Пользовательский поиск

Книга Мифы индейцев Южной Америки. Книга для взрослых. Содержание - 32. Жены Крапивника

Кол-во голосов: 0

30. Обман

Однажды Куфал превратил себя в девушку. Выйдя под вечер из дома, он прикрылся набедренной повязкой, позаимствованной у младшей сестры, и сделал себе груди — такие, какие бывают у совсем ещё юных девушек. Около деревни группа девушек вышла ему навстречу.

— Я пришла, подружки! — приветствовал их Куфал, — пойдёмте танцевать!

— Говорят, младшая сестра Куфала появилась, — передавали друг другу новость молодые мужчины.

Когда танцы кончились, Куфал предложил:

— Сделаем так: пусть девственницы лягут в одном углу, а те девушки, которые уже занимались раньше любовью — в другом. Я лягу, конечно, с теми, которые у нас помоложе!

Набедренная повязка Куфала была из хорошей кожи, на шее висели ожерелья. Мужчины стали приставать к нему и к другим красавицам, но те их прогнали. Вскоре девушки крепко спали.

«Наконец-то!» — подумал Куфал. Он осторожно снял повязку с бёдер соседки, лежавшей к нему спиной, и ввёл свой огромный член. Потом повернулся к другой соседке и поступил точно так же. Подобным образом он лишил девственности всех девушек, так что поутру под каждой из них оказалась маленькая лужица крови.

Проснувшись, девушки убедились, что их дефлорировали.

— Теперь ничего не поделаешь! — сказала одна. — А мы-то думали, что с нами ночует младшая сестра Куфала!

В это время Куфал уже находился по пути к дому. За ним увязались деревенские парни, которые все ещё полагали, что имеют дело с девицей. Куфал остановился.

— Ты здесь одна? — спросили парни, не скрывая намерения изнасиловать красавицу.

— Одна, одна, — хихикнул Куфал, снимая набедренную повязку.

Тут люди увидели его пенис — гигантский и весь в крови. Говорят даже, что такой пенис можно было трижды обмотать вокруг пояса.

— Да! — сказали ребята. — Тут никуда не денешься!

А Куфал пошёл своей дорогой.

31. Месяц и месячные

Месяц когда-то был красивым парнем и жил на земле. Вставал рано, так что уже к полудню возвращался нагруженный всяким добром: то тащит тушу тапира, то медовые соты. Девушки к нему так и липли, но вот удивительно: едва какая-нибудь выйдет за него замуж, как дней через пять её пора хоронить. Никто не мог понять, почему здоровые девицы мрут без всякой причины. Никаких следов побоев, порезов или иных признаков дурного обращения на трупах обнаружить не удавалось.

— Что с твоими жёнами происходит? — спрашивали соседки.

— Ума не приложу! — каждый раз отвечал месяц. — Просыпаюсь, толкаю локтем жену, а она не дышит!

Все же загадка разрешилась. В брачную ночь месяц всегда ждал, когда его избранница заснёт.

— Попробуй не спать! — посоветовали родители одной из невест.

Девушка послушалась и только сделала вид, будто дремлет. Почувствовав, что месяц готов с ней соединиться, она открыла глаза и увидела пенис мужа: тот был таких огромных размеров, что ни одна женщина после совокупления не могла, конечно, долго оставаться в живых. Молодая жена дождалась до утра и вернулась к родителям, а с месяцем больше никто не хотел иметь дела.

Прошло много лет. Однажды месяц отправился в другую деревню и встретил там свою внучку — девушку лет пятнадцати. Стал звать её к себе в гости и так упрашивал, что та согласилась. К полудню добралась. Хозяин поел, поспал, а затем пошёл провожать гостью домой. Дорогой стемнело, пришлось ночевать в лесу. Дедушка лёг поближе к костру. Внучка собиралась устроиться подальше, но страх перед ягуарами заставил и её лечь у огня. Чем дольше она боролась со сном, тем крепче заснула под утро. Месяц с нетерпеньем ждал этого момента. Дотронувшись до девушки и убедившись, что она действительно спит, он лёг на неё. Дедушка успел ввести член до половины, когда внучка проснулась. К счастью, её женские органы были ещё лишь немного повреждены, хотя кровь уже потекла.

С той поры кровь течёт у всех женщин — каждый месяц. А внучку месяц довёл до дома.

— Зачем ты пошла с этим старым обманщиком? — удивлялись родители.

— Вы же сами сказали — иди! — возразила бедная девушка.

32. Жены Крапивника

Братья Еалох так и жили с сестрой в одной хижине. Охотники оба были великолепные, мяса вдоволь, но ведь сестра — не жена! Однажды они чистосердечно поведали ей о своих заботах.

— Успокойтесь! — сказала сестра. — Что-нибудь придумаем!

И наметила план действий. Выяснилось, что у птички крапивника жён больше, чем нужно, однако их нечем кормить. И вот крапивнику дали знать, что у братьев Еалох избыток мяса.

— Сходите, сходите к ним! — заторопил жён крапивник. — Уверен, что вас там накормят!

Жены крапивника замечательно нарядились и ещё восхитительнее раскрасились. Кстати, с тех самых пор и пошёл обычай раскрашиваться по праздникам. И вот женщины, одна за другой, отправились к Еалох просить дать им мяса. Братья велели сестре:

— Давай им мяса столько, сколько они захотят, но лишь пока мы тебя не остановим. Оставим у себя ту женщину, которая понравится больше всех!

Жены крапивника по очереди заходили в хижину, а братья Еалох придирчиво их осматривали. Да, все они были милы, но не

— Пусть забирает своё мясо и отправляется! — шептали братья сестре каждый раз.

Но когда появилась маленькая очаровательная Макушипа, братья закричали в один голос:

— Нет, нет, эту не отпускай, её мы возьмём себе!

Узнав о потере лучшей из жён, крапивник пришёл в отчаяние и стенает по этому поводу до сих пор.

Сама же Макушипа вовсе не возражала — напротив, она пришла в полный восторг, так понравились ей оба брата. То один, то другой ложились с ней и все трое чувствовали себя совершенно счастливыми.

— Спасибо! — сказали братья сестре. — Ты помогла нам раздобыть настоящую красавицу!

Как-то раз старший брат ушёл на охоту. Он собирался потом насобирать в лесу хвороста и поэтому обещал возвратиться лишь к ночи. Только он вышел из хижины, как младший брат вместе с Макушипой легли на уютно расстеленные шкуры и до самого вечера с них не вставали. Сгустились сумерки. Осторожно и незаметно старший брат приблизился к хижине. По доносившемуся разговору он понял, что парочка весь день занималась любовью, продолжая делать это и сейчас. Старшему брату сделалось интересно и он начал вслушиваться.

— Как нравится мне твой пенис! — громко шептала Макушипа. — Он такой большой, он наполняет меня до конца! И красный, как лесные цветы! У твоего брата пенис куда меньше и возбуждает вовсе не столь сильно, как твой. Слышишь: я твой пенис люблю больше, чем пенис твоего брата! Все лежала бы и лежала с тобой, без конца!

Младший брат весь расплылся при этих словах, а старший стоял под проливным дождём, ясно различая все сказанное.

Немного подождав, он вошёл в хижину. Опустив на пол тяжёлую охапку хвороста, подсел к огню. Младший брат непроизвольно отодвинулся от Макушипы, оставаясь, однако, в одной с ней постели. Прошло время, прежде чем старший брат согрелся. Наконец, он повернулся к Макушипе и зло произнёс:

— Как можешь ты валяться с моим братом с утра до ночи!

— Просто мне это очень нравится, — спокойно прозвучало в ответ.

Тут старший брат совершенно рассвирепел.

— Мне прекрасно известно, почему именно тебе это нравится до такой степени, что ты готова хоть целый день не вставать! А ну-ка, что ты шептала ему только что, а?

— Да ничего особенного я не шептала, говорили о всякой ерунде, — ответила Макушипа в замешательстве.

— Да уж чего там, — подвёл итог старший Еалох, — ты от души позабавилась с моим братом. Разве я не слышал, как ты говорила:

— Мне очень нравится твой пенис, он наполняет моё влагалище, он подобен лесному цветку, у твоего брата пенис маленький и не возбуждает, а с тобой лежала бы и лежала!

Закончив свою речь, старший Еалох направился к постели, на которой вытянулась во весь рост Макушипа. Младший брат к этому времени встал и отошёл в сторону. Старший нагнулся, обхватил женщину и принялся её ласкать. Затем лёг и ввёл пенис. На постель закапала кровь.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru