коньяком. У него уже не было сил ругаться на своего робота. Но когда он поднялся в спальню и в ужасе закрыл глаза, силы нашлись: погром в спальне превзошел все его ожидания. Недавно купленный диван лежал на боку, из его выпуклого бока торчали блестящие пружины, простыни и подушки были разбросаны по всей комнате, на персидском ковре тлела большая дыра, словно кто-то разводил тут костер.

Еще раз мрачно выругавшись, профессор погасил окурок, поставил диван на место, вырвал две пружины, чтобы не мешали, и прилег отдохнуть. Он закрыл глаза и почувствовал, что засыпает. Но не тут-то было!

Сначала позвонили несколько его соседей и высказали все нелестное, что они думают о его благопристойности. Профессор, как мог, успокоил их, и записал на салфетке, сколько и кому он должен. Сумма получилась кругленькая!

Потом в трубке появился профессор Фрэнк Паркер.

– Арнольд, ты уже читал утренние газеты?

– Еще нет.

– Поздравляю. В смысле, я был удивлен. В смысле, как тебе это все удалось? У тебя просто потрясающие способности…

– Ты слишком любезен, Фрэнк, – ответил профессор. – Я тебе перезвоню…

Заинтригованный профессор пролистал утренние газеты. Заголовки гласили:

«Стал Спивенберг зажигает новую звезду на небосклоне Голливуда!», «Профессор корпорации «Био-Робот-Сплав» участвует в съемках фильма!», «Ученому дали роль в эротическом триллере!», «Арнольд Швацц проводит ночь любви с несравненной Барбарой Порни».

Последний заголовок и напечатанное ниже интервью были особенно интересными для профессора.

– Скажите, Барби, хорошо ли вам было с профессором Шваццем? – спрашивал любопытный журналист.

– О, это было что-то необычное! – отвечала Барбара. – Думаю, что зрители согласятся со мной, увидев работу Арни в новом фильме. Стил был просто в восторге, когда увидел его в кадре, я была в восторге, когда провела с ним ночь! Теперь лысеющие, пожилые мужчины-профессора – мой идеал!

– Эх, Барбара, – вздохнул Арнольд Швацц, отложив газету. – Ты мне тоже нравишься, но эта самовлюбленная жестянка с микросхемами стоит между нами…

Профессор принял душ, вышел в комнату и заглотил парочку своих новых пилюль, после чего решительно позвонил Мэри, назначив ей свидание на час дня.

Мэри сразу же согласилась.

Глава двенадцатая
Никогда не прячьтесь под диваном

Профессор, как мог, прибрался в комнате, потом снова прилег на диван, полностью расслабившись, как учила йога. Ожидая свою секретаршу, он стал думать, как ему приструнить негодяя-робота.

Наверное, вся беда была в том, что в биоробота была вложена слишком подвижная психика. Но без нее он не смог бы выполнять поручения профессора – робот должен был импровизировать в зависимости от сложившейся ситуации, на месте изменяя сценарий своего поведения с женщинами.

«Придется мне более четко формировать свои приказы, – подумал профессор. – Устрою ему взбучку, когда он вернется. А если он не будет меня слушаться, я его уничтожу. Мне такой непослушный робот не нужен…»

Наконец, на первом этаже послышались шаги Арни, профессор поудобнее устроился на диване.

– Сейчас он у меня получит, – решил он, настраиваясь как можно серьезнее. – Посажу его в шкаф, а потом придет Мэри…

Однако, Мэри появилась раньше – на лестнице вслед за шагами Арни послышался цокот женских каблучков.

– О, профессор, как я рада, что вы позвонили! – послышался радостный голос секретарши. – Я так по вам соскучилась!

– Верю! Я постараюсь, чтобы у вас осталось самое лучшее воспоминание о нашей сегодняшней встрече, – отозвался своим бархатным голосом железный двойник профессора.

Швацц с нарастающим негодованием прислушивался к разговору.

– Вот ведь мерзавец! Он снова пытается отбить у меня женщину!

81
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru