Пользовательский поиск

Книга Мифы индейцев Южной Америки. Книга для взрослых. Содержание - 34. Анаконда

Кол-во голосов: 0

— Может быть, ты хотела, чтобы мой пенис был ещё длиннее и толще? — услышала Макушипа вопрос, но не раскрыла рта.

Старший поднялся.

— Теперь ты «тури», — произнёс он, — тури: девушка У которой началась первая менструация. С этого времени ты получаешь право взять себе мужа! Но только я сперва немного тебя подучу, а то кровь потечёт слишком сильно и ты ослабнешь.

Старший Еалох стал подробно рассказывать, как должны поступать женщины в подобном положении.

— И вот что особенно надо помнить, — закончил он. — Надо молчать, воздерживаться от любой болтовни. Если можешь — вообще не выходи все эти дни из хижины. Не встречайся с мужчинами. Если идёт кто навстречу — сверни в сторону, пойди окольным путём. Кушать можно только то, что я перечислю. Воды много не пей, зато на работе выкладывайся, помогай другим женщинам: и воды принеси, и дров. И помни: все, что я тут сказал, следует исполнять неукоснительно!

Макушипа внимательно слушала, сделала все, как ей было велено, и вскоре ей стало лучше. Кровотечение остановилось. Через несколько дней она перестала подновлять раскраску, которую старший Еалох нанёс ей на лицо и которая сделалась с тех пор обязательной для менструирующих женщин. Сестра братьев Еалох неотлучно находилась при Макушипе, помогала советом, ухаживала за ней, а молодая женщина исправно исполняла все предписания. А потом сестра сказала:

— Пора устраивать праздник, теперь эта женщина прошла свою первую менструацию!

Братья принесли много мяса и все четверо наелись на славу. С той поры подобный же праздник отмечался всякий раз, как девушки достигали зрелости.

33. Воры на хлопковом поле

Муж и жена посеяли хлопок. Вот уже раскрылись первые коробочки. Хозяйка пошла на поле, но вернулась ни с чем. Стояли душные жаркие ночи, обещавшие добрый урожай. Между тем и через неделю женщина опять обнаружила, что собирать нечего.

— Кто-то крадёт у нас хлопок! — пожаловалась она мужу.

— Вот негодяй, уж я ему не спущу! — заявил индеец, взял лук и отправился сторожить вора. Однако стрелять не пришлось. Едва спустилась ночь, так за хлопком явились две молодые женщины. Даже во мраке можно было заметить, сколь соблазнительно они выглядят. Индеец выскочил из укрытия и схватил обеих. Та из сестёр, которая назвалась луной, с первого взгляда понравилась ему больше.

— Напрасно ты выбрал меня, — убеждала луна, — возьми Венеру, не пожалеешь!

Но индеец не слушал.

— Хорошо, — согласилась луна. — Но если ты так желаешь спать со мной, подготовь большую корзину.

— Зачем? — удивился мужчина.

— Увидишь! — последовал короткий ответ.

После соития секрет раскрылся. Пенис индейца начал вытягиваться и сделался таким длинным, что пришлось его смотать и положить в корзину. А по ночам он змеёй выползал наружу, забираясь к соседским женщинам и девушкам. И с каждым разом становился все больше и больше.

И вот однажды член достиг неба и соединился с луной. Мужчина не выдержал: взял нож и отрезал свой орган. Пенис упал на землю и превратился в змею, а мужчина умер.

Рассказывают эту историю и немного иначе. Мол, луна и Венера воровали не хлопок, а кукурузу, так как проголодались. Хозяином поля был человек-солнце. Поймать удалось лишь одну луну, с которой он и лёг. На следующую ночь, уже обзаведясь длинным членом, солнце снова пошёл сторожить урожай. Увидев Венеру, он пустил перед ней свой пенис-змею, а Венера взяла да и рубанула его ножом. Человек-солнце умер и поднялся на небо, став просто солнцем.

34. Анаконда

Тёща ворчала и злилась с утра до вечера.

— По дому помочь — никак времени нет, а сам днями и ночами торчишь в холостяцком доме; болтаетесь без дела, да женщинам кости моете!

Для жены брюзжанье матери стало столь же привычным, как и вечное отсутствие мужа. Поэтому, когда супруг заявил, что сегодня остаётся дома, жена испугалась, она сразу же поняла, что тот задумал недоброе.

И оказалась права. Вечером муж попросил не разводить большого огня. Как только жена заснула, муж осторожно взял двумя пальцами её клитор и стал тянуть. К утру клитор сделался таким длинным, что им было можно померить расстояние от одного угла помещения до другого. Осуществив задуманное, мужчина сбежал, как всегда, в дом холостяков.

Проснувшись, женщина запричитала и попыталась запихать клитор обратно, но не смогла даже дотянуться до его конца.

— Чего ты не идёшь мыться? — удивилась тёща, видя, как дочь сидит на полу.

— Не могу, — отвечала та, — я заболела.

Мать подумала про себя, что дочь слишком много занималась любовью, но тут заметила клитор и рассердилась. Обвязав ей пояс верёвкой, она повела дочь к реке, а клитор тащился сзади по земле. Какой-то мальчик решил, что ползёт змея, и уже приготовил свой лук, но мать успела его остановить.

— Разве не ясно, что это не змея, а клитор моей дочери, который вытянул зять! — отчитала старуха мальчишку.

На пляже она расстелила солому, положила сверху циновку и велела дочери лечь.

— Не вопи! — приказала мать и отсекла клитор ударом бамбукового ножа.

Однако боль была так сильна, что молодая женщина вскрикнула и потеряла сознание. А отрезанный клитор превратился в анаконду и скрылся в воде.

Старуха опрыскала дочь, чтобы та очнулась. Несчастная была вся в крови и мать принялась её мыть. Привела её домой, уложила в постель, и через шесть дней дочь более или менее поправилась.

— Плохой у тебя муж, — заключила тёща, — брось его!

35. Хозяйка вод и хозяйка мёртвых

Месяц влюбился в обеих сестёр, но пошла за него только старшая. Впрочем, и ей он вскоре же разонравился: жене до смерти надоело каждый вечер искать у мужа вшей в голове.

Однажды месяц обнаружил в лесу плодовое дерево. «Мне бы помощниц!» — подумал он.

— Мы здесь! — ответили сестры.

Месяц залез на дерево и стал бросать плоды вниз, а женщины их подбирали и ели. Плоды оказались особенные — от них пьянеют и засыпают. Подождав, пока сестры заснут, месяц слез и пошёл по лесу искать «цветок вдовы». Этот цветок распускается на некоторых лианах и распространяет удивительный аромат. Вернувшись к подножью дерева, месяц раздвинул обеим женщинам ноги и для начала вытащил из лона у каждой зубы пираньи. Но только он собирался положить на место зубов благоуханные лепестки, как раздался оглушительный птичий крик. Месяц испугался и снова залез на пальму. А жаль — ведь как сладко пахли бы сейчас женщины!

Сестры проснулись и почувствовали, что в вульвах у них нет больше зубов.

— Где моя погремушка? — возмутилась старшая, подняла глаза к вершине дерева и в бешенстве принялась бить ногой по стволу. Чем сильнее била, тем быстрее росло дерево. Убедившись, что месяц оказался достаточно высоко и не сможет слезть, сестры ушли.

Бедняга просидел на дереве несколько дней. «Хоть бы зверь какой-нибудь появился!» — подумал он, наконец.

Тут же по веткам запрыгала обезьяна. Она принялась поедать плоды и заснула. Слюна текла у неё изо рта и превратилась в лиану, по которой месяц спустился на землю.

Возвращаясь домой, месяц ставил ловушки на птиц, пряча в каждой колючку.

— Не проверить ли тебе птичьи силки? — обратился он к тестю, едва войдя в дом.

Вернулся тесть, охая и ругаясь: все руки в занозах! Дочери принялись врачевать отца, а месяц думает: «Пусть меня позовут!». Тут же позвали.

— Ложись, — говорит он тестю, — да не сюда, а ни подстилку из коры!

Тесть лёг, а месяц как крикнет:

— Превратись же в тапира!

Тот превратился и подбежал, поднимая облако пыли. Этот след виден поныне, европейцы называют его Млечный Путь.

— А что я буду есть? — прокричал тапир, убегая.

— Листья станешь жевать, грязь солёную лизать будешь! — отвечал месяц.

— Впрочем, — добавил он, — это все для простых тапиров. А сам ты замрёшь недвижим, а если вдруг шевельнёшься — вся земля задрожит! Никто не посмеет к тебе приближаться, кроме сильных шаманов вроде меня. Шаманы же станут пить волшебный отвар, обретут новое зрение и смогут лицом к лицу говорить с тобой!

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru