Пользовательский поиск

Книга Мифы индейцев Южной Америки. Книга для взрослых. Содержание - 54. Ловушка

Кол-во голосов: 0

Однако голоса людей послышались только к вечеру. Можно было различить слова сожаления по поводу гибели умелого и храброго охотника.

"Они говорят обо мне!" — думал Куница.

Когда тушу выволокли на берег, уже темнело. Резать дельфина и вытапливать жир решили завтра, пока же все пошли спать.

Радостное возбуждение охватило индейцев. Праздник посвящения мальчиков длится обычно столько, насколько хватает запасов провизии. Добыча дельфина изменила все планы: веселье можно было продолжить. Утром люди начали разделку туши. Все получали мясо и жир и вскоре наелись так, как давно не случалось. А бедный Куница сидел в животе: сородичи забыли о нем.

Так прошло несколько дней. Однажды ночью мужчины, собравшиеся в ритуальной хижине, послали двоих подростков за мясом. Подростки, давно сидевшие взаперти, понятия не имели ни о дельфине, ни о пропавшем охотнике, прыгнувшем тому в глотку. Мужчины сказали правду, что на пляже поблизости лежит туша, однако никому не пришло в голову, что это тот самый дельфин, который неделей раньше подплывал к берегу. Мальчики стали тыкать ножом, стараясь отрезать куски побольше, и вдруг услыхали доносившиеся изнутри стоны. В ужасе и недоумении смотрели они на тушу, не зная, что предпринять.

Вернувшись в ритуальную хижину, подростки не сразу осмелились поведать о собственных страхах. Однако мужчины выслушали их внимательно. Теперь они догадались, что в животе дельфина стонет ни кто другой, как Куница.

Утром, пока дети и женщины ещё спали, мужчины начали осторожно счищать мясо с дельфиньих костей. Вот уже обнажились рёбра, за ними скорчившийся человек. Но кто бы узнал в этом полумёртвом существе прежнего бодрого и жизнерадостного молодца: бледный, худой и совершенно лысый Куница едва дышал. Мужчины перенесли несчастного в ритуальную хижину и принялись приводить его в чувство: положили ближе к костру, натёрли жиром, голову посыпали толчёным углём, чтобы вновь отрастали волосы. Благодаря заботам и усиленному питанию Куница стал поправляться, но из хижины ещё долго не выходил. Наконец, настал момент, когда он смог надеть маску, чтобы участвовать в торжественном представлении. Как это было принято, мужчины время от времени выходили из ритуальной хижины на поляну, изображая духов, а женщины смотрели на этот спектакль, обуреваемые страхом и любопытством одновременно.

Среди жён Куницы лишь одна осталась ему верна. Она пристально вглядывалась в актёров и сразу же обратила внимание на одну маску.

"Сдаётся мне, — размышляла женщина, — что только мой погибший муж был так же искусен в играх и танцах, как этот человек!" И надежда проникла в её душу.

Закончив игру, мужчины вернулись в ритуальную хижину, а дети, женщины и старики к своим очагам.

Сидя долгими вечерами у костра, Куница не мог успокоиться: он вспоминал об старике-отце, который впал в совершеннейшее отчаяние после известия о гибели сына. Куница несколько раз посылал за ним, прося заглянуть в ритуальную хижину, но тот ничего не слушал, замкнувшись в собственном горе. Несчастный лишь плакал, стонал, да размазывал по лицу краску в знак траура. Наконец, старика привели. Сын подошёл к нему, все ещё бледнее обычного и с едва наметившимся пушком на лысой макушке. Увидев отца, Куница не смог сдержать громкого возгласа, такого пронзительного, что он донёсся до стойбища.

"Это голос моего мужа!" —  подумала верная жена. "Но как это может быть, ведь Куница погиб, в том нет сомнения!"

А праздник все продолжался. Как-то раз мужчины вышли из ритуальной хижины, но не танцевать, а поохотиться на тюленей. Верная жена Куницы увидела гарпуны в их руках, и её подозрения сделались ещё крепче.

"Прежние гарпуны пропали во время той дельфиньей охоты. Кто же сделал так быстро новые? А главное: я отлично знаю, что никто, кроме моего пропавшего мужа, не смог бы изготовить столь превосходные вещи. Что же все это значит?"

Много времени прошло, прежде чем праздник закончился, а Куница оправился полностью. Исчезли бледность и худоба, отросли волосы. Вместе с другими мужчинами герой явился на стойбище и открылся верной жене и всем родственникам. Не было конца его рассказам о пережитом приключении. Все благодарили храбреца, добывшего огромного жирного дельфина. Но счастливей всех была верная жена, ожидавшая мужа так бесконечно долго.

54. Ловушка

Юноша полюбил девушку и перебрался в дом тестя. Юношу звали Моминьяру, девушку Адичаво, тестя Сахатума. Тесть был злой, он ел человечину.

Рассвело и старик сказал зятю:

— Ступай на реку, я поставил там вершу. Ночью во сне я видел, как в вершу попала рыба.

— Хорошо, — сказал Моминьяру.

Как только зять вышел из дома, тесть вновь удалился в мир сновидений. Он видел реку, видел, как Моминьяру находит вершу, как он в неё падает и не может выбраться, как он остаётся в ловушке.

— Вот идёт ягуар, — воображал во сне тесть. — Он идёт к реке. Видит ловушку. Он думает: вот мой обед! Открывает ловушку. Он готов съесть Моминьяру!

Ягуар и был Сахатумой. Сахатума спит в гамаке, а его мысль, его сон у берега, рядом с юношей, его сонное видение — оно и есть ягуар! В это время юноша видит ягуара и понимает:

— Этот ягуар обман! Сам Сахатума собирается съесть меня!

Он ещё раз пробует вырваться из ловушки, но не может. Ягуар смеётся. И тогда юноша обернулся крабом. Ягуар поймал краба, а тот его укусил. Выскочил и бросился удирать, ягуар за ним. Тут появилась выдра и тоже увидела краба.

"Обед мой бежит", — подумала выдра, присоединяясь к погоне.

Проглотив краба, выдра ушла в глубину реки, а ягуар остался ни с чем. Тесть проснулся, ягуар исчез.

— Моего мужа долго нет, — сказала дочь отцу, — пойди посмотри, не случилось ли с ним чего-нибудь!

— Он не вернётся, — ответил Сахатума. — Я видел во сне, как он попал в ловушку. Не умеет он ловить рыбу. Тебе следует поискать другого мужа.

Выдра же вылезла на берег реки."Поздно становится, в нору пора", — размышляла она.

Как всегда перед сном, выдра зашла в заросли облегчиться. Вместе с дерьмом маленький краб оказался снаружи. Он был свободен, но чувствовал себя ох как скверно. У выдры в животе он почти задохнулся. Ничего другого не оставалось, как погрузиться в воды Акуэны, шаманского озера посреди неба, в котором каждый приобретает силы и молодость. Вынырнув из Акуэны, Моминьяру пережил второе рождение. Он был снова здоров, он поменял своё тело. Только дух его остался прежним, а со стороны никто бы его не узнал.

"Теперь скорее на землю, — подумал Моминьяру, — пора наказать этого вредного старика!"

Когда юноша подошёл к ним, тесть и жена сидели на дереве и собирали плоды.

"Плод падает!" — приказал мысленно Моминьяру. Тут же корзина в руках девушки накренилась, плод вывалился, и Адичаво спрыгнула на землю его поднимать. Теперь она увидела юношу.

— Я здесь! — сказал Моминьяру.

— А кто ты, что ты здесь делаешь? — спросила девушка.

— Меня зовут Кайчама, я оттуда пришёл, — махнул юноша рукой куда-то в сторону. — Жениться хочу.

Адичаво взглянула на него и подумала: "Вот красивый и сильный молодой человек. Пусть станет мне новым мужем, раз уж первый погиб в рыбной верше." И крикнула отцу:

— Эй, здесь стоит новый зять!

— Хорошо, — ответил Сахатума, продолжая класть плоды в рот.

Итак, Моминьяру вошёл в прежний дом, но под другим именем. На следующее утро тесть подозвал его и сказал:

— Я хочу есть. Вчера поставил в лесу капкан, сегодня видел во сне, что он полон дичи. Сходи за ней.

Юноша отправился в лес и наткнулся на муравьёв. Шуршащий ковёр плыл по земле и деревьям. Муравьи заживо пожирали больших и малых животных, грызли листву. Земля оставалась голой позади них. Муравьи окружили Моминьяру, но он успел добежать до реки и броситься в воду. Так ему удалось спастись.

Немедленно направился он домой.

— Извини, что вернулся, — обратился он к тестю, — но рядом в лесу бродит стадо диких свиней!

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru