Пользовательский поиск

Книга Забавные рассказы про великомудрого и хитроумного Бирбала. Содержание - Под видом йога

Кол-во голосов: 0

А еще что?

Однажды Бирбал был зван на обед в свою общину. Отпросился он у падишаха и пошел. Назавтра падишах стал расспрашивать, чем его там угощали.

Бирбал сперва рассказал, как все было красиво, потом перечислил все блюда и умолк. Но падишаху этого было мало, и он спросил:

– А еще что было?

Бирбал припомнил еще два-три яства, а падишах все спрашивает. Стоило Бирбалу назвать одно-два блюда, как Акбар тотчас повторял свое:

– А еще что?

На счастье, беседа прервалась – падишаху пришлось заняться срочным делом.

Прошло несколько месяцев. Как-то на дарбаре вспомнил падишах про этот разговор. Чтобы испытать память Бирбала, он вдруг спросил.

– Бирбал! А еще что?

– Владыка мира! А еще кархи [61], – тотчас ответил Бирбал.

Очень понравилось падишаху, что Бирбал такой памятливый, и он тут же подарил ему красивое жемчужное ожерелье.

Увидели это придворные и удивились. Стали они думать да гадать, как бы и им угодить падишаху. Видно, падишах очень любит кархи – не успел Бирбал помянуть его, как получил жемчужное ожерелье.

Дома вельможи приказали приготовить кархи из самой лучшей сыворотки. Назавтра пришли они во дворец, и за каждым слуга несет на голове горшок с кархи. И мысли у жадных вельмож одинаковые – про жемчужное ожерелье.

Вышел в дарбар падишах, увидел странное зрелище и спрашивает, что, мол, это значит?

– Покровитель бедных! Мы принесли для вас кархи, – хором ответили придворные.

Рассердился на них падишах за глупость и велел всех заковать в кандалы.

– Олухи, только и умеете, что подражать. Бирбал помянул кархи, да ведь в том был особый смысл.

Гнев падишаха до смерти напугал вельмож. Сложили они покорно руки и стали молить его о милосердии.

Судьба или действия?

Однажды на дарбаре падишах спросил у придворных, а их там было полным-полно:

– Что важнее: судьба или действия человека?

Все в один голос ответили:

– Владыка мира! Действия человека важнее.

Один только Бирбал думал по-другому и не побоялся против всех сказать:

– Махараджа! По-моему, главное – судьба.

– Что может судьба, если человек сам не действует, не старается? Ну, скажем, будет ли он сыт, если понадеется на судьбу и станет сидеть сложа руки? – урезонивал падишах Бирбала.

– Как ни старайся, а коли не суждено, то ничего и не получишь, не судьба, значит. Такое часто видеть приходится. Потому-то я и думаю, что главное – судьба.

Одному вельможе это рассуждение не понравилось, и он сказал:

– Владыка мира! Пусть Бирбал докажет, что главное – судьба.

– Да, да, Бирбал, докажи, – подхватил падишах.

– Владыка мира! Не такое это простое дело. Доказательства в узелке не носят, чтобы вдруг развязать да выложить. Но раз вы так хотите, то я вам это вскорости докажу.

Прошло какое-то время.

Однажды падишах поехал с придворными кататься на лодке по Ямуне. Вышла лодка на середину реки, и тут падишаху вдруг вспомнился тот спор.

– Ну, что, Бирбал, уразумел ты наконец, что к чему? Признаешь, что не судьба главное, а действия? Говори! – приказал Акбар.

Бирбал и теперь ответил так же, как в прошлый раз.

Рассердился падишах на его упрямство, быстро снял с пальца перстень и кинул в воду.

– Ладно же, Бирбал! – вскричал он с гневом. – Пусть твоя судьба тебе поможет. Принеси мне перстень через месяц, а не то не сносить тебе головы.

Видели придворные, что Ямуна в этом месте очень глубока и достать перстень со дна нет никакой возможности. Нет теперь Бирбалу спасения. Но Бирбал ничего не ответил. Смолчал.

Лодка пристала к берегу. Тут падишах расставил на берегу караульщиков. А то как бы Бирбал не достал из реки перстень.

А Бирбал положился на судьбу и помалкивал. Прошло двадцать семь дней.

– Ну, что, Бирбал, перстень у тебя? – спросил падишах.

– Нету у меня перстня, – ответил Бирбал.

– Послушай, Бирбал! Признай, что действия важнее судьбы, и я еще тебя помилую.

– Владыка мира! Действия – действиями, а от судьбы не уйдешь, – стоял на своем Бирбал. – Известна пословица: «В одночасье дом сгорит, да вдруг и счастье привалит». Осталось еще три дня, за это время все может перемениться.

Будто масла подлили в огонь гнева, что пылал в душе падишаха. Он так и вспыхнул.

Наступил последний день, и снова потребовал падишах у Бирбала кольцо.

– Владыка мира! Не принесла мне судьба кольцо, – ответил Бирбал.

– Коли так, готовься к смерти, – грозно молвил падишах.

Без страха в душе стоял Бирбал перед падишахом. Он уже и сам приготовился умереть. Связали ему руки за спиной. Еще раз сжалился нам ним падишах.

– Бирбал! Вот тебе последний случай спастись: признай, что действия – главное, и я прощу тебя.

– Покровитель бедных! Нехорошо бить лежачего. Сделайте милость, поспешите меня казнить, – твердо ответил Бирбал.

– Ладно, так тому и быть, – ответил падишах.

Позвал он палача и приказал ему отвести Бирбала на виселицу – она стояла недалеко от дворца.

Встревожился народ, глядя, как Бирбала со связанными руками ведут на казнь. Ведь ту пору, когда Бирбал был при дворе в силе, простые люди называли царством Рамы [62]: народ тогда жил спокойно и без тревог.

Помертвели лица у людей, а родные Бирбала стояли чуть живые от горя. Поначалу крепились они, молчали, а как не стало у них больше сил терпеть – залились слезами.

Бирбалу велели взойти на эшафот. По обычаю, палач спросил у него:

– Какое ваше последнее желание? Чтобы его исполнить, дается десять минут, говорите!

Не успел Бирбал рта раскрыть, как вдруг около виселицы появился факир. Никто и не приметил, как он пришел, казалось, он из-под земли вырос. И сказал факир:

– Бирбал! Сейчас тебя повесят, так ты перед смертью сделай святое дело: накорми меня. Исстари люди говорят: нет лучше подаяния, как накормить голодного. Я хочу рыбы – свари хорошую рыбу и дай мне поесть, от меня же, голодного, прими благословение.

В великое затруднение попал главный советник. За ним смерть пришла, а тут факир есть просит, да еще рыбы.

– Уважаемый! Вам должно быть известно, что я из высокой брахманской касты. Мы ведь рыбу в пищу не употребляем и не готовим на своих очагах. Как же я могу накормить вас рыбой?

– Так-то оно так, – ответил факир, – но если ты теперь, в свой смертный час, утолишь мой голод, то этой своей заслугой принесешь счастье своим детям и всей семье.

И все стали просить Бирбала исполнить просьбу факира. Уступил Бирбал, послушался народа.

Один человек пошел на базар и купил у рыбака большую хорошую рыбу. Сел Бирбал и начал ее чистить.

Тем временем падишах смотрел из окна, ждал, когда Бирбала вешать станут. Видел он, как Бирбал беседует с факиром, а о чем – не его то была забота. Видел потом, что Бирбал чистит рыбу. А Бирбал стал потрошить рыбу и нащупал у нее в желудке что-то твердое. Распорол ножом желудок, а там перстень, что падишах в реку кинул! Взял Бирбал перстень, зажал в кулак, поднялся и ищет глазами факира, а того и след простыл!

– Коли будет на то ваше позволение, я хотел бы еще раз повидаться с падишахом, – сказал Бирбал стражникам. – Сделайте милость, отведите меня к падишаху.

Люди заметили, что Бирбал что-то вынул из рыбы, но что? Повела его стража к падишаху, и они следом за ним повалили.

А падишах увидел, что Бирбал идет во дворец, и подумал: «Ну, конечно, Бирбал струсил и отступился от своих слов. Хочет сказать мне, что признает: действия важнее судьбы. Но теперь я не изменю приказа. Надо было ему раньше соглашаться».

Бирбал вошел и поклонился падишаху.

– Бирбал! Не трудись понапрасну. Хоть бы ты и признал теперь, что действия важнее судьбы, все равно поздно. Я не изменю свой приказ.

вернуться

61

Кархи – кушанье, приготовленное из чечевичной муки, сыворотки и пряностей.

вернуться

62

Царствование Рамы описывается в древнеиндийских сказаниях как время всеобщего благоденствия и справедливости.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru