Пользовательский поиск

Книга Мифы индейцев Южной Америки. Книга для взрослых. Содержание - 68. Корзина

Кол-во голосов: 0

На следующий день толпа мужчин окружила хижину и принялась обстреливать её из луков. Братья, сидя внутри, чувствовали себя в безопасности.

— Ох, как страшно! — восклицали они, корча друг другу рожи.

— Осторожней, а то как бы тебя не убили! — завопил Кукрут-како, после чего оба закатились таким хохотом, что свалились на земляной пол и катались по нему, держась за животы.

Нападавшим, однако, казалось, что осаждённые кричат от испуга. Ободрённые этим, мужчины подбежали вплотную к хижине и попробовали содрать с каркаса покрытие из жёстких пальмовых листьев.

— Пошли, убьём парочку этих дураков! — предложил Кукрут-како.

— Пошли! — согласился Кукрут-уире.

Оба вымазали лицо сажей, взяли в руки дубины и заревели перед атакой. Первыми упали замертво двое нападавших, пытавшихся разобрать заслон из веток и листьев в проходе. Перескочив через их тела и оказавшись снаружи, Кукрут-како начал разбивать головы тех противников, которые собрались слева от хижины, а Кукрут-уире убивал всех, находившихся по правую сторону. Когда все было кончено, братья стали смотреть, не осталось ли раненых. Действительно, несколько человек ещё стонали и шевелились.

— Сейчас вы умрёте! — объявили им братья и выполнили обещание, нанося лежащим удары по шее.

В деревне герои застали только своих ближайших родственников. Все прочие обитатели в страхе бежали в лес. Не надеясь вернуться к своим домам и полям, они приступили на новом месте к расчистке леса под огороды. Одна девочка подошла посмотреть, как мужчины валят большое дерево. Щепка отскочила ей в рот и застряла в горле. Утром отец ребёнка решил, что придётся вернуться в деревню и принести лепёшек: если дочь проглотит кусок, она, может быть, избавится от занозы.

— Не ходи! — вцепилась в него жена. — Хоть Кукрут-како и мой брат, он убьёт тебя! Или забыл, что случилось вчера?

Но мужчина не испугался, явился прямо к Кукрут-како и сказал:

— Моя жена утверждает, что ты хочешь меня убить, это правда?

— Вовсе нет! — улыбнулся Кукрут-како. — Ведь больше я совсем не сержусь!

— Раз так, то это очень хорошо, — ответил мужчина.

— И вообще, хватит драться! — заговорили братья. — Нам надоело сидеть на солнце и ждать, пока высохнет кровь. Когда мы были маленькими, наш отец дал нам луки и стрелы, и мы целыми днями играли в войну. А теперь выросли, мы уже и Нгети убили, а до него Окти, а вчера скольким силачам разнесли головы, а? Этого достаточно! Теперь мы настоящие мужчины. Поэтому ты, наш зять, отправляйся к тем, кто бежал за лес, и скажи им, пусть возвращаются!

А потом братья наполнили большие корзины бананами, ямсом и сладким картофелем. Они отнесли их в заросли и расставили вдоль тропы, чтобы идущим в деревню было чем по пути утолить голод.

На этом рассказ закончен.

68. Корзина

У женщины были муж и два младших брата. На улице шёл сильный дождь. Братья подошли к зятю, связали его и выбросили из дома.

Утром мужчина проснулся и сказал себе:

— Теперь я увидел свой сон!

Позже он направился вместе с братьями жены в лес и заметил там стадо диких свиней. Тогда он вернулся за женой и повёл её тоже в лес. Однако кабаньих следов они больше найти не могли. Мужчина нарезал гибких прутьев и бросил их к ногам жены.

— Плети большую корзину! — велел он.

Женщина плакала и плела, а мужчина собирал хворост. Наконец, корзина была готова. Муж связал жену, смастерил решётку поджаривать мясо, поставил её на кучу хвороста, поджёг его, запихал женщину в корзину и положил корзину на костёр.

— Сестра ваша задержалась, — объявил человек дома братьям жены. — Я убил большую свинью и она тащит тушу.

Мальчики пошли в лес. Они нашли сестру совершенно зажаренной. Её голова была обращена в сторону тропы. В это время убийца сел в лодку. Проплыв некоторое расстояние, он выскочил на берег и побежал через лес. Братья догнали его и застрелили. Труп они оставили под корнями упавшего дерева.

С этого момента все индейцы стали готовить копья и гарпуны. Двое братьев и несколько родственников убитой женщины объявили всем войну.

— У кого глаз не меткий, тот станет вороньим дерьмом! — говорили они.

Вот уже большинство воинов пало в бою, но сами братья намазались колдовской мазью и оставались невредимы, неся врагам смерть. Дядя, плача, подошёл к обоим племянникам и сказал:

— Хватит, успокойтесь, пожалуйста!

— Эа, эа, эа, эа, — прозвучало в ответ. Юноши совсем ошалели от бесконечного убийства.

— Успокойтесь же! — твердил дядя, но они не обращали внимания.

— У кого глаз не меткий, тот станет вороньим дерьмом! — повторяли безумные мальчики и били дубинками по стволу пальмы:

— Бао, бао, бао, бао!

Вот так двое маленьких мальчиков перебили массу народу.

69. Охотница

Индейцы пошли ловить рыбу. Между тем в лесу объявились люди враждебного племени. Какая-то женщина вышла навстречу рыболовам, заговорила их, повела куда-то, а кончилось дело тем, что все пути отступления оказались отрезаны вооружёнными воинами. Некоторых враги зажарили и съели на месте, остальных повели с собой в деревню. Там пленников посадили в клетки и стали откармливать, как поросят. Едва пленник достаточно толстел, его пускали на мясо. Все обитатели селения принимали участие в трапезе, однако самой древней старухе вечно доставались одни только отрезанные половые органы, впрочем, хорошо приготовленные.

Как-то раз людоеды снова принесли в селение группу индейцев. Пленников кастрировали и только потом посадили в клетки. Среди людоедов была девушка по имени Пишаавина, которая упросила оставить ей одного юношу в целости.

— Не надо его ни кастрировать, ни в клетку сажать, я его сама раскормлю, — обещала девица.

Уходя в лес, где на расчищенной от деревьев поляне у неё рос маниок, Пишаавина теперь всегда брала юношу с собой, чтобы развлечься.

Как-то раз она осталась наедине со старухой.

— Бежала бы ты отсюда, — посоветовала та. — И не бойся, я вас не выдам. Я наших мужчин терпеть не могу, уж сколько лет меня кормят одними пенисами, до смерти надоело!

Послушавшись совета, Пишаавина скрылась вместе с любовником. После полудня их хватились.

— А ты знаешь, куда идти? — волновался юноша.

На берегу реки беглецы нашли плот и поплыли. Так они ушли от погони и добрались до мест, хорошо знакомых индейцу. Пишаавина попросила причалить.

— Здесь нас уже не преследуют, — сказала она. — Подумай, что хотел бы принести домой?

— Думать можно что угодно, — возразил юноша, — но для охоты и рыбной ловли у меня с собой нет ничего, кроме собственных рук.

— Ну, что ж, на вершине этого дерева сидит обезьяна, её можно поймать руками!

— Нет, слишком она уродлива, да и разбиться недолго.

Тогда Пишаавина сама залезла на дерево и стала сбрасывать вниз придушенных обезьян.

У Пишаавины обнаружились удивительные охотничьи способности, она с лёгкостью добывала оленей и диких свиней. Пропадала в лесу целыми днями до тех самых пор, пока не забеременела. Она родила двоих сыновей, а вскоре затем погибла: застряла рукою в дупле. Муж нашёл и зарыл её труп. Сыновья Пишаавины выросли великолепными охотниками, никогда без дичи не возвращались.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru