Пользовательский поиск

Книга Мифы индейцев Южной Америки. Книга для взрослых. Содержание - 79. Ягуар

Кол-во голосов: 0

78. Кладбище

Жили два брата. Индейцы-карибы научили старшего, как надо превращаться в ягуара. Младший брат говорит:

— Слушай, стань ягуаром, я хочу посмотреть!

— Нет, — отвечает другой, — если я сделаюсь ягуаром, ты до смерти перепугаешься!

— Не перепугаюсь, у меня палка есть защищаться. Только попробуй мне угрожать: узнаешь, как будет больно.

Тогда старший брат удалился к заводи, где они обычно купались, а через минуту на той же тропе показался ягуар. Зверь подошёл к младшему брату, который визжал не переставая, будто его режут.

— Не ешь меня, ой, не ешь меня, братец! — кричал он, карабкаясь на крышу дома.

Ягуар немного рявкнул и удалился. И сразу же послышались шаги старшего брата, возвращавшегося с места купания.

— Я тебя просил не пугаться, — упрекнул он младшего. — Ты что думал, когда я зарычал, что я тебя съесть собираюсь? Да ведь я это просто на всякий случай, чтобы ты ничего не надумал со своей глупой палкой!

Младший брат успокоился. Скоро он вовсе избавится от страха. Он стал курить сигару старшего брата и сам научился превращаться в ягуара. Однажды оба ягуара решили:

— Что, если пойти на индейское кладбище? В могилах ведь можно найти массу полезных вещей: мало ли чего кладут родственники вместе с покойным!

В первой же разрытой могиле младший брат обнаружил топор и нож. Старшему не так повезло.

— Подожди меня здесь, — сказал он, — я схожу посмотрю ещё одно место!

Пока старший брат искал богатые погребения, младший лёг отдохнуть на поваленный ствол. Мимо проходил рыбак. Недолго думая, он метнул копьё и пронзил ягуара. Зверь упал на землю, но тут же вскочил и обратился в бегство. Старший брат последовал за ним. В лесу оба приняли человеческий облик и поняли, что младший ранен серьёзно. Он умер, не дойдя до деревни.

Старший брат решил отомстить. Став ягуаром, он устроил засаду на тропе, по которой должен проходить рыбак. Он прыгнул на него с дерева и загрыз.

79. Ягуар

У женщины были месячные. Это не помешало ей отправиться вместе с мужем ловить молодых попугайчиков. Муж забрался на дерево, нашёл гнездо и стал бросать на землю птенцов. Жена внизу подбирала их и засовывала живыми в рот. Кровь текла у неё сверху и снизу: менструальная кровь между ног, а птичья струилась по щекам, брызгала изо рта. Муж как увидел все это, так и замер.

— Что смотришь, спускайся, иначе я тебя съем! — объявила жена.

— Не спущусь! — возразил муж.

Но куда там: спустился! Жена схватила его за загривок, убила и принялась пожирать. А потом пошла домой: в руках корзина, а в ней мужняя голова, чтоб и детишки поели. Но как только свекровь взглянула на невестку, так сразу же поняла, что та теперь людоедка. Она потихоньку шепнула внучатам:

— Бегите отсюда быстрей!

Невестка вцепилась свекрови в тело и в голову, но вонзить зубы в неё не смогла, лишь всю облизала. Тогда она позвала детей и говорит:

— Сейчас буду вас кушать.

Однако дети удрали.

Не одни только дети, а все индейцы устремились прочь из селения. Они собрались на речном островке и принялись рыть яму. Людоедка подбежала, прыгнула и провалилась. Тут её завалили хворостом и сожгли. А наутро пришли посмотреть: в яме живой ягуар! Это людоедка в него превратилась. Но люди и ягуара сожгли, а сами вернулись в деревню.

80. Табак

Мужчина и женщина пошли в лес. Вот и дерево, замеченное ещё загодя. Карабкаясь по стволу и опираясь на толстые сучья, муж добрался до дупла, достал топор и стал расширять отверстие. Просунув руку, он нащупал в дупле птенца, вытащил его и бросил жене. Птенцов было много, и он принялся вынимать их одного за другим. Жена подхватывала маленьких попугайчиков и запихивала себе в рот. Муж взглянул вниз и увидел пустую корзину.

— Где же птенцы, ты что, ешь их, что ли? — удивился человек.

— Ты наверное ослеп, смотри, вот они! — указала жена на какой-то закрытый тряпкой предмет.

Муж достал последнего попугайчика и снова спросил:

— Ты их правда не ешь?

— Да вот же они, — возмутилась жена, — я что, по-твоему, сырое мясо глотаю? Просто прикрыла птенцов, а то солнце светило прямо на них.

— Но почему же твой рот в крови?

Муж стал спускаться.

— Подожди, помогу тебе, а то упадёшь, — сказала жена.

— Не надо, я прекрасно слезу сам.

— Нет, я помогу; не хочу, чтобы ты расшибся.

Здесь бы ему и ударить женщину топором: не знаю, почему он этого не сделал. Да что там: дурак был. Жена сперва подставила руки, чтоб он опёрся ногой, затем поддержала под ягодицы. И тут же вцепилась в мошонку: муж завизжал от боли. Она сдёрнула его на землю и продолжала давить яички, потом принялась бить, пока не убила. Когда стало ясно, что человек мёртв, она вгрызлась в мошонку зубами, оторвала яички и засунула в сумку. После этого стала не торопясь поедать тело. Объев его до костей, женщина направилась к дому.

— А где отец? — спросили дети.

— Он задержался, скоро придёт, — успокоила мать. — Схожу к соседке, — добавила она, увидев, что в доме рядом готовят салат.

— У тебя нет соли? — спросила соседка.

— Эй, достань соль из моей сумки и принеси сюда! — обратилась женщина к сыну.

Первое, что увидел в сумке мальчик, были мужские яички. «Неужели это моего отца, какой ужас!» — подумал ребёнок. Конечно, ему надо было молчать о своей находке, но вместо этого мальчик побежал к соседям, размахивая яичками, будто погремушкой. Мать отреагировала мгновенно. Она обхватила обеих стоявших рядом с ней женщин и сшибла их головами. Затем вырвала яички из рук мальчика и сунула себе в рот. Она стала жевать их вместе с салатом, а две женщины лежали тут же на полу без сознания. Покончив с салатом, людоедка вернулась домой.

Настала ночь. Мать и трое её сыновей лежали рядом. Женщина чуть приподнялась и пощупала печень каждого из детей.

— У этого ещё совсем маленькая, а у этого побольше, но тоже не очень, а вот у старшего довольно приличная, — размышляла она. — С него надо будет начать!

Удовлетворённая, она закрыла глаза. Младший брат лишь притворялся, что спит. Он следил за матерью и слышал её бормотанье. Как только женщина задремала, мальчик осторожно разбудил братьев.

— Мы должны заманить её в ловушку! — убеждал он.

— А все же позор собственную мать убивать! — откликнулся средний. — Хотя если мы её не убьём, тогда она, конечно, нас съест. Придётся, значит, убить.

— Хватит рассуждать, вставайте и поторапливайтесь! — настойчиво шептал старший.

Братья прокрались к тому месту, где мать имела обыкновение набирать воду. Нагнув дерево, они натянули верёвку с петлёй.

— Дайте-ка я попробую, — сказал младший и наступил на петлю. Дерево распрямилось, увлекая за собой мальчика, он закачался в воздухе.

— Отлично! — хрипел младший брат, — только отцепите скорее!

Братья наладили ловушку опять и вернулись в дом. Утром они разбудили мать.

— Тебе не кажется, что у нас мало воды?

— Позже схожу, — отмахнулась женщина.

— Нет, не позже, мы есть хотим! — пристали дети.

Мать уступила и пошла на реку.

— Нет, мама, не там, там вода мутная! — кричали братья, нарочно замутив воду повсюду, кроме того места, где находилась ловушка.

Вот женщина задела петлю и в ту же секунду повисла в воздухе, изрыгая проклятья и сожаления, что не съела детей накануне.

— Ты умрёшь! — кричали дети хором, — сейчас мы покончим с тобой!

Мальчики разогрели немного воска. Из воска скатали шарики, положив в каждый колючку. Эти шарики они прилепили к стрелам и принялись обстреливать бьющееся в судорогах тело матери. Метили в лицо и в живот, сразу же выбили оба глаза. Людоедка пыталась вырывать вонзившиеся шипы, но колючки обламывались. И тут она заговорила.

— Я умираю, дети мои. Как только испущу дух, положите меня на подстилку из травы гуавирами и подожгите. Тогда увидите, что из меня получится.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru