Пользовательский поиск

Книга Импотент, или секретный эксперимент профессора Шваца. Содержание - ИЗ СБОРНИКА НОВЕЛЛ «ТОЧКА ПОКОЯ»

Кол-во голосов: 0

Надо сказать, что с девушками Васе не везло. Не желали девушки знакомиться с таким скромным, тихим и не очень красивым парнем. Да и сам он был не слишком решительный, так что…

Раздался легкий щелчок, как будто бы выскочила пробка из бутылки шампанского, и девушка, поющая в телевизоре, оказалась перед Васей.

– Вы кто?! – изумленно и испуганно крикнула она.

– Вася, – широко раскрыв глаза, пробормотал он.

– Где я? Почему я здесь?

«Откуда я знаю?» – тоскливо подумал Вася и вежливо сказал, указывая на кресло:

– Садитесь, пожалуйста. Да не волнуйтесь так! Внезапно девушка успокоилась и села.

– А я и не волнуюсь.

– Извините, – засмущался вдруг Василий. – Вы так неожиданно появились, а у меня тут не убрано…

– Это я пою, – сказала девушка, указывая на телевизор.

– Знаю, – вздохнул Вася.

– А меня Лена зовут.

– Это хорошо.

Они помолчали. Вася не знал, о чем говорят с девушками, которые поют в телевизоре.

«Татарин, сволочь, наколдовал, теперь сиди тут, – думал он. – А кольцо-то, наверно, волшебное!»

Эта мысль его так поразила, что он разинул рот.

– Что вы сидите, разинув рот? – спросила Лена. – Расскажите что-нибудь.

– Что? – глупо спросил Вася.

– Что-нибудь, – настаивала девушка.

«Что-нибудь, – мысленно передразнил он, – чтоб тебя черти взяли!»

Позвонили в дверь.

Вася встал, вышел в коридор и открыл дверь. Вошли три черта.

– Где она? – деловито спросил главный черт в кепке и кирзовых сапогах.

– Кто?

– Баба, кто же еще!

–А…

Пораженный Вася медленно сходил с ума. Черти прошли в комнату. Послышался визг Лены, запахло серой, и черти ушли, унося трепыхающийся мешок.

– Расписочку пожалуйста, – попросил главный.

Вася машинально поставил закорючку на какой-то бумажке, и черт исчез.

Когда Василий очухался, в квартире было тихо, как на кладбище.

«Я волшебник», – подумал Вася и заказал:

– Пива!

В его руке оказалась кружка пива, и он ее с удовольствием выпил.

– Я волшебник, – произнес Вася вслух, смакуя это красивое слово, – волшебник.

Так Василий Иванович Николаев, простой советский гражданин, стал волшебником.

Вот.

Рассказываю дальше.

Да, Василий Иванович Николаев стал самым настоящим волшебником. Да еще каким! Я знаю много волшебников, как у нас в стране, так и за рубежом. Некоторые умеют, например, купить в пустом магазине черную икру, произнеся магическое заклинание: «Я от Семен Семеныча» или не менее магическое: «Я от Иван Иваныча». Некоторые – поступить в институт международных отношений, не сдавая экзаменов. Совсем не многие могут получить все, о чем пожелают вслух (у нас в стране это были, в основном, члены Политбюро ЦК КПСС, а ныне господин Президент и его команда). И, пожалуй, никто не может получить все, о чем подумает.

Кроме Василия Ивановича Николаева.

За десять минут Василий заново обставил свою крохотную квартирку, назаказывал себе массу супермодной одежды, новый японский телевизор с видеомагнитофоном и много-много всего. Квартира стала похожа на склад. Вася удовлетворенно осмотрелся и сказал:

– Хорошо! Разрази меня гром!

Последнее, что он видел, была молния, влетевшая в окно. Грома он уже не слышал.

Прогремел гром, и Василий упал на пол. Одним волшебником стало меньше.

Появившийся неизвестно откуда татарин снял с его руки кольцо, положил в карман и сказал на чистейшем русском языке:

– Се ля ви.

И, прихватив бутылку из-под портвейна, опять исчез.

Вот и вся сказка. Грустная, да что поделаешь? Такова жизнь.

Мораль? Мораль сей сказки очень проста.

Надо бороться с пьянством и никаких 33-х портвейнов!

ДЫК ИЛИ КАК МОСКОВСКИЕ МИТЬКИ ДОСТАЛИ ПИТЕРСКИХ

Роман

Маленькое вступление

Кто сейчас не знает митьков? Покажите мне такого «динозавра»!

Митьки – это группа питерских художников во главе с Дмитрием Шагиным, больших любителей посидеть и выпить, которые весьма удачно превратили свою жизненную концепцию в стройную философскую теорию, изложенную в программных книгах Владимира Шинкарева «Митьки» и «Папуас из Гондураса». Митьки любят носить тельняшки и ботинки фирмы «Скороход», пить портвейн, лежать и ничего не делать, вяло перебрасываться фразами «Дык» и «Елы-палы», называть всех «братишками» и «сестренками», цитировать любимые фильмы «Место встречи изменить нельзя» и «Адъютант Его Превосходительства».

Кто сказал, что в Москве нет митьков? Есть, елки-палки, есть! Иначе пусть из меня сделают котлету в мажорном ресторане «Прага». Ну, конечно, наши митьки весьма отличаются от питерских. Дык, ведь тельняшек в Москве нет! Не морской город Москва! Ботинок фирмы «Скороход» тоже не носим. Валенки больше в почете али галоши. Но дело-то не в них!..

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая
О том, как от Фтородентова ушла жена

Настенька Фтородентова возвращалась из командировки в самом прекрасном настроении. Сидя в такси от аэропорта до дома, она напевала себе под нос песенку БГ, смотрела из окна на родной город, по которому успела соскучиться и вспоминала своего хотя и непутевого, но все же любимого мужа. Подкатив к дому, Настенька сунула ухмыляющемуся шоферу пять рублей и, прихватив спортивную сумку с надписью «SPORT», легко взбежала по лестнице на четвертый этаж. На подоконнике четвертого этажа лежал здоровый кот Мурзик. Щуря сонные глазки, кот ласково посмотрел на Настеньку и лениво зевнул.

– Привет, котяра! – поздоровалась Настенька, потрепав Мурзика по мохнатой голове, отчего тот немедленно замурлыкал. – Как тут без меня дела?

Кот еще раз зевнул, как бы давая понять, что он не знает как у кого, а у него самого дела идут как нельзя лучше.

Настенька достала из сумки ключи, отворила дверь, вошла и… замерла на пороге. В квартире, однако, был форменный бардак. Весь пол был усеян окурками, мебель передвинута так, что черт ногу сломил бы, если бы появился здесь в этот момент. Шкаф, например, стоял на боку, его полированная створка, украшенная свежей царапиной, была открыта и оттуда высовывалась кипа грязного белья. В добавок ко всему в квартире пахло чем-то затхлым, то ли перестоявшей квашеной капустой, то ли портвейном, пролитым на пол, а может и тем и другим.

Первой мыслью остолбеневшей хозяйки было «А не побывали ли у нас гости из комитета Государственной Безопасности?» Впрочем, времена были не те, в смысле не тридцать седьмой год, и Настенька быстро осознала свою ошибку. Но гости в квартире все-таки явно побывали. Их следы были не только на полу, но и на стенах, и даже на потолке была заботливо приложена чья-то жирная рука.

– Василий! – голосом, полным муки, закричала Настенька, взывая к своему мужу.

Над диваном поднялась всколоченная голова, украшенная рыжей бородой.

– А-а-а!!! – радостно закричала голова. – Сестренка моя, Настенька!

Голова слезла с дивана, дополнившись неожиданно длинным телом и, растопырив руки, двинулась к Настеньке с явным намерением обнять дорогое для обладателя головы существо.

Настенька ловко уклонилась от объятий.

– Что это, Вася? – спросила она, показывая на бардак.

– Овсянка, сэр, – по обыкновению ответил Василий, цитируя любимый фильм и все еще пытаясь обнять горячо любимую жену.

– А где телевизор? – закричала жена, и на ее глазах появились крупные слезинки.

Василий осмотрелся по сторонам и заметил, что телевизора действительно нет. Куда он делся, Фтородентов, хоть убей, не знал.

– Настенька, – жалобно протянул он, давая понять, что телевизор им был не так уж и нужен, ведь они так любили друг друга. – Сестренка моя… Ведь ты сестренка мне? – спросил он и, убедившись, что это в самом деле сестренка, добавил, – Сестреночка…

– Да… – Настенька прошлась по комнате, разглядывая неприличные надписи на стенах и вдруг взгляд ее упал на нечто, лежащее на полу.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru