Пользовательский поиск

Книга Дневники. Письма. Трактаты. Том 1. Содержание - Отрывок из «Памятной книжки»

Кол-во голосов: 0

Я видел в золотой комнате брюссельской ратуши четыре росписи, сделанные великим мастером Рудиром.[292] Я видел в королевском дворце, позади дома, фонтан, лабиринт и зверинец; я никогда не видел более занятных и приятных вещей, столь похожих на рай.[293]Также имя человечка, составившего мне прошение у господина Якоба Баннизиса, Эразм. [294] Также в Брюсселе есть прекрасная ратуша, большая, сложенная из превосходного тесаного камня, с чудесной ажурной башней. [295] В Брюсселе я сделал при ночном освещении портрет мастера Конрада, хозяина моих господ. Также одновременно я изобразил углем сына доктора Лампартера [296] и хозяйку.

Также я видел вещи, привезенные королю из новой золотой страны:[297] солнце из чистого золота, шириною в целую сажень, такую же луну из чистого серебра той же величины, также две комнаты, полные редкостного снаряжения, как-то: всякого рода оружия, доспехов, орудий для стрельбы, чудесных щитов, редких одежд, постельных принадлежностей и всякого рода необыкновенных вещей разнообразного назначения, так что это просто чудо – видеть столько прекрасного. Все это очень дорогие вещи, так что их оценили в сто тысяч гульденов. И я в течение всей своей жизни не видел ничего, что бы так порадовало мое сердце, как эти вещи. Ибо я видел среди них чудесные, искуснейшие вещи и удивлялся тонкой одаренности людей далеких стран. И я не умею назвать многих из тех вещей, которые там были. Я видел в Брюсселе еще много прекрасных вещей, и в особенности я там видел такой большой китовый ус, как будто он сцементирован из каменных квадров; он имеет в длину сажень, очень толст, весит около 15 центнеров и имеет такую форму, как здесь изображено;[298] и он находился на голове животного сзади. Я был также в доме фон Нассау, [299] роскошно построенном и красиво украшенном. Снова я два раза ел с моими господами.

Также госпожа Маргарита послала за мною в Брюссель и велела сказать мне, что она будет моею заступницею перед королем Карлом, и была особенно благосклонна ко мне. Я подарил ей мои гравированные на меди «Страсти» и то же – ее казначею по имени Ян Марникс,[300] а также изобразил его углем. Я отдал 2 штюбера за буйволовый рог. Еще 2 штюбера я заплатил, чтобы мне показали картину св. Луки.[301]Также когда я был в доме Нассау, я видел там в капелле хорошую живопись, выполненную мастером Гуго. [302]И я видел два больших красивых зала и повсюду в доме дорогие вещи, а также большую кровать, на которой могут поместиться пятьдесят человек. [303] И я видел также большой камень, который во время непогоды упал в поле близ дома господина фон Нассау. Дом этот расположен высоко и оттуда открывается прекраснейший вид, вызывающий восхищение. И я не думаю, чтобы во всех немецких землях было что-либо подобное.

Дневники. Письма. Трактаты. Том 1 - pic_21.jpg
Портрет Эразма Роттетдамского
Рисунок углем. 1520 г.

Также меня пригласил мастер Бернгард, живописец,[304] и приготовил такое превосходное угощение, что я не думаю, чтобы его можно было получить и за 10 гульденов. Еще им были приглашены, чтобы составить мне компанию: казначей госпожи Маргариты, которого я изобразил, гофмейстер короля по имени де Метени[305]и городской казначей по имени фон Буслейдис. [306] Ему я подарил гравированные на меди «Страсти», и он в свою очередь подарил мне черный испанский кошелек, стоимостью в 3 гульдена. И Эразму Роттердамскому я тоже подарил гравированные на меди «Страсти». Также Эразму, секретарю Баннизиса, [307] я подарил гравированные на меди «Страсти». Имя человека из Анторфа, подарившего мне детскую головку, – Лоренц Штерк. Также я сделал углем портрет мастера Бернгарда, живописца госпожи Маргариты. [308]Я сделал еще раз портрет Эразма Роттердамского. [309] Я подарил Лоренцу Штерку сидящего «Иеронима» и «Меланхолию». Я изобразил куму моей хозяйки. Также шесть человек, портреты которых я сделал в Брюсселе, мне ничего не дали. Я заплатил 3 штюбера за два буйволовых рога и 1 штюбер за два Эйленшпигеля. [310]

Итак, в воскресенье после дня св. Эгидия [2 сентября] я поехал с господином Томазином в Мехельн [Малин] и распрощался с господином Гансом Эбнером.[311] И он не захотел ничего взять с меня за еду за то время, что я был у него – семь дней. Я заплатил 1 штюбер за Ганса Гейдера.[312] 1 штюбер я дал на чай слуге хозяина. И в Мехельне я ужинал с госпожой фон Нейкирхен.

И рано утром в понедельник [3 сентября] я выехал из Мехельна в Анторф. И я позавтракал с португальцем, который подарил мне три порцелановых сосуда, а Рудерико подарил мне несколько калькутских перьев. Я истратил на еду 1 гульден. 2 штюбера я дал посыльному. Я купил Сусанне[313] плащ за 2 гульдена и 1 орт. Моя жена заплатила за таз, меха,[314] блюдо, за туфли для себя, и дрова для кухни, и штаны до колен, также за клетку для попугая, и 2 кувшина, и на чаевые – 4 рейнских гульдена. И еще моя жена истратила на еду, питье и на всякого рода нужды 21 штюбер.

Итак, в понедельник после св. Эгидия [3 сентября] я снова прибыл к Иобсту Планкфельту и ел с ним столько раз, сколько здесь указано: jjjjjjjjjjjjjjjjj. Также я дал 1 штюбер Никласу, слуге Томазина. Я отдал 5 штюберов за рамку и еще 1 штюбер. Мой хозяин подарил мне калькутский орех и еще старинный турецкий бич. Снова я ел с Томазином столько раз: jjjjjjjjjjjjj. Также меня пригласили оба господина фон Рогендорф.[315] Я ел с ними один раз и нарисовал им большой герб на дереве, чтобы его можно было вырезать.

Дневники. Письма. Трактаты. Том 1 - pic_22.jpg
Три крестьянина
Гравюра на меди. Около 1497 г.

Я подарил 1 штюбер. Моя жена разменяла 1 гульден на 24 штюбера на расходы. Я дал 2 штюбера на чай. Я также ел один раз в доме Фуггера с молодым Якобом Релингером.[316] Я ел с ним еще раз. Также моя жена снова разменяла 1 гульден на 24 штюбера на расходы. Я подарил приближенному моего господина герцога Фридриха, пфальцграфа, Вильгельму Хауенхуту[317] гравированного «Иеронима» и два новых полулиста – «Марию» и «Антония». Также я подарил еще господину Якобу Баннизису хорошо написанное изображение Вероники, «Ёвстафия», «Меланхолию», сидящего «Иеронима», «Св. Антония», два новых изображения Марии и новых крестьян. [318] Также я подарил его писцу Эразму, который составил мне прошение, сидящего «Иеронима», «Меланхолию», «Антония», два новых изображения Марии, «Крестьян», и я также послал ему два маленьких изображения Марии, и все это, что я ему подарил, стоит 7 гульденов. Я подарил Марксу, золотых дел мастеру, [319] гравированные на меди «Страсти», он дал мне за них взамен 3 гульдена. Еще я выручил за гравюры 3 гульдена 20 штук беров. Я подарил стекольщику Хёнингу [320] четыре маленькие вещицы на меди. С господином Баннизисом я ел: jjj. Я отдал 4 штюбера за твердый уголь и черный мел. Я отдал 1 гульден 8 штюберов за дрова и еще 3 штюбера. Столько раз я ел с моими господами из Нюрнберга: jjjjjjjjjj. Также мастер Дитрих, живописец по стеклу, [321] прислал мне красной краски, которую в Анторфе делают из новых кирпичей. Также я сделал углем портрет мастера Якоба из Любека, [322] и он же подарил моей жене филипповский гульден. Я снова разменял 1 филипповский гульден на еду. Я подарил госпоже Маргарите сидящего «Иеронима», гравированного на меди. Я продал «Страсти» на дереве за 12 штюберов, еще за 4 штюбера «Адама и Еву». Также капитан Феликс лютнист, [323]купил у меня все гравюры на меди, «Страсти» на дереве и еще «Страсти» на меди, два полулиста, два четвертных листа – все за 8 золотых гульденов; и я еще подарил ему все гравюры на меди. Я сделал углем портрет господина Баннизиса. Также Рудерико подарил мне еще одного попугая, я же дал 2 штюбера на чай его слуге. Я подарил Иоганну фон дер Винкелю, трубачу, «Малые Страсти» на дереве, «Иеронима в келье» и «Меланхолию». Я заплатил 6 штюберов за пару перчаток. Я отдал 5 штюберов за бамбуковую трубку, а Георг Шлаутершпах [324] подарил мне другую такую же, стоимостью 6 штюберов. Я ел с Вольфом Галлером, [325] служащим Фуггера, когда он пригласил моих нюрнбергских господ. Также я выручил за гравюры 2 филипповских гульдена и 6 штюберов. Я ел еще один раз со своей женой. Я дал 1 штюбер на чай слуге Ганса Деннеса. Также я выручил 100 штюберов за гравюры. Также я сделал углем портрет мастера Якоба, живописца фон Рогендорфов. Также я нарисовал фон Рогендорфу его герб на дереве, за это он подарил мне 7 локтей бархата.

вернуться

292

Рогир ван дер Вейден (ок. 1400—1464) – знаменитый нидерландский живописец XV века. Росписи брюссельской ратуши (1430—1440-е годы) погибли в конце XVII века.

вернуться

293

Расположенный над городом на горе, дворец брабантских герцогов в Брюсселе славился своим парком и фонтанами. Сохранился перовой рисунок Дюрера с изображением брюссельского «зверинца» (Winkler, т. IV, № 822).

вернуться

294

Эразм Штернбергер – секретарь Баннизиуса, составил для Дюрера все необходимые бумаги и прошения.

вернуться

295

Ратуша в Брюсселе – выстроена в XV – XVI веках, самая грандиозная из нидерландских ратуш, особенно славилась своей башней.

вернуться

296

Иоганн Лампартер – сын влиятельного советника Карла V доктора Георга Лампартера.

вернуться

297

Новая золотая страна – Мексика, завоеванная в 1519—1521 годах испанцами под предводительством Эрнандо Кортеса. В брюссельском дворце были выставлены сокровища, вывезенные Кортесом из Мексики.

вернуться

298

Рисунок не сохранился ни в одной из копий.

вернуться

299

Дворец Генриха фон Нассау был некогда одним из прекраснейших зданий Брюсселя и соперничал с расположенным неподалеку дворцом брабантских герцогов.

вернуться

300

Ян де Марникс – казначей и доверенное лицо эрцгерцогини Маргариты.

вернуться

301

Неизвестно, о какой картине идет речь. Может быть – об одной из тех картин, которые легенда приписывала кисти св. Луки, может быть – о картине Рогира ван дер Вейдена «Мадонна со св. Лукой».

вернуться

302

Гуго ван дер Гус (ок. 1435—1482) – знаменитый нидерландский живописец XV века. Речь идет об изображении «Семи таинств». Картины не сохранились.

вернуться

303

Кровать эта служила для забавы хозяину дома, который имел обыкновение укладывать на нее перепившихся гостей. По описанию одного современника, она имела 2,6 м в длину и 3,4 м в ширину.

вернуться

304

Баренд ван Орлей (1492—1542) – известный нидерландский живописец, с 1518 года придворный художник эрцгерцогини Маргариты.

вернуться

305

Ян де Метени – бургомистр Брюгге и обергофмейстер императора.

вернуться

306

Гиллис де Буслейден – казначей брюссельской церкви св. Гудулы.

вернуться

307

Эразм Штернбергер – см. прим. 78. В дальнейшем Дюрер называет его или просто Эразм, или секретарь Эразм.

вернуться

308

Баренда ван Орлея. Обычно его портретом считают хранящийся в Лувре рисунок углем 1521 года (W inkier, т. IV, № 810).

вернуться

309

Сохранился рисунок углем с изображением Эразма Роттердамского, сделанный Дюрером в Брюсселе (W inkier, т. IV, № 805). Рисунок этот послужил основой для выполненного в 1526 году гравированного портрета Эразма (см.: «Приложение», Эразм Роттердамский, Из переписки с Пиркгеймером по поводу заказанного им Дюреру гравированного портрета). На одном экземпляре этой гравюры, некогда принадлежавшем Никласу Кратцеру, сохранилась сделанная рукою последнего надпись: «Год 1520. Я, Никлас Кратцер, присутствовал в то время, когда Альбрехт Дюрер рисовал с натуры в Брюсселе в Брабанте».

вернуться

310

Известная народная книга о Тиле Эйленшпигеле, очень популярная в XVI веке. Книга была впервые издана в конце XV века, а затем издавалась в 1515 и 1519 годах.

вернуться

311

Ганс Эбнер – член нюрнбергского Совета, гуманист, друг Дюрера.

вернуться

312

Ганс Гейдер – нюрнбержец, племянник Пиркгеймера.

вернуться

313

Сусанна – служанка Дюрера, сопровождавшая его и Агнесу Дюрер во время нидерландского путешествия. Впоследствии стала женой ученика Дюрера Георга Пенца.

вернуться

314

Меха для раздувания огня. Как видно из записей в «Дневнике», Дюрер и его жена постоянно делают в Нидерландах различные хозяйственные покупки – дрова, меха для раздувания огня, посуду и даже лен для пряжи.

вернуться

315

Вильгельм и Вольфганг фон Рогендорфы – австрийские дворяне. Экземпляр гравюры на дереве с изображением герба фон Рогендорфов по рисунку Дюрера сохранился в Германском музее в Нюрнберге (1520 г., Меdеr, № 290).

вернуться

316

Якоб Релингер – представитель богатой аугсбургской купеческой семьи, вероятно обучался в конторе Фуггеров ведению дел.

вернуться

317

Вильгельм Хауенхут – приближенный герцога Фридриха II, пфальцграфа рейнского, курфюрста.

вернуться

318

Речь идет о гравюрах Дюрера

вернуться

319

Марк де Глазере из Брюгге – золотых дел мастер, позднее придворный ювелир эрцгерцогини Маргариты.

вернуться

320

Слово «Glaser» – «стекольщик» Дюрер употребляет здесь, как и в других местах «Дневника», в значении «живописец по стеклу». О Хёнинге, которого Дюрер упоминает несколько раз, ничего более не известно.

вернуться

321

Дитрих – Дирк Якобсзон Веллерт, живописец по стеклу, о 1511 года глава антверпенской гильдии св. Луки (корпорации живописцев).

вернуться

322

Якоб из Любека – живописец фон Рогендорфов.

вернуться

323

Феликс Гунгерсберг – В дальнейшем Дюрер называет его просто Феликсом.

вернуться

324

Георг Шлаутерсбах – дворянин из Нюрнберга, друг Дюрера.

вернуться

325

Вольф Галлер – богатый нюрнбергский купец, находился в Антверпене в качестве представителя Фуггеров.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru