Пользовательский поиск

Книга Мифы индейцев Южной Америки. Книга для взрослых. Содержание - 48. Ганс и Гретель на Амазонке

Кол-во голосов: 0

Погода стояла чудесная, неподалёку от леса находилось индейское стойбище. Пользуясь солнечным днём, люди играли в мяч на широкой открытой лужайке. Вот сюда-то и устремился коршун. Люди подняли головы, наблюдая за парящей над поляной огромной птицей. Вдруг птица разжала когти и что-то выронила. Это что-то упало прямо в толпу, ударившись о землю со странным звуком, который многих перепугал: никто не понимал, что за предмет мог издать при падении подобный шлепок.

— Странный звук, правда? — говорили индейцы один другому. — И вообще странно: вдруг что-то падает!

Они взглянули ещё раз на коршуна в небе, а потом подошли посмотреть на предмет.

— Ничего себе! — послышались возгласы. — Мужские и женские гениталии, да ещё и совокупляющиеся! Поистине необыкновенно!

Все оживлённо обсуждали происшедшее, пытаясь разгадать его смысл. Но вскоре до кого-то дошло.

— Помните человека, решившего превратиться в птицу? Он и есть коршун, который сейчас летал, а вагина и пенис его жены и младшего брата! Старший брат наказал тех, кто нарушил закон и обычай! По заслугам воздал им обоим!

47. Синяя борода

У каждого вида животного есть свой хозяин, и муравьеды не исключение. Хозяин муравьедов когда-то ходил среди нас и звали его Гуарайо. Неподалёку от его дома жил охотник с женой. Их шестеро дочерей подросли и готовились выйти замуж. Поэтому, когда Гуарайо женился на старшей, это расценивали как должное. Молодая не могла нахвалиться своим мужем. Ежедневно Гуарайо приносил с охоты столько мяса, сколько другой не добудет и за неделю. Он любил толстых женщин и поэтому старался кормить жену до отвала.

Однажды утром, взглянув на неё, он решил, что та достаточно располнела.

— К моему возвращению приготовь побольше кукурузной муки, да причешись как следует! — велел Гуарайо, отправляясь в лес.

— Я вернусь ближе к вечеру! — обернулся он у поворота тропы. — Слышала: не забудь причесаться и жди меня прямо домой!

Женщина все исполнила. Сходила в кукурузный амбар, принесла вылущенного зерна; приготовила сосуд для муки я стала молоть кукурузу на большой каменной зернотёрке. Стоя на коленях, она держала в руках камень поменьше и водила им взад и вперёд до самого вечера. Тут жена вспомнила о причёске. Она отыскала гребень и вышла во двор. Её густые чёрные волосы ниспадали на грудь, закрывая лицо. Волосы мешали смотреть вперёд, поэтому женщина не заметила, как Гуарайо появился на тропе. Тихо крадучись, он обошёл жену сзади, поднял дубину и опустил ей на голову. Гуарайо мог быть доволен: ведь жена растолстела так, что уже еле двигалась. Он затащил тело в дом и принялся пожирать сырым, заедая мукой. Обглодав кости, Гуарайо сложил их в мешок, отнёс в лес и спрятал там под корнями дерева мапайо. А череп подвесил на ветку. Потом он подошёл к соседям и, проливая слезу, сообщил:

— Несчастье случилось, моя жена заблудилась в лесу и пропала, наверное, её разорвал ягуар. Не откажите дать мне вашу вторую дочь!

Со второй, третьей, четвёртой и пятой жёнами случилось то же самое, что и с первой. Приводя молодую домой, Гуарайо каждую поучал:

— Если соберётесь в лес за хворостом, — говорил он, — собирайте его где угодно, но только не под деревом мапайо: страшное это место и гибель ждёт всякого, кто туда попадёт!

Женщины слушались и быстро толстели под присмотром щедрого мужа. А потом он подкрадывался к очередной жене в тот момент, когда она занималась причёской и волосы ниспадали ей на глаза. Гуарайо по-прежнему съедал свою жертву сырой, жадно запихивая в рот куски мяса и пригоршни кукурузной муки.

Пришёл срок и замуж пошла шестая, самая младшая из сестёр. Любопытство одолевало её, мысли днём и ночью возвращались к дереву мапайо. Наконец, она не выдержала. Как только муж скрылся в лесу, жена побежала искать страшное дерево. И вот она стоит перед грудой костей, а пять черепов уставились на неё пустыми глазницами.

«Бежать! Но куда? Муж найдёт меня по следам и догонит!» — думала женщина. Все же оставалась надежда обмануть людоеда. Весь день женщина то уходила в лес, то возвращалась в жилище, так что её следы образовали в окрестностях дома рисунок в виде звезды, а когда до возвращения мужа оставалось уже немного, жена залезла на дерево во дворе и стала смотреть, что же будет.

Семь раз прошёл по следам Гуарайо, повторив все круги и зигзаги. Потом остановился перед входом в свой дом и медленно произнёс:

— Пожалуй, пришла мне пора стать муравьедом! Но как бы лучше придумать, чтобы получились длинные морда и хвост?

Он стал сворачивать трубочкой лист то одной пальмы, то другой, приставлял их то сзади, то спереди, примеривался, а потом начал свой танец. Приплясывая, он кланялся на четыре стороны света и повторял:

— Дух Гуарайо!

После четвёртого повторения он стал-таки муравьедом. Душа его улетела в тот мир, где живут все духи животных, а телом остался он здесь, сделавшись родоначальником муравьедов.

Один раз, прервав на минуту танец, Гуарайо задрал голову и, всматриваясь в листву, произнёс:

— Знаю, знаю, жена, где ты прячешься! Тебя ничто не спасёт. Не надейся на чудесное превращение, которое ожидает меня сейчас. Ты перенесёшься не только душой, но и телом в мир духов и останешься вечно там в моей власти!

Большой муравьед заковылял в лес, а женщина слезла с дерева и вернулась к своим родителям. На восьмой день она умерла.

48. Ганс и Гретель на Амазонке

У человека было много детей, слишком много, чтобы всех прокормить. Чересчур мал был его огород, а лес вокруг беден дичью. Одного из сыновей он назвал Жуаном, а дочь Марией. Однажды он позвал их с собой искать мёд. Но девочка, подозревая недоброе, захватила в дорогу кукурузный початок и, пока они шли по тропе, все время бросала зёрна. По ним она собиралась отыскать дорогу назад. Забравшись в самую чащу, отец подошёл к детям и сказал:

— Я поищу дупла с гнёздами пчёл, а вы ждите здесь. Если что, свистну!

Отойдя в сторону, индеец повесил на дерево пустую тыкву и быстро зашагал домой. Дети долго ждали, а потом направились в сторону, откуда слышался свист. Увы: это лишь ветер завывал в пустой кожуре.

Всю ночь Жуан и Мария проплакали, дрожа от холода, а утром попытались вернуться назад, ища кукурузные зёрнышки. Но где их было найти в траве и опавших листьях!

Вскоре дети окончательно потеряли тропу и несколько суток скитались по лесу, питаясь семенами и кислыми фруктами. Наконец, среди зарослей показался просвет, и они выбрались на поляну. Там стоял дом.

— Спрячься в кустах, а я взгляну, может, найдётся что-нибудь поесть! — прошептал Жуан и, пригнувшись, побежал к дому.

Осторожно отворив дверь, он вошёл в кухню. В очаге тлели угли, на большой глиняной сковороде маниоковые лепёшки испускали дивный аромат. Схватив несколько штук, Жуан вернулся к сестре.

Утолив первый голод, Жуан и Мария вместе подошли к дому и увидели старуху, которая бранила кота:

— Украл лепёшки, негодник! — грозила она ему палкой.

Лукаво взглянув на детей, она пригласила их в дом. У брата и сестры началась благодатная жизнь: их ежедневно купали и сытно кормили. Странно только, что после еды старуха всегда просила Марию и Жуана просунуть пальчик сквозь отверстие в перегородке. На всякий случай Жуан просовывал вместо этого крысиный хвостик. Потом Мария задевала его куда-то и пришлось показывать пальцы.

Однажды к дому прилетела лесная птичка и принялась щебетать. А когда Жуан подошёл взглянуть на неё, птичка проговорила:

— Хозяйка готовится вас зажарить, будьте готовы! — и научила, что именно надо делать.

И вот старуха послала детей за хворостом, а сама развела огонь и принялась танцевать вокруг. Дети поняли, чем все это им грозит. Жуан подбежал к старухе и толкнул в очаг.

— Воды, принесите воды! — закричала старуха, но в ответ Жуан схватил кувшин с маслом и вылил в пламя его содержимое.

Когда от хозяйки осталась лишь горсть пепла, Жуан накрыл её одеялом и оставил так до утра. Наутро под одеялом шевелились четыре щенка.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru