Пользовательский поиск

Книга Дневники. Письма. Трактаты. Том 1. Содержание - Филипп Меланхтон. Отзыв Дюрера о Лютере

Кол-во голосов: 0

Собственноручная надпись[550] Дюрера на экземпляре гравюры Альтдорфера (?) «Св. Мария Регенсбургская»

[1523 год]

Этот призрак поднялся в Регенсбурге против священного писания и был признан епископом, и, ради временной выгоды, он не был устранен. Да поможет нам господь, дабы мы не бесчестили подобным образом его достойную мать, но почитали бы ее во имя Христа. Аминь.[551]

Письмо бургомистру и совету города Нюрнберга[552]

[до 17 октября 1524 года]

Благоразумным, достопочтенным и мудрым милостивейшим господам. В течение многих лет неустанным трудом и работой я с божьей помощью добыл и собрал около 1000 рейнских гульденов, которые я теперь хотел бы положить под проценты для моего обеспечения. Поскольку мне известно, что в настоящее время не в обычае Вашей чести продавать много процентных бумаг по одному гульдену за двадцать[553] и, как мне говорили, Вы отказывали в подобных случаях многим лицам, я не без колебаний решаюсь просить об этом Вашу честь, но моя нужда, а прежде всего милостивая благосклонность, которую я всегда чувствовал по отношению к себе со стороны Вашей достопочтенной мудрости, а также нижеследующие причины побуждают меня обратиться здесь с просьбой к Вашей чести.

А именно, Вашей мудрости известно, сколь послушным, исполнительным и усердным показал я себя до сих пор во всех делах Вашей мудрости и всего города и служил прежде всего членам Совета в отдельности и вместе везде, где только им нужны были моя помощь, искусство и работа, и больше даром, чем за деньги. Также могу написать по совести, что в течение тех тридцати лет, что я жил дома, я не выполнил для жителей города работы и на 500 гульденов – малую и смешную сумму, – поэтому я не получил от них и пятой части дохода, весь же мой скудный достаток, который, ведает бог, пришелся мне солоно, я скопил из заработанного у князей, господ и иных посторонних лиц, так что я только проедаю в этом городе заработанное мною от посторонних. Без сомнения, Ваша честь помните также, что почивший доброй памяти император Максимилиан по собственному своему почину и императорской милости хотел освободить меня от налогов в этом городе в награду за многочисленные услуги, которые я оказывал ему год за годом. От чего я по настоянию некоторых моих господ старейшин, говоривших со мною от имени Совета, добровольно отказался, дабы выказать уважение этим моим господам и ради соблюдения их милостивых распоряжений, обычаев и законов.[554] Также девятнадцать лет назад приглашали меня на службу правители Венеции и предлагали мне ежегодно жалованье в двести дукатов. Также недавно, когда я был в Нидерландах, антверпенский Совет предлагал мне жалованье 300 филипповских гульденов в год и освобожденье от налогов и обещал мне хороший дом и к тому же особо оплачивать все то, что я сделал бы для господ. Но я все это отклонил из особой любви и склонности, которую я питаю как к Вашей мудрости, так и к этому достойному городу, моему отечеству, и предпочел скорее жить в среднем достатке при Вашей мудрости, нежели в другом месте в богатстве и почете. И поэтому моя нижайшая просьба к Вашей чести – чтобы Вы милостиво приняли во внимание все эти причины и взяли бы для моей пользы эти 1000 гульденов, которые я мог бы поместить в другие купеческие общества здесь или где-либо в другом месте, но более всего хотел бы у Вашей мудрости, и чтобы Вы, в виде особой милости, выплачивали мне ежегодно 50 гульденов процентов, дабы мы с женой, становясь с каждым днем все старше, слабее и беспомощнее, имели бы скромный доход для наших нужд и в этом, как и раньше, чувствовали бы милость и благосклонность Ваших мудростей. Я готов заслужить это в глазах Вашей чести всеми моими силами.

Вашей мудрости покорный и послушный гражданин

Альбрехт Дюрер

Письмо Никласу Кратцеру[555]

[5 декабря 1524 года]

Достопочтенному и уважаемому господину Никласу Кратцеру, слуге его королевского величества в Англии, моему милостивому господину и другу.

1524, в понедельник после дня св. Барбары [5 декабря] в Нюрнберге.

Прежде всего, любезный господин Никола, готов служить Вам. Ваше письмо, что пришло ко мне, я прочитал с радостью. Рад слышать, что у Вас все хорошо. Я говорил с господином Вилибальдом Пиркгеймером об инструменте, который Вы хотели иметь. Он закажет для Вас такой же и пошлет Вам его вместе с письмом. Но из вещей господина Ганса, который умер[556], все разворовано, ибо я во время его смерти был в отъезде. Не могу узнать, куда все это девалось. Так же случилось и с вещами Стабия, в Австрии все было растаскано, больше ничего не могу Вам об этом сообщить. Также, поскольку Вы говорили мне, что Вы намерены, если у Вас будет время, перевести на немецкий Эвклида[557], я хотел бы знать, сделали ли Вы что-нибудь из этого. Также из-за христианской веры мы должны подвергаться обидам и опасностям, ибо нас поносят, называют еретиками. [558] Но да ниспошлет нам бог свою милость и да укрепит нас в своем слове, ибо мы больше должны быть послушны богу, нежели людям. Так что лучше лишиться жизни и имущества, чем допустить, чтобы наше тело и душа были ввергнуты богом в адский огонь. Поэтому сделай нас, боже, стойкими в добрых делах и просвети наших противников, бедных, страждущих, слепых людей, дабы они не погибли в своих заблуждениях. Да поможет нам бог. Я посылаю Вам два гравированных на меди портрета; Вы их, конечно, узнаете. [559] О новых вестях в нынешнее время писать неудобно, но много на нас злых нападок. Да свершится воля божья.

Вашей мудрости

Альбрехт Дюрер

Сон Дюрера[560]

[1525 год]

В 1525 году после троицы ночью между средой и четвергом я видел во сне, как хлынуло с неба множество воды. И первый поток коснулся земли в четырех милях от меня с великой силой и чрезвычайным шумом и расплескался и затопил всю землю. Увидев это, я так сильно испугался, что проснулся от этого раньше, нежели хлынул еще поток. И первый поток был очень обилен, и часть его упала вдали, часть – ближе. И вода низвергалась с такой высоты, что казалось, что она течет медленно. Но как только первый поток коснулся земли и вода стала приближаться ко мне, она стала падать с такой быстротой, ветром и бурлением, что я сильно испугался, я дрожал всем телом и долго не мог успокоиться. И когда я встал утром, я нарисовал все это наверху.[561] Боже, обрати все к лучшему.[562]

вернуться

551

В этих словах выразилось отношение Дюрера к почитанию «чудотворных» изображений, осуждавшемуся сторонниками реформации как идолопоклонство. Против их почитания выступали тогда и Лютер и Цвингли, причем представители левого крыла реформации (Карлштадт, Цвингли) настаивали на полном устранении изображений из храмов. Будучи противником обожествления картин и статуй, Дюрер, однако, не придерживался крайних взглядов «иконоборцев», что явствует из «Посвящения Пиркгеймеру» в трактате «Руководство к измерению».

вернуться

552

Подлинник – в городском архиве в Нюрнберге.

вернуться

553

Т. е. из расчета пяти процентов.

вернуться

554

См письмо императора Максимилиана нюрнбергскому городскому Совету от 12 декабря 1512 года (М. Тhausing, Durers Briefe, Tagebucher und Reime, Wien, 1872, стр. 163—164).

вернуться

555

Подлинник – в Британском музее в Лондоне. Никлас Кратцер – см. прим. к «Дневнику путешествия в Нидерланды»«. Это письмо Дюрера написано в ответ на письмо Никласа Кратцера, в котором он выражает свою радость по поводу проведения реформы церкви в Нюрнберге (cм. „Приложение“).

вернуться

556

Как видно из письма Кратцера, речь идет о каком-то нюрнбергском астрономе по имени Ганс.

вернуться

557

Эвклид (III в. до н. э.) – древнегреческий математик, труды которого оказали огромное влияние на развитие математики в эпоху Возрождения. Дюрер хорошо знал сочинения Эвклида и использовал их в своем трактате «Руководство к измерению». Известно, что, еще будучи в Венеции в 1507 году, он купил вышедшее там издание Эвклида на латинском языке.

вернуться

558

Это место и заключительные слова письма неясны и породили различные толкования. Поскольку письмо написано в декабре 1524 года, в разгар брожений в Нюрнберге, незадолго до процессов Ганса Денка и «трех безбожных художников», некоторые полагают, что Дюрер намекал здесь на споры и разногласия в связи с выступлением оппозиционных сект и что сам он был к ним как-то причастен (см.: L. Keller, Рецензия на книгу М. Zucker, Durers Stellung zur Reformation, «Kunstchronik», 1887, стр. 263; А. Сидоров, Дюрер, Изогиз, 1937, стр. 125; А. Дурус, Еретик Альбрехт Дюрер и «три безбожных художника», «Искусство», 1937, № 1). По мнению других, речь здесь идет об угрозах по адресу Нюрнберга со стороны императора, епископа и князей в связи с проведением в городе реформы церкви (см.: Е. Heidrich, Durer und die Reformation, Leipzig, 1909).

вернуться

559

Это, несомненно, гравированные Дюрером в 1524 году портреты герцога Фридриха Саксонского и Вилибальда Пиркгеймера.

вернуться

560

Подлинник – в библиотеке в Вене.

вернуться

561

В верхней части листа помещен акварельный рисунок с изображением потопа.

вернуться

562

Возможно, что этот сон Дюрера был навеян ожиданием всемирного потопа, который был предсказан в 1499 году некими Штёффлером из Тюбингена и Пфлаумом из Ульма и ожидался в 1524 году. Предсказание это вызвало много толков (см.: A. Kosenthal A. Durers dream of 1525, a great deluge,. Burlington Magazin», № 69, август 1936, стр. 82 – 85).

вернуться

563

Подлинник – в архиве города Нюрнберга.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru