Пользовательский поиск

Книга Мифы индейцев Южной Америки. Книга для взрослых. Содержание - 113. Откуда взялись индейские женщины

Кол-во голосов: 0

— А я-то надеялась, что будет у меня помощница! — горевала старуха. — Ну, хоть дайте что-нибудь пожевать! Яйца черепашьи дадите?

Ягуары были жадными, поэтому отдали только два яйца.

Когда старуха разбила яйца, из них вышли маленькие человечки: Ваши и Мавари. Три года растила детей хозяйка, пряча обоих, как прежде их мать, под перевёрнутым горшком. К концу этого срока Ваши и Мавари возмужали и обогнали ростом средних мужчин. Их тела были исключительно волосатыми, подбородок закрывала окладистая борода, зато волосы на голове были короче, чем сейчас у индейцев.

Вначале братья не имели половых органов. Жизнь Ваши и Мавари переменилась коренным образом после разговора с одной лесной птичкой.

— Вы знаете, что такое пенис? — спросила птичка.

— Понятия не имеем!

— Пенис это растение, советую вам его поискать!

Братья обшарили лес и в конце концов пенис нашли. Они сорвали его и лизнули, а потом пошли спать. За ночь у них выросли собственные пенисы такие, как сейчас у мужчин, только длиннее и толще. Пришлось сплести и надеть набедренные повязки. Это помогло: пенисы приняли естественные размеры.

Живя в лесу, Ваши и Мавари сделали первые в мире луки и стрелы, первые каменные топоры и ножи и первую вершу для ловли рыбы. Однако культурных растений братья долгое время не знали: выкапывали невкусные и ядовитые корневища лиан, с которыми приходилось долго возиться, прежде чем их вообще можно было взять в рот.

Однажды Ваши и Мавари взяли свои топоры и стали рубить лес. Старуха явилась на расчищенный от деревьев участок и облегчилась. Её экскременты превратились в маниок, но братьям он не понравился. Тогда старуха вернулась на то же место, велела обложить её хворостом и сжечь живьём. Сгорела она быстро, а из обожжённых костей получился настоящий, хороший маниок, который едят с тех пор все индейцы племени вайвай.

С тех пор, как братья обзавелись пенисами, они потеряли покой: все думали, как раздобыть женщину.

— Эй, — закричала им как-то птичка, — в поставленной вами верше кто-то сидит!

Братья вытащили вершу и нашли внутри выдру. Потеряв терпение, оба совокупились с ней, тыкая пенисом в глаз животному. Выдра отчаянно вырывалась:

— Я же не женщина, — кричала она, — поймайте себе в реке жён и соединяйтесь с ними сколько душе угодно!

Братья последовали совету: Ваши пошёл вверх, а Мавари вниз по течению. Мавари выловил женскую сумочку, затем циновку, на которой сидят девушки, когда у них месячные, потом выловил разные нитки, волокна и краски, потом бисерный женский передник, сделанный, правда, не из настоящего бисера, а из рыбьей икры. Далее он выудил веретёнце и, наконец, женщину.

Женщина эта была из рода змей-анаконд и прижимала к груди своего змеиного ребёнка. Мавари его усыновил и снова вернулся к реке. Теперь он выловил все перечисленные выше предметы ещё раз в том же порядке, а в завершение вторую женщину, которую подарил брату. У той на руках были два щенка — с тех пор вайвай держат собак.

Ваши сперва родил дочь. Когда она подросла, он её взял в жены. Затем обе жены, юная и постарше, народили от Ваши кучу детей. От них произошли белые бразильцы, которых теперь тоже много. Что же касается Мавари, то почти все его дети умерли, остались лишь сын и дочь. От них происходят индейцы и европейцы, настоящие европейцы из Европы, которые добрые и дарят индейцам железные топоры.

Дочь Мавари была первой девушкой, которой мать рассказала, как надо вести себя в дни месячных кровотечений.

— Главное — не ходить к воде, — повторяла она, — иначе тебя утащат к себе наши родственники-анаконды! И на небо нельзя смотреть, иначе оно упадёт!

Ваши до сих пор живёт где-то в Бразилии. А Мавари огорчился, что его дети умерли, и вместе с женой ушёл в верхний мир. Забрались они туда по цепочке из стрел, пущенных одна вослед другой.

113. Откуда взялись индейские женщины

Педве отправился работать в огород. Сын его остался дома.

— У меня глаз болит, — пожаловался он матери.

Женщина наклонилась, внимательно рассматривая глаз.

— Ты с кем-то совокуплялся, — сделала она вывод, — и я на тебя сержусь!

И вдруг добавила:

— Сделай это со мной!

Сын послушался и они легли: пенис мальчика в лоне матери.

В это время вернулся Педве. Наблюдая за любовной сценой, он машинально поправлял хвостовое оперение на своих стрелах. Тут появилась дочь, неся корзину со сладким картофелем.

— Стыдно мне за твою мать и за брата, — проговорил отец. — Нога моя больше не ступит в этот дом!

Вскоре жена вышла на улицу справить нужду.

— Ты чего не заходишь? — удивилась она, увидев Педве.

— Не хочу. Я и говорить-то с тобой не стану, развратница!

После обеда Педве молча ушёл. «Во что бы такое мне превратиться? — размышлял он, стоя посреди огорода. — Пожалуй, что в маниок!» Педве попробовал, но сразу же передумал: «В маниок не годится: вытащат из земли, разотрут, положат на сковородку и станут печь. Тогда, может быть, в ямс? Или в батат?»

В конце концов Педве превратился в коня. Он пощипывал травку у края тропы, когда появились его три дочери.

— Вроде его следы…

— Да вот он!— воскликнула старшая.

— А ну-ка, станем и мы кобылами!

Две сестры выполнили это пожелание, но младшая облика не изменила. Держа в руках раскрашенный сосудик из тыквы, она зашагала с лошадьми рядом.

Пришли к озеру. Аутшетпируре ловил рыбу. Отец с дочерьми снова обернулся индейцами, а потом птичками-зимородками, и принялись воровать рыбу. Только младшая сестра по-прежнему ни в кого не превращалась, стояла на берегу и смотрела.

— Как тебе удалось так красиво раскраситься? — спросил Аутшетпирурэ у зимородка-Педве.

— Проще простого: надо немного полежать в земляной печи.

По просьбе Аутшетпирурэ отец с дочерьми вырыли яму, положили туда рыболова вместе с его рыбой, накрыли соломой и засыпали землёй.

— Теперь скорее! — велел Педве.

Все бросились бежать, но младшая девочка с полдороги вернулась забыла свой сосудик из тыквы. Когда она подошла к печи, ей захотелось попробовать рыбки и она стала разгребать землю. Аутшетпирурэ высунулся и спросил:

— Ну, как, я уже красив?

— Полежи немного ещё! — ответила девочка.

Аутшетпирурэ полез назад в печь. В это время Педве со старшими дочерьми забрался на пальму, надеясь спрятаться от Аутшетпирурэ, когда тот за ними погонится. Разыскав свой сосудик, младшая сестра присоединилась к ним.

Аутшетпирурэ долго сидел в яме. Наконец, выкарабкался и огляделся вокруг: никого. Изрыгая проклятья, он пошёл по следам, которые обрывались у пальмы. Тут младшая дочь случайно плюнула вниз. Аутшетпирурэ поднял голову.

— Как вы туда забрались? — спросил он.

— С помощью петли из лубяных волокон.

— Помогите и мне!

Педве бросил вниз полоску коры. Аутшетпирурэ схватился за неё и его стали подтягивать кверху. Затем одна из девочек перерезала эту верёвку, Аутшетпирурэ упал.

— Так дело не пойдёт! — сказал он себе и превратился в краба.

А Педве с дочерьми велели пальме нагнуться, спустились с неё, стали оленями и ускакали. Только младшая снова сохранила человеческий облик.

Теперь она зашагала одна и пришла к селению птиц, длинноногих серием. Там она спряталась на берегу водоёма. Отец-сериема послал сына за водой. Девочка плюнула. Сосуд в руках мальчика немедленно раскололся, и тот с плачем вернулся домой. А отец как раз пёк бананы.

— Дай банан, расскажу кое-что! — заявил вдруг сын.

Отец дал. Сын взял банан и рассмеялся:

— А вот и не расскажу!

Отец отобрал банан. Мальчик заплакал:

— Отдай, отдай, там на берегу девочка в кустах прячется!

Все жители деревни поспешили к водоёму. Мужчины-сериемы начали совокупляться с девочкой. Они совсем потеряли голову: вводили свои пенисы под мышки, в глаза, в рот, в нос, в уши. В результате девочка испустила дух: она не выдержала шума, поднятого насильниками. Сериемы разрезали её вульву на части и каждый кусочек перевязали верёвочкой. Из этих кусочков возникли настоящие индейские женщины.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru