Пользовательский поиск

Книга Импотент, или секретный эксперимент профессора Шваца. Содержание - АФОРИЗМЫ, ОГОВОРКИ, ШУТКИ

Кол-во голосов: 0

Полицейские развалились в глубоких кожаных креслах и с постепенно утихающим азартом играли в карты. Два часа назад по тому, как карты бросались на стол, можно было определить, что они играют в самую бездарную игру, именуемую «очко». Начиная с семи утра, в приемной время от времени трезвонил телефон, тогда полицейский по имени Майкл Джонсон ругался и хватался за трубку, чтобы пробурчать что-нибудь грубое и неутешительное.

К восьми тридцати нервы Майкла Джонсона были уже на пределе.

– Да! – рявкнул он на очередной звонок. – Нет! Никакого профессора Швацца здесь нет, не было и не надо!

Он бросил трубку и повернулся к своему напарнику, который носил имя Алекс Маккартни.

– Достали уже эти репортеры, – сказал он раздраженно. – Никогда больше не подпишусь ни на одну из газет!

– Можно подумать, ты их когда-нибудь читаешь, – пошутил Алекс, прикуривая сигарету, зажатую между вставными железными зубами.

– Конечно, читаю, – обиделся Майкл. – Там публикуют программу телепередач!

Он снова взял в руки карты, брошенные на стол при звонке телефона и зевнул.

– Ну, сколько там у тебя?

– Девятнадцать.

– Значит, мое! – осклабился Майкл и, показав напарнику свои карты, глянул на часы. – Ого! Уже восемь часов утра! Я больше не могу!

– Как хочешь.

Алекс убрал в карман колоду карт, а Майкл сгреб со стола горсть мелочи и тоже закурил. С минуту они молча пускали сигаретный дым, строя в воздухе замысловатые фигуры.

Это были как раз те полицейские, что прибыли на место происшествия в дом профессора Швацца и с которыми позднее так невежливо обошелся робот Арни. Оба всю ночь были неразговорчивы, говорить было не о чем, поскольку вся беседа сводилась к строке «Какая же сволочь этот робот, а также профессор Швацц и частный детектив Ник Штибельсон!»

Под утро полицейского Алекса Маккартни осенило, кто во всем виноват.

– Какая же сволочь этот Билл Роберте! – сказал он важно своему напарнику. – Вечно найдет для нас самую грязную работенку!

– Точно! – поддержал его Майкл Джонсон, закинув ноги на стол, где стояли пять разноцветных телефонов, два факса и большой персональный компьютер. – Нет бы послать нас в какой-нибудь публичный дом, или шугануть наркоманов, или, на худой конец, арестовать какого-нибудь мафиози, который может дать нам откупные. Так нет же! Он присылает нас охранять никому не нужного полоумного профессора!

Приятели покосились на стеклянную дверь, ведущую в лабораторию, из-за которой всю ночь доносились странные шумы и стуки механизмов.

– Частный сыщик тоже хорош, – проворчал Алекс, который, как и все полицейские, терпеть не мог конкурентов-частников. – Дают лицензию кому попало! Этак и я завтра стану частным сыщиком, буду сидеть в офисе, трахать клиенток и стрелять из блестящего пистолета по прохожим… Попал бы он к нам, я бы его живо посадил в камеру к огромным неграм-гомосекам, тут-то с него вся спесь и слетела бы! Уж очень он высокомерный, такие долго не живут.

– Точно! Кто-нибудь его обязательно пристрелит. И одним конкурентом для тебя станет меньше, – пошутил Майкл и оглушительно зевнул.

В комнату к полицейским вошла Джейн Блензи с подносом, на котором стояли две большие чашки с кофе и на пластмассовой тарелочке лежала пара сэндвичей.

– С добрым утром, ребята! Как вам спалось?

– Поспишь тут в таком шуме, – недовольно буркнул Алекс. – О, кофе! Это нам?

– Тебе, Майкл, и тебе, Алекс! – ответила Джейн нараспев и поставила еду на стол перед полицейскими, потянувшимися носами к подносу. – Мистер Ник Штибельсон просил напомнить вам приказ мистера Робертса, что начинается рабочий день и в эту комнату в девять часов придут работать секретарши. Под каким-нибудь предлогом их лучше удалить из комнаты, так как в лаборатории ведутся секретные работы! А еще могут зайти неугодные посетители – разные там репортеры или гангстеры, так что вам надо быть настороже и никого в лабораторию не пускать.

– Не пустим! – веско заявил Майкл. – Я пристрелю даже почтальона со срочной телеграммой!

– Что-то вы плохо выглядите, – заметила Джейн. – Так и не ложились? Ведь вы должны были дежурить по-очереди.

– Интересно, как бы мы тогда играли в карты? – задумчиво поинтересовался Алекс.

– Ах, да! Простите! Я сказала глупость, господа! – улыбкой ответила Джейн. – Мне пора. Следите за посетителями. Успех нашего предприятия находится в ваших руках.

Джейн вернулась за стеклянную дверь.

– Один нормальный человек в этом здании, и та девушка.

– Красивая, – определил Алекс, проводив Джейн своим немигающим, как у удава, взглядом. – Интересно, что она делает после работы?

Около девяти в комнате начали появляться секретарши: брюнетка, блондинка, две рыженьких и еще одна в парике, лет пятидесяти – пятидесяти одного. Стреляя глазками на мужественных полицейских, девушки усаживались на свои рабочие места, включали компьютеры, красили губы и звонили по телефону. Глядя на красивых молоденьких секретарш, Майкл и Алекс приосанились, приняли как можно более грозный вид защитников порядка и демократии.

– Что случилось? – спросила коротко подстриженная брюнетка у Алекса. – Кого-нибудь убили?

– Пока нет, – флегматично ответил Алекс.

– А кого должны убить?

– Я так думаю, что профессора Швацца, – Алекс радостно ухмыльнулся, приглядываясь к девушкам. – Я ни капельки не удивлюсь, если его кто-нибудь да пристрелит! Ведь это именно он выпустил на улицы нашего города железного ублюдка, который всех насилует!

– Ох! – выдохнули секретарши, которые с большой опаской шли сегодня на работу.

– Меня он пока не изнасиловал, – похвасталась брюнетка.

– Хорошо, что я не женат, – заметил Алекс, с намеком поглядывая на приглянувшуюся ему брюнетку.

Этот придурок мог бы поиметь мою жену! Этого я бы не пережил.

– А я женат, – сердито буркнул Майкл, закуривая новую сигарету.

– Это просто праздник для твоей жены, – сказал Алекс.

– Кстати, девушки, – лениво молвил Майкл, поглаживая ствол своего пистолета, – сюда с минуты на минуту могут заявиться нежелательные гости, вполне возможна перестрелка, мне это, конечно, все равно, но вы бы лучше поискали себе другое место для работы.

Секретарши вскочили и бросились на выход. Алекс кинул мимолетный взгляд на пышные формы брюнетки и громко спросил:

– А что вы делаете сегодня вечером?

– Я? – все девушки с готовностью обернулись к Алексу.

– Я имею в виду вон ту брюнетку, – сообщил Алекс и улыбнулся выбранной девушке.

– Сегодня вечером я совершенно свободна! – сообщила девушка, улыбаясь в ответ.

– Очень хорошо, – потер руки Алекс. Он встал и приблизился к секретарше. – Меня зовут Алекс, а вас?

– Мэгги, – представилась девушка.

– Какое славное имя! – воскликнул полицейский и поперхнулся, отчетливо разглядев толстый слой косметики на некрасивом лице. Мэгги была вовсе не так хороша собой, как ему сначала показалось при взгляде со спины. – Надеюсь, Мэгги, что у вас все-таки найдется какое-нибудь неотложное дело, поскольку я весь вечер буду занят перестрелкой с бандитами…

Фыркнув, брюнетка выскочила вслед за остальными девушками, а Майкл весело заржал.

Полицейские только намеревались поскучать, как в комнату, хлопнув дверью, стремительно вошел президент корпорации «БРС» Джек Фондброкер. Сегодня утром Джек Фондброкер выглядел не слишком импозантно. Нетрудно было заметить, что президент корпорации небрит, костюм на нем помят, а его надменное лицо дергается от гнева.

Не задерживаясь, мистер Фондброкер направился к дверям в лабораторию.

– Эй, мистер! Вы куда? – Майкл приподнялся с кресла и загородил дверь.

– Можете не вставать, – отмахнулся Фондброкер. – Я – Джек Фондброкер, президент этой фирмы.

– А по мне хоть Фараон Московский.

– Господин полицейский! Вам это, конечно, будет очень трудно понять, но все-таки потрудитесь усвоить четыре слова: меня ждет профессор Швацц!

– Не велено! – упорствовал Алекс.

89
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru