Пользовательский поиск

Книга Ямато-моногатари. Содержание - 121

Кол-во голосов: 0

118

Канъин-но оикими[316]:

Мукаси ёри
Омофу кокоро ва
Арисоуми-но
Хама-но масаго ва
Кадзу мо сирарэдзу
С давних пор
Любовь [мою],
Как на скалистом берегу
Прибрежные песчинки,
Не исчислить[317].

119

Той же даме Фудзивара-но Санэки, который потом скончался, будучи в должности наместника страны Митиноку, послал стихотворение. Было это, когда его болезнь, очень тяжелая, немного его отпустила. «Как бы мне с вами увидеться?» — написал он.

Караку ситэ
Осимитомэтару
Иноти мотэ
Афу кото-во саэ
Ямаму то я суру
Едва-едва
Милую
Жизнь удержать я сумел.
Неужели даже встречи со мной
Намерена ты прекратить?[318] —

так сложил, и оикими отвечала:

Моротомо-ни
Идза то ва ивадэ
Сидэ-но яма
Надо ка ва хитори
Коэму то ва сэси
«Вместе
отправимся» не сказав,
Гору смерти
Отчего в одиночку
Ты решил перейти?[319] —

так сложила. И вот ночью, когда он к ней отправился, верно, случилось что-то, что помешало встрече. И он, не увидевшись с ней, вернулся обратно. Затем наутро кавалер из дома ей посылает:

Акацуки ва
Наку юфуцукэ-но
Вабиговэ-ни
Оторану иэ-во дзо
Накитэ кахэриси
На рассвете
Рыдающему голосу
Поющего петуха
Не уступая,
Плакал я, домой вернувшись[320].

Оикими в ответ:

Акацуки-но
Нэдзамэ-но мими-ни
Кикисикадо
Тори ёри хока-но
Ковэ ва сэдзарики
Поутру, на рассвете,
Проснувшись,
Прислушивалась,
Но, кроме птичьего,
Никакой голос не был слышен.

120

С тех пор как Окиотодо стал министром, прошли годы, а Бива-но отодо, [его старший брат], все никак не получал назначения. И вот наконец его пожаловали чином министра. На великом торжестве по этому случаю министр сорвал ветку сливы, украсил ею головной убор и сложил так:

Осоку току
Цуви-ни сакикэру
Мумэ-но хана
Та-га увэокиси
Танэ ни ка аруран
Поздно или рано,
Но все же расцвели
Сливовые цветы.
Кто же посадил
Семена?[321]

О его назначении в тот день приказано было слагать танка и приносить сайгу[322], и дочь Сандзё-но миги-но оидоно тут же написала:

Икадэ каку
Тоси кири мо сэну
Танэ могана
Арэюку нива-но
Кагэ-то таномаму
Ах, если бы и мне
[Добыть] эти времени не боящиеся
Семена!
В моем заброшенном саду
Стала бы [слива] моим укрытием[323] —

так было сложено. Ответ был от сайгу. Он забыт.

А просьба эта оказалась не напрасной. Левый министр, когда он был в чине тюнагона[324], навещал эту даму, семена разрослись, стали ей укрытием[325]. И тогда от сайгу:

Ханадзакари
Хару ва ми ни кому
Тосигири мо
Сэдзу то ифу танэ ва
Оину то ка кику
Пышно цветущую
Весну смотреть прибуду.
Времени неподвластные
Семена, о которых вы говорили,
Уже проросли, слышала я[326].

121

Кавалер, навещавший дочь человека по имени Санэто[327], служившего в чине сёни в управе военного округа:

Фуэтакэ-но
Хито ё мо кими-то
Нэну токи ва
Тигуса-но ковэ-ни
Нэ косо накарурэ
Если хоть одно бамбуковое коленце
Этой флейты с тобою ночь
Не проведет,
Голосом на тысячу ладов
Заплачет[328] —

так сказал. А дама:

Тидзи-но нэ ва
Котоба-но фуки ка
Фуэтакэ-но
Котику-но ковэ мо
Кикоэ конаку ни
На тысячу голосов…
Не преувеличили ль вы?
Флейты из бамбука
«Котику» голос совсем
Не доносится[329].
вернуться

316

Канъин-но оикими — дочь Минамото Мунэюки. Ее танка помещены в Госэнсю, Сюисю.

вернуться

317

Танка помещена в Сёкукокинсю, 12. Арисоуми — макура-котоба к слову хама. Видимо, стихотворение должно ассоциироваться с танка Кокинсю, 15, автор неизвестен:

Арисоуми-но
Хама-но масаго-то
Таномэси ва
Васуруру кото-но
Кадзу-ни дзо арикэри
Как на скалистом берегу
На взморье песчинки
[Не исчислить], так я доверялась.
Но это твоей забывчивости
Не измерить — так оказалось.
вернуться

318

В танка обыгрываются омонимы: яму — «болеть» и «рвать отношения», «прекратить встречи», отсюда — иной смысл: «Неужели из-за болезни я вас не увижу?» Помещено в Санэкисю.

вернуться

319

Сидэ-но яма — Гора смерти, по буддийским верованиям, крутая гора в стране мертвых.

вернуться

320

Это и последующее стихотворения помещены в сборнике Санэкисю.

вернуться

321

Танка помещена в Синкокинсю, 16, и в Кимутадасю, а также в Окагами, в биографии Накахира.

Говоря о семенах, автор имеет в виду, что назначением брат обязан своему отцу Мотоцунэ.

вернуться

322

Сайгу — см. коммент. 103.

вернуться

323

Танка помещена в Госэнсю, 15.

вернуться

324

934—939 гг.

вернуться

325

Автор хочет сказать, что у этой пары родилось много детей и стали дети их укрытием.

вернуться

326

Танка приводится в Госэнсю, 15.

вернуться

327

Личность его неизвестна.

вернуться

328

В танка обыгрываются омонимы: ё — «ночь» и «коленце бамбука», т.е. «Если хоть одну ночь проведу без тебя, буду плакать на тысячу ладов». Тигуса («тысяча ладов») и хитоё («одна ночь»), а также фуэтакэ — «бамбуковая флейта» и ё — «коленце бамбука» образуют смысловые комплексы энго.

вернуться

329

В танка обыгрываются омонимы: котику — сорт бамбука и «приду». Фуки («раздувать», «дуть», «преувеличивать») — энго к слову фуэ — «флейта» (фуэ-во фуку — «играть на флейте»). Второй смысл танка: «Не раздуты ли ваши слова звуками флейты? Совсем не слышу я от вас, чтобы вы сказали мне „приду“».

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru