Пользовательский поиск

Книга Забавные рассказы про великомудрого и хитроумного Бирбала. Содержание - Туфли бегают

Кол-во голосов: 0

Сахарный алмаз

Однажды пришлось Бирбалу ночью пойти по делу в соседнюю деревню.

Проходит он мимо одной лачуги и вдруг слышит, что там кто-то навзрыд плачет. Бирбал не мог пройти мимо. Подошел к двери, постучал и спрашивает:

– Кто тут плачет?

Дверь отворилась, вышел старик и, всхлипывая, ответил:

– А что вам до того, кто плачет? Ну, я плакал…

Бирбал не мог в темноте разглядеть человека как следует. Видно только, что старик, кожа на лице обвисла, спина согнулась, словно лук. Стал Бирбал у старика выспрашивать: отчего-де посреди ночи плачешь?

Но старик заупрямился.

– Ну, что толку рассказывать? Перед чужим человеком свое горе изливать – только себя унижать.

Бирбал обещал ему помочь, и старил поведал ему свою историю:

– Ладно, коли желаете знать – слушайте. Мне уже семьдесят стукнуло. Дал мне господь одного сына, и тот помер, и хозяйки моей уже нету в живых. Остался я один, как перст, некому ни поесть подать, ни прибрать, ни помочь, в чем надо. Сын-то, пока жив был, зарабатывал, на обоих хватало. А мне одному невмочь, как ни тружусь, а больше чем три-четыре пайсы [45] никак не заработаю. Нет такого счастливого дня, когда бы я поел досыта и заснул спокойно. И еще сушит мое сердце тоска по сыну. А последние три дня сижу не евши, живот подвело. Ну не стерпел я муки, заплакал.

«Поздняя ночь, темень, кругом ни души – как ему сейчас поможешь? – подумал Бирбал. – Пускай он лучше придет ко мне домой поутру».

– Дядюшка! Сейчас время ночное, вы уж до утра потерпите, а спозаранку приходите в диванхану [46]. Меня зовут Бирбал.

И пошел своей дорогой. А старик лег в постель, но всю ночь глаз не сомкнул – все ждал, не мог утра дождаться.

Только солнце поднялось, он заковылял к дому главного советника. Бирбал сердечно принял старика, угостил его вкусными яствами. Когда старик вволю поел и попил, Бирбал сказал:

– Дядюшка, сегодня я дам вам денег на расходы только на две недели. А вы за это время приготовьте из куска сахара леденец, чтобы он был похож на алмаз. Принесите его мне, а там я скажу, что дальше делать.

Старик, благословляя Бирбала, пошел домой. Дней восемь-десять он трудился над сахарным леденцом, гранил, выравнивал, наводил блеск, пока тот не стал похож на алмаз. Тогда он отнес его Бирбалу. Долго разглядывал его Бирбал, вертел и так и этак – сахар и впрямь ну точь-в-точь алмаз, вроде бы даже лучше, чем настоящий.

– Дядюшка, приходите завтра. Мы с вами пойдем к падишаху. Я продам ваш алмаз, и вы получите много денег.

На другой день Бирбал со стариком рано утром отправился во дворец. Падишах подумал, что, видно, неспроста Бирбал пришел в такую рань.

– Никак случилось что, Бирбал?

– Покровитель бедных! Я привел к вам мастера. Он принес чудесный алмаз, хочет его продать. Камень вам понравится, я-то уж знаю. – И Бирбал подал падишаху алмаз.

Падишах со всех сторон оглядел камень.

– Бирбал! Алмаз чудо как хорош, но скажи старику, чтоб пришел через два часа.

Когда старик вышел, падишах велел Бирбалу отдать алмаз на проверку. Бирбал пошел будто бы исполнять приказание. Походил-походил и вернулся во дворец.

– Владыка мира! Не сомневайтесь, алмаз хороший. Вот возьмите камень.

Падишах был доволен ответом, но все-таки предостерег Бирбала:

– Перед тем как купить алмаз, проверь его еще раз.

– Владыка мира! Пока держите камень у себя, спрячьте во рту, а потом проверим его еще раз.

Падишах спрятал камень во рту. Пришло назначенное время, и старик приковылял в дарбар. Бирбал уже ждал его.

– Покровитель бедных! Глядите, вот и хозяин алмаза явился. Что ему ответить?

– Бирбал! Ведь я же отдал его алмаз тебе? – спросил падишах.

Забавные рассказы про великомудрого и хитроумного Бирбала - pic_5.jpg

– Ваше величество! Вы держали его у себя, – решительно возразил Бирбал.

Падишаху и самому казалось, что Бирбал прав. Непонятно, куда же девался алмаз? Долго искал он его, но так и не нашел. Да и как он мог найти алмаз – ведь тот незаметно растаял во рту у падишаха.

Наконец падишах сказал:

– Что ж, Бирбал, узнай цену алмаза да не торгуйся.

Бирбал спросил у старика, сколько стоит его алмаз.

– Господин советник! Истинная цена моему алмазу – две тысячи мухуров [47], и еще двести мухуров я прошу для себя – это мой барыш.

– Хватит тебе и пятидесяти мухуров барыша, – ответил Бирбал.

– Господин! Коли согласны на барыш в две сотни, сделайте милость – берите алмаз, а не то отдавайте мой товар.

Бирбал упрямо торговался и наконец сказал в сердцах:

– Ну, чего уперся? Ладно, бери сто мухуров.

Но старик – достойный ученик своего наставника – не уступал. Сделав сердитое лицо, он проворчал:

– Эх, господин советник! Что же вы меня, бедняка, так прижимаете? Двести монет, и ни каури [48] меньше – вот мое последнее слово.

Падишах не знал местного языка [49], слушал он, слушал их споры и вышел из терпения.

– В чем дело, Бирбал? Что говорит старик?

– Владыка мира! Он говорит, что алмаз ему самому стоил две тысячи мухуров, и сверх того он хочет двести мухуров прибыли. Ну, я торгуюсь, даю только сто мухуров на барыш.

Падишах махнул рукой Бирбалу, чтобы он замолчал, и велел казначею заплатить старому ювелиру две тысячи двести мухуров.

Старик заспешил домой, не чуя под собой ног от счастья. Идет он, шаркает ногами, а про себя все благодарит и благодарит Бирбала.

Вечером, когда, покончив с делами в дарбаре, Бирбал пришел домой, он застал у себя старика. Тот стал его благословлять:

– Слава вам, слава вашей мудрости, о почтенный господин советник! Господь щедро отплатит вам за добро, что вы делаете таким беднякам, как я. Нет на свете другого такого вазира – только у вас душа за народ болит.

Приятно было Бирбалу слышать такую похвалу от старика. А тот, не переставая славить Бирбала, поклонился и ушел восвояси.

Как шурин падишаха был вазиром

Много раз пробовали придворные – недруги Бирбала – спихнуть его с высокого места, да ничего не выходило. Тогда они придумали посадить на эту должность шурина самого падишаха, благо в таком деле им, само собой, поможет госпожа бегума. Вот и сбудется их заветное желание.

Шурья падишаха могли, понятно, когда им вздумается, приходить в гарем. Подговорили придворные брата бегумы Хусейн-хана. Пришел он к сестре и говорит:

– Сестрица! Ведь это же срам для нас, что в мусульманском государстве главный советник – индус. Жалко, что ты оставляешь это без внимания.

Речи брата запали бегуме в душу, и она пообещала, что постарается как-нибудь все переменить. Для бегумы не было никого милее брата, и она с превеликим усердием принялась хлопотать, чтобы стал он главным советником. Однажды пришел падишах в гарем, а бегума видит, что он в духе, и нежным голоском начала:

– Любимый! Господин мой! Куда это годится, что в нашем мусульманском государстве главный советник идолопоклонник-индус. Негоже мусульманам быть под началом у вазира-индуса. Сделайте милость, порадуйте своих братьев по вере, поставьте на эту должность моего брата.

Услышав речи бегумы, падишах сразу смекнул, что ее подучили.

– Бегума, прежде чем начинать дело, обдумай его конец, вот в чем истинная мудрость. Твой брат не способен нести такое бремя, как должность вазира. Он человек небольшого ума, малограмотный, а сравнить с Бирбалом – и вовсе никчемный. Править государством – дело нелегкое. Сколько бывает случаев, что я и сам не разберусь и отдаю их на суд Бирбала. Нет, не будет пользы моей державе, если я ученого и опытного отставлю, а на его место посажу глупца и невежду.

вернуться

45

Пайса – мелкая монета.

вернуться

46

Диванхана – приемная дивана, главного советника падишаха.

вернуться

47

Мухур – старинная золотая монета достоинством в шестнадцать рупий.

вернуться

48

Каури – раковина, употреблявшаяся как мельчайшая разменная монета.

вернуться

49

Падишах, придворные и чиновники говорили на фарси, который при могольских падишахах был государственным языком. Местное население пользовалось родными языками и наречиями.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru