Пользовательский поиск

Книга Ямато-моногатари. Содержание - 159

Кол-во голосов: 0

Асакаяма
Кагэ саэ миюру
Яма-но и-но
Асаку ва хито-во
Омофу моно ка ва
Гора Асака — «Мелкая» —
Отражение ясно видится
В горном колодце.
Может быть, мелкой его
Любовь была?[422] —

сложив это, она записала стихи на дереве и, вернувшись в хижину, скончалась. Он же, набрав всякой снеди, пришел домой, увидел, что она умерла и лежит ничком, и был потрясен до глубины души. Прочитал он стихи, что были написаны у горного колодца, вернулся в хижину и, одолеваемый горестью, лег рядом с ее телом и умер. Дела эти очень давние.

156

Жил в стране Синано, в месте под названием Сарасина, один человек. Когда он был еще отроком, родители его умерли и тетка заменила ему отца и мать, с ранних его лет она пеклась о нем. А у жены этого человека было много дурного на сердце, и ненавистно было ей, что у свекрови от старости спина согбенная стала. И мужу своему все наговаривала, что у его тетки нрав дурной, нехороша она. Он уже не по-прежнему с ней обращался, нередко пренебрегал ею. А тетка становилась все дряхлее, спина уже вдвое согнулась. Это день ото дня сильнее тяготило невестку, и она все думала, отчего это та до сих пор не умирает, осыпала свекровь упреками да требовала от мужа: «Забери ее, уведи далеко в горы и оставь там». И убедила его: молчал он, но все же решил, что так и сделает. Как-то ночью, когда была очень яркая луна, он и говорит: «Собирайся-ка, тетушка. В храме будет пышное богослужение, хочу тебе показать». Тетка безмерно обрадовалась, он посадил ее себе на плечи и отправился. А жили они у подножия высокой горы, вот он и. поднялся вверх и на вершине, в таком месте, откуда бы она спуститься не могла, бросил ее и убежал. «Эй, эй!» — кричала тетка, но он убежал, даже не откликнувшись. Вернулся домой, стал думать: вот рассердился он на тетку, когда наветы жены слушал, и, разгневавшись, завел ее в горы, а ведь столько лет она, как родная мать, воспитывала его, заботилась о нем; и очень стало ему тяжело на сердце. И вот, вглядываясь, как с вершины этой горы беспредельно ярко светит луна, всю ночь провел без сна, в грусти, и сложил:

Вага кокоро
Нагусамэканэцу
Сарасина я
Обасутэяма-ни
Тэру цуки-во митэ
Моему сердцу
Трудно утешиться,
Видя луну, что сияет
На горе, где бросил я тетку,
В Сарасина[423] —

так он сложил и снова отправился в горы, нашел ее и домой привел. Вот с тех пор и зовется эта гора Обасутэяма — «Гора, где бросили тетушку». Отсюда пошло, о таком и стали говорить — «утешиться трудно»[424].

157

В стране Симоцукэ[425] долгое время жили муж с женой. Многие годы провели они вместе, и вот муж переменился к жене душой, завел себе другую женщину и все, что в доме было, перевез до последнего к новой жене. Как это жестоко, думала она, но не мешала ему, только смотрела. Ни одной мелочи, с пылинку величиной, и то не оставил, все унес. Единственное, что ей осталось, — кормушка для лошади. Так и за этой кормушкой послал он своего слугу, подростка по имени Макадзи, чтобы он кормушку и ту забрал. Этому мальчику женщина и говорит: «Тебя уж тоже теперь здесь не будет видно» и тому подобное, а он: «Почему же? Хоть хозяин к вам и не будет хаживать, я непременно загляну», так ей отвечает и уж собирается уйти. Тогда она говорит: «Хочу я передать весточку твоему хозяину, не возьмешься ли мне помочь? Письмо-то читать он вряд ли будет. Так ты передай ему на словах». — «Непременно передам», — ответил слуга. И она:

Фунэ мо ину
Макадзи мо миэдзи
Кэфу ёри ва
Укиё-но нака-во
Икадэ ватараму
«И корабли скрылись,
И весла не видно.
Отныне
Бренный мир
Как переплыву я?[426]

Так ему передай», — наказала. Тот все передал мужу. И вот он, все подчистую из дому увезший, все до единого обратно привез и стал жить, как раньше, и в сторону больше не смотрел, а все был с нею[427].

158

В стране Ямато жили муж и жена. Годы и месяцы провели они в безмерной любви, но вот, отчего так случилось, неизвестно, но он завел себе другую. Мало того, он еще привел эту другую женщину в свой дом, отгородился стеной и поселился, а на половину прежней жены и не показывался. Той же было очень горько, но она не подавала признаков ревности. В долгие осенние ночи, когда не смыкая глаз прислушивалась она, то слышала, как кричат олени. Безмолвно слушала. И тогда муж, отделенный стеной, сказал ей: «Эй, в Западных покоях, ты слышала?» — «Что именно?» — отвечала она. «Слышала, как кричат олени?» — «Да, слышала», — отвечала жена. «Ну, и как же прозвучал для тебя этот крик?» — спросил он, и женщина тут же ответила:

Вага мо сика
Накитэ дзо хито-ни
Кохирарэси
Има косо ёсо-ни
Коэ-во номи кикэ
И меня когда-то, вот так
Плача, милый
Любил.
А теперь со стороны
Лишь голос его слышу[428] —

так сложила. Ему это стихотворение понравилось безмерно, и нынешнюю свою жену он отослал обратно и стал жить по-прежнему.

159

Жила некогда фрейлина Сомэдоно-но найси[429]. Ее время от времени навещал человек по имени Ёсиари-но отодо[430]. Она была искусна в шитье, и он как-то попросил ее сшить ему одежду и прислал много рисунков для ткани. Она же говорит: «Не украсить ли узором из облаков и птиц?» Он же не давал ничего знать. Тогда она сказала: «Не знаю, что делать. Прошу вас решить», и он в ответ соизволил сказать:

Кумо тори-но
Ая-но иро-во мо
Омохоэдзу
Хито-во ахимидэ
Тоси-но хэнурэба
Облаков и птиц
Рисунок — даже цвета его
Не различаю,
Ибо, не встречаясь с тобой,
Провожу годы[431] —

так он сказал.

вернуться

422

Первые три строки танка представляют собой дзё к слову асаку («мелко»). Стихотворение в другом контексте встречается в Манъёсю, 16, в Кокинсю, в Коматисю, Кокинрокутё, 2. В Кондзяку-моногатари, 8, «Рассказ о том, как дочь дайнагона была похищена удонэри», воспроизводится то же повествование, что в Ямато-моногатари.

вернуться

423

Танка помещена в Кокинсю, 17 (автор неизвестен), Кокинрокутё, 1 (раздел «О разном, луна»), Синсэнвакасю, 4, и в других антологиях.

вернуться

424

Этот эпизод полностью приводится в Кондзяку-моногатари, 30 («Рассказ о горе, где бросили тетушку в Синано», 9).

вернуться

425

Нынешняя префектура Тотиги.

вернуться

426

Макадзи — имя слуги включает в себя слово кадзи — «весло». Слово фунэ — «корабль» намекает на мабунэ — «кормушка для лошади», т. е. «И кормушку увезли, и Макадзи не видно». Кадзи — «весло» — энго к фунэ — «корабль».

вернуться

427

Этот сюжет использован в Кондзяку-моногатари, 30 («О том, как некто, живший в провинции Симоцукэ, оставил жену, а потом вернулся к ней», 10).

вернуться

428

Сика — «так» значит еще «олень». Танка помещена в Синкокинсю, 15, Кондзяку-моногатари, 30 («Рассказ о том, как сложила танка жена одного человека, жившего в стране Тамба», 12).

вернуться

429

Относительно ее подлинного имени есть разные гипотезы, но точно неизвестно, кто имеется в виду.

вернуться

430

Минамото Ёсиари (845—897) — старший сын императора Монтоку.

вернуться

431

Ая — «рисунок», «узор» подразумевает еще значение «не различить» (аямэ-о вакану). Иро — «цвет» и «любовь», т.е. «не вижу твоей любви». Танка помещена также в Сёкугосюисю, 14.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru