Пользовательский поиск

Книга Дневники. Письма. Трактаты. Том 1. Содержание - Описание носорога

Кол-во голосов: 0

Только сегодня я начал набрасывать свою картину. Ибо мои руки до того покрылись коростой, что я не мог работать. Но я это вылечил.

Итак, будьте снисходительны ко мне и не гневайтесь так быстро. Будьте кротки, подобно мне. Я не знаю, отчего Вы ничему не учитесь у меня.

Милый, я хотел бы знать, не умерла ли какая из Ваших любовниц, например та, что совсем у воды, или девица подобная[73]

Дневники. Письма. Трактаты. Том 1 - pic_6.jpg

или

Дневники. Письма. Трактаты. Том 1 - pic_7.jpg

или

Дневники. Письма. Трактаты. Том 1 - pic_8.jpg

чтобы Вы могли взять на ее место другую.

Писано в Венеции в девять часов, вечера в субботу после сретенья [7 февраля] в 1506 году. Передайте мой привет Стефану Паумгартнеру, господину Гансу Хорсдёрферу[74] и Фолькамеру.[75]

Альбрехт Дюрер

III
[Венеция, 28 февраля 1506 года]

Достопочтенному и мудрому господину Вилибальду Пиркгеймеру в Нюрнберге, моему милостивому господину.

Прежде всего, любезный господин Пиркгеймер, готов служить Вам. Если вы живете хорошо, то для меня это большая радость. Знайте также, что я, милостью божьей, живу хорошо и очень спешу с работой. Но к троице я не надеюсь кончить. И продал все мои картины, кроме одной. Отдал две за 24 дуката,[76] а три другие я отдал за три кольца, которые мне оценили при обмене в 24 дуката.[77] Но я показал их добрым друзьям, и те сказали, что они стоят 22 дуката. И так как Вы мне писали, чтобы я купил несколько камней, я решил послать Вам эти кольца через Франца Имгофа. [78] Покажите их понимающим людям. Если они Вам понравятся, пусть оценят, сколько они стоят, и за эту цену оставьте их у себя. Если же они Вам больше не нужны, пришлите их мне со следующим посыльным. Ибо человек, который помог мне их выменять, хочет дать мне здесь, в Венеции, 12 дукатов за изумруд и 10 дукатов за рубин и бриллиант, так что я потеряю на этом не больше двух дукатов.

Я хотел бы, чтобы Вам понадобилось приехать сюда; я уверен, Вы бы здесь не скучали. Ибо здесь много достойных людей, истинных художников. И у меня толпится столько итальянцев, что я порою должен скрываться. Господа[79] относятся ко мне хорошо, но из живописцев немногие.

Любезный господин, Эндрес Кунгофер[80] изъявляет свою готовность служить Вам. Он напишет Вам со следующим посыльным.

Остаюсь готовым к услугам. И я поручаю Вам мою мать. Меня очень удивляет, что она так давно мне не пишет; что же до моей жены, то я думаю, что я ее потерял.[81] Я также был удивлен, что Вы ничего мне не пишете, но затем я прочитал письмо, которое Вы написали обо мне Бастиану Имгофу.

Прошу Вас также отдать два вложенных письма моей матери, и еще прошу Вас, имейте терпение, пока бог поможет мне возвратиться, тогда я Вам честно заплачу. Кланяйтесь от меня Стефану Паумгартнеру и другим добрым приятелям и сообщите мне, не умерла ли какая из Ваших любовниц. Читайте письмо по смыслу, я торопился. Писано в Венеции в субботу перед белым воскресеньем[82] [28 февраля] в 1506 году.

Завтра хорошо исповедоваться.

Альбрехт Дюрер

IV

[Венеция, 8 марта 1506 года]

Достопочтенному мудрому господину Вилибальду Пиркгеймеру в Нюрнберге, моему милостивому господину.

Прежде всего, любезный господин Пиркгеймер, готов служить Вам. Я посылаю Вам здесь кольцо с сапфиром, которое требовалось Вам так срочно. Но я не мог выслать его раньше, ибо в течение двух дней я все время ходил с одним хорошим приятелем, которому я за это заплатил, по всем золотых дел мастерам, немецким и итальянским, какие есть во всей Венеции. И мы сравнивали,[83] но не нашли равного за такую цену. Ибо я купил его после многих просьб за 18 дукатов и 4 марцелла[84] у человека, который сам носил его на руке и который мне его отдал из желания оказать мне услугу. Ибо я дал ему понять, что я хочу его для себя. И как только я его купил, один немецкий золотых дел мастер, который увидел его у меня, хотел дать мне за него на три дуката больше. И поэтому я надеюсь, оно Вам понравится. Ибо каждый говорит, что этот камень – находка, в Германии он стоит 50 гульденов. Но Вы увидите, говорят они правду или ложь. Я в этом не понимаю. Сначала я купил было аметист за 12 дукатов у человека, которого я считал хорошим другом, но он меня надул, ибо он не стоил и семи, так что в это еще вмешались товарищи и устроили, чтобы я вернул ему камень и угостил его рыбным кушаньем. [85] Я был рад и тотчас же забрал свои деньги обратно. Как оценили мне кольцо добрые друзья, выходит, что камень стоит немногим более 19 рейнских гульденов, ибо около 5 гульденов весит золото, так что я не перешел указанных в Вашем письме границ: от 15 до 20 гульденов. [86] Но других камней я еще не смог купить, ибо редко можно найти одинаковые вместе, но я еще приложу все усилия. Они говорят, что в Германии Вы найдете гораздо больше этих дурацких вещей, и особенно сейчас на ярмарке во Франкфурте. Ибо из Италии все подобные вещи вывозят. И особенно они смеялись надо мною, когда я сказал про гиацинтовый [87] крестик за 2 дуката. Поэтому напишите мне сейчас же, что мне делать. Я узнал, что в одном месте есть хорошее бриллиантовое украшение, [88] но еще не знаю, сколько оно стоит. Я куплю его Вам, если Вы мне напишете. Но изумруды так дороги, что я в своей жизни не видывал ничего более дорогого. Легко можно купить аметистовый камешек, он стоит около 20 или 25 дукатов.

Я совершенно убежден, что Вы женились. Смотрите только, чтобы Вы не перестали быть хозяином. Но Вы поступаете вполне разумно, ибо Вам это нужно.[89] Любезный господин Пиркгеймер, Эндрес Кунгофер просит выразить Вам его готовность к услугам. Он в скором времени Вам напишет и он просит Вас, чтобы Вы, в случае надобности, заступились за него перед господами,[90] так как он не хочет оставаться в Падуе. Он говорит, что обучение там ему ничего не дает.

И прошу Вас, не сердитесь, что я не посылаю Вам сейчас сразу всех камней, ибо я не мог всего достать. Приятели говорят мне также, что Вы должны положить камень на новую подкладку, тогда он будет выглядеть вдвое лучше. Ибо кольцо старое и подкладка испортилась.

Также я прошу Вас, поговорите с моей матерью, чтобы она написала мне и чтобы она заботилась о себе. Остаюсь готовым к услугам. Писано в Венеции во второе воскресенье поста [8 марта] в 1506 году. Кланяйтесь от меня Вашим приятельницам.[91]

Альбрехт Дюрер

V
вернуться

73

Слова «та, что совсем у воды» и рисунки представляют намеки на фамилии возлюбленных Пиркгеймера. Из этих намеков удается расшифровать только два: роза, по-видимому, должна обозначать упоминаемую дальше Розентальшу, кисть или щетка – Анну Пёршт (от слова «Burste»).

вернуться

74

Ганс Хорсдёрфер – нюрнбергский патриций, один из старейшин Совета.

вернуться

75

Фолькамер – нюрнбержец; может быть, речь идет о Стефане Фолькамере, члене Совета в 1493—1517 годах.

вернуться

76

Венецианский дукат – золотая монета, стоимостью несколько больше рейнского гульдена.

вернуться

77

Отсюда явствует, что Дюрер привез с собой в Венецию шесть картин. Что это за картины – неизвестно.

вернуться

78

Франц Имгоф – брат Ганса Имгофа старшего.

вернуться

79

В тексте: «czentillamen» (итал.) – см. прим. 67.

вернуться

80

Эндрес Кунгофер – нюрнбергский математик и астроном, в то время учился в Италии (см. о нем: Р. Каlкоff, Zur Lebensgeschichte Albrecht Dflrers, «Repertorium fur Kunstwissenschaft», 1894, XX, стр. 445).

вернуться

81

По-видимому, жена Дюрера была в то время еще во Франкфурте-на-Майне.

вернуться

82

В тексте: «der weisse sundag» – речь идет о первом воскресенье поста. В связи с наступлением поста Дюрер дальше дает Пиркгеймеру шутливый совет исповедаться в своих грехах, намекая на его легкомысленное поведение.

вернуться

83

В тексте: «und haben parungan gemacht» (итал. «paragone») – сравнивали.

вернуться

84

Марцелл – мелкая венецианская серебряная монета, вычеканенная при доже Николо Марчелло (1473—1474).

вернуться

85

Дело было во время поста.

вернуться

86

Несомненно, речь идет о кольце с сапфиром. Текст здесь не вполне ясен: «Vnd als mir gut frewnt den ryng gerechnett haben, so kumt der stein nit vill hoher den vm 19 fl. reinisch, wan er wigt vngfer 5 fl. an golt dz ich dannocht nit uber ewer czill pin getretten als Ir schreibt von 15 fl. pis in 20 fl.». По-видимому, расчет Дюрера таков: кольцо стоит 18 дукатов и 4 марцелла, что составляет около 24 рейнских гульденов, из которых около 19 гульденов стоит камень, а 5 гульденов составляют стоимость золотой оправы.

вернуться

87

Гиацинт – прозрачный драгоценный камень оранжево-желтого или красного цвета, разновидность минерала циркона. Во времена Дюрера этому камню приписывались различные чудесные свойства.

вернуться

88

В тексте: «demunt puntle» (Bundel). Возможно, речь идет о каком-нибудь бриллиантовом украшении или, как полагает Э. Рейке, о пакетике мелких камней, продававшихся вместе (см. Pirckheimers Briefwechsel, т. I, стр. 346).

вернуться

89

В тексте: «Ich halt gantz dorfiir, Ir habt ein weib genumen, schawt nun, dz Ir nit ein meister uber kumt; doch seit Ir weis genug, wen Irs prawcht».

Мы даем это место в интерпретации Э. Рейке (см. Pirckheimers Briefwechsel, т. I, стр. 347), которая кажется нам более убедительной, чем старое толкование: «Но ведь Вы достаточно мудры, когда Вам нужно».

вернуться

90

Господами Дюрер обычно называл членов нюрнбергского Совета.

вернуться

91

В тексте: «ewer gesind». По аналогии с письмом VIII, где Дюрер употребляет выражение «unzer hupsch gesind», несомненно, в значении «наши приятельницы», здесь слово «gesind» обычно тоже толкуют как «приятельницы».

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru