Пользовательский поиск

Книга Мифы индейцев Южной Америки. Книга для взрослых. Содержание - 57. Смола

Кол-во голосов: 0

Люди третьего сына Великой Матери, Амбуамбу, жили на морском побережье. Хотя они и бывали у Людей Ягуара в гостях, однако очень их опасались. Если во время посещения горных селений обитатели побережья воздерживались от приёма пищи, то все сходило благоприятно. Но стоило им взять из рук коги какую-нибудь еду, как люди-ягуары их самих пожирали.

В конце концов Бункуа-се приказал сделать ловушку. Сейчас её остатки видны близ берега реки Дон Диего, где большая скала. Днём ловушка имела вид увешанного плодами дерева, а ночью выглядела как женщина. Бункуа-се велел принести ловушку прямо в дом к Кашиндукуа. Тот вошёл ночью в помещение, смотрит: женщина! Он сразу же взял камень в рот, маску на голову и прыгнул, однако дерево упало на него и придавило, хотя и не задавило насмерть. Подбежали люди. Копьями и стрелами они поразили Кашиндукуа в рот, в зад, в живот, в глаза. Тогда Кашиндукуа произнёс:

— За каждую болезненную рану, нанесённую мне, я отплачу болезнью, которая начнёт косить вас. Боль, страдания и недуги станут отныне вашим уделом и будет вам так плохо, как плохо сейчас мне!

Едва он это сказал, люди отрезали ему его ягуарью голову с большими белыми клыками, отрезали когти, а потом спрятали все это в горной пещере.

Но Кашиндукуа не сгинул бесследно. Когда придёт конец мира, он оживёт, выскочит из пещеры и станет носиться от селения к селению, пожирая мужчин и женщин, индейцев и белых.

Кашиндукуа добр, ведь он наш отец, ибо наш народ коги есть Народ Ягуара, а Кашиндукуа есть Праотец Ягуара. Это его земля, у него просили мы разрешения жить на ней. Ему должны мы платить за неё и для него танцевать, надевая на себя маски ветра, воды и земли!

57. Смола

Жил шаман, а с ним мать, жена и двое братьев: один юноша, другой совсем мальчик. Жена ненавидела мужа, не разговаривала с ним и не кормила его. Она была влюблена в молодого брата шамана и заботилась только о нем.

— Если ты не изменишь своего поведения, — предупреждал муж, — я превращусь в ягуара!

Но женщина смеялась над всеми угрозами.

Однажды шаман уединился и стал пить своё шаманское зелье аяуаску. Когда шаман пьёт аяуаску, он встречается с птицей зонки-винти, владеющей всеми наркотиками. Зонки-винти сама пьёт колдовской отвар и становится ягуаром. Этот ягуар ощупывает шамана, а тот не шевелится. Если шевельнётся — пропал, ягуар его съест.

Настала ночь, шаман проснулся, ещё раз выпил аяуаски, стал петь и тоже принял образ ягуара. А весь следующий день проспал. Опять наступила ночь, опять он пел, а вернулся домой, грызя какие-то кости.

— Знаете, чьи это кости? — торжественно спросил он. — Воинственных женщин, амазонок, которых можно встретить в лесу!

— Думаешь, мне станет страшно от того, что ты грызёшь женские кости? — отвечала жена.

Утром женщина пошла со своим любовником на реку. Они плескались в воде и громко смеялись. Сзади подкрался ягуар и загрыз обоих. Свекровь слышала крики невестки и бросилась будить сына:

— С женой твоей что-то случилось!

— Ох, и устал же я! — пробормотал шаман, просыпаясь.

Как только он раскрыл рот, мать заметила на зубах свежую кровь и женские волосы. В ужасе она спряталась в своей хижине.

Шаман-ягуар подозвал малолетнего брата и говорит:

— Теперь будешь моим помощником. Каждый день подавай мне горячий отвар сахарного тростника!

А вокруг происходило что-то особенное. Со всех сторон собирались ягуары. Они принялись ловить индейцев и убивать всех подряд. Скоро деревня была пуста, если не считать спрятавшейся матери шамана и мальчика-помощника.

Утром женщина решилась выглянуть из укрытия. Она увидела двух незнакомых ребятишек. Это были духи, посланные каким-то добрым шаманом.

— Вот тебе смола, — сказали они, — разогрей её и залей своему ягуару в ноздри. Смола застынет и он задохнётся. Торопись: если его сейчас не умертвить, никому не будет спасения!

Женщина вскипятила смолу и подошла к сыну. Ягуар спал, но вдруг послышался его голос:

— Не медли, выливай быстро!

Женщина испугалась, её рука дрогнула, и смола залила лишь одну ноздрю. Мать убежала и спряталась под кучей фасоли. А шаман встал и спросил маленького брата:

— Кто это сделал со мной?

— Не знаю, — ответил тот.

— А я знаю, — заревел шаман. — Это моя мать!

Однако мальчик возразил:

— Как это может быть? Ведь ты её уже съел, разве не помнишь? Это, наверное, пчелы залепили тебе ноздрю!

— Нет, мать!

— Нет, съел ты её!

— Нет, не ел!

— Да откуда ты знаешь? Была бы она одна, тогда понятно: либо съел, либо нет. А ты пережрал уже столько народа, как можешь помнить?

— А ну-ка, посмотри там под кучей фасоли: сдаётся мне, мать там спряталась.

Мальчик побежал, посмотрел и вернулся:

— Нет её там, — говорит. — Сколько раз можно повторять: съел ты её, съел, ну, почему не веришь!

Вскоре шаману стало худо: смола растеклась и полностью залепила ноздри. Тогда он позвал всех других злых шаманов, которые превратились вместе с ним в ягуаров, и велел привести к себе большого дятла: пусть пробьёт смоляную корку клювом. Большого дятла нашли, но пробить смолу он не смог. Стали звать на помощь прочих птиц и зверей: цаплю, ящерицу, обезьяну. Шаману-ягуару делалось хуже с каждой минутой. Умри он и все ягуары исчезли бы, так как он был их хозяином и вождём. Наконец, явился малый дятел. Принявшись за работу, он продолбил-таки отверстие в смоляной корке. Ягуар втянул воздух, пытаясь проглотить своего спасителя, но тот увернулся и улетел.

Мальчик-помощник сказал ягуару:

— Пошли, ведь надо найти пещеру!

— Погоди, — отвечал тот, — сперва я должен доесть людей и прежде всего разыскать и сожрать мою мать!

— Нет больше человечины, — возражал мальчик, — ты все уже доел, пошли скорее! Останешься тут, опять попадёшь в беду, залепят пчелы тебе снова ноздри, и ты задохнёшься!

И вот они двинулись в путь мальчик впереди, шаман-ягуар за ним, а следом один за другим остальные ягуары. Мальчик сам был тоже шаманом. Время от времени он возвращался в селение. Здесь он готовил брату сок сахарного тростника и рассказывал матери, как обстоят дела. Сперва он просил её соблюдать осторожность и сидеть тихо, затем разрешил выйти помыться. К тому времени ягуары уже ушли далеко. Было видно, как они шествуют длинной цепью за вожаком, больше похожие не на ягуаров, а на огромных свиней. Наконец, ягуары поднялись на гору и достигли пещеры, но она им не понравилась и они миновали её. Следуя дальше, они отыскали другую пещеру, внутри которой словно бы находился огромный дом. Туда они согласились войти. Мальчик-помощник пришёл к матери и сказал:

— Ягуары заходят в пещеру. Отправляйся искать оставшихся родственников, а я вернусь к брату. Надо накормить его сладким соком.

Ягуары закрылись в пещере. Осталось лишь небольшое отверстие, через которое помощник подавал им еду.

Однажды мать услышала хруст тростника. Она вышла из дома и увидела младшего сына.

— Иди сюда! — позвала она, но мальчик на её глазах превратился в оцелота и больше не возвращался.

Сперва мать горевала о нем, потом начала забывать и отправилась искать родственников.

Шаман-ягуар поныне сидит внутри горы. На нем длинная накидка, какие носят и наши шаманы, он курит табак и требует человечины.

— Не всех, не всех людей я доел! — повторяет он то и дело.

Помощник каждый раз даёт ему курятины, добавляя:

— Вот тебе человечина!

Шаман ворчит, что раньше мясо было на вкус иным, но все же принимает его и ест. Когда настанет наш последний день, помощник принесёт настоящую человечину. Отведав её, шаман раздвинет скалы, выйдет наружу и пожрёт всех людей до единого.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru