Пользовательский поиск

Книга Ямато-моногатари. Содержание - 49

Кол-во голосов: 0

Жил он тогда в месте, которое называлось Ёгава — Мирская река.

44

Тому же человеку дама: «День, когда вы отправитесь в горы, далек ли еще? Когда же это?» И он:

Нобориюку
Яма-но кумови-но
Тохокэрэба
Хи мо тикаку нару
Моно ни дзо арикэри
Колодец горных облаков,
Ввысь вздымающихся,
Далеко-далеко,
А значит, солнце близко,
Вот оно как![120] —

так сложив, ей послал. Однако после этого среди людей начались всякие нехорошие разговоры, и он:

Ногару то мо
Тарэ ка кидзараму
Нурэгоромо
Амэ-но сита-ниси
Суман кагири ва.
Как ни старайся избежать этого,
Но всякому приходится носить
Промокшие одежды,
Пока живешь
Под дождем[121].

— так сказал.

45

Когда Цуцуми-но тюнагон-но кими[122] посылал во дворец свою дочь[123], [впоследствии] матушку принца Дзюсан-но мико[124], чтобы она прислуживала императору, то вначале очень тревожился и вздыхал: «Как-то ее примет государь?» И вот он сложил и поднес императору:

Хито-но оя-но
Кокоро ва ями-ни
Аранэдомо
Ко-во омофу мити-ни
Маёхинуру кана
Хоть родительское
Сердце и не во мраке
Пребывает,
Но все же на пути любви к своему дитяти
Заплуталось оно[125].

Император нашел это письмо полным очарования. Августейший ответ тоже был, но людям он неизвестен.

46

Хэйтю[126], после того как расстался с Канъин-но го[127], через некоторое время вновь с ней встретился. И вот после этой встречи он ей посылает:

Утитокэтэ
Кими ва нэцураму
Вага ва симо
Цую-но оки итэ
Кохи-ни акасицу
Расставшись со мной,
Ты, наверно, спишь,
А я же,
Бодрствуя,
Полный любви, встречаю рассвет[128].

А женщина в ответ:

Сирацую-но
Оки фуситарэ-во
Кохи цураму
Вага ва кикиовадзу
Исо-но ками нитэ
Подобно белой росе,
Бодрствуя или ложась, кого же
Любите вы?
Ведь обо мне не помнили уже,
Состарившейся в Исо-но ками[129].

47

Ёдзэйин-но итидзё-но кими[130] сложила:

Оку-яма ни
Кокоро-во ирэтэ
Тадзунэдзу ва
Фукаки момидзи-но
Иро-во мимаси я
Если в глубину гор
Всем сердцем не устремишься
Пытливо,
То ярких кленовых листьев
Цвета, верно, не увидишь[131].

48

Во времена прежнего императора[132] одна кои[133], служившая под именем Гёбу-но кими, отправилась в родные места и долго не возвращалась. Об этом император сложил:

Оходзора-во
Ватару хару хи-но
Кагэ нарэ я
Ёсо-ни номи митэ
Нодокэкарураму
Разве ты тень
От весеннего солнца,
Плывущего в огромном небе?
И только в дальних краях
Тебе покойно?[134]

49

Тот же император в дом Сайин-но мико[135] вместе с хризантемой послал:

Юкитэ мину
Хито-но тамэ-ни то
Омохадзу ва
Тарэ ка орамаси
Вага ядо-но кику
Если бы я не надеялся,
Что это для нее,
С кем не увижусь, даже если приду к ней,
То кто же сорвал бы тогда
Хризантему у моего дома?[136]

Ответ Сайин:

Вага ядо ни
Иро ори томуру
Кими наку ва
Ёсо-ни мо кику-но
Хана-во мимаси я
Если бы не вы, государь,
У дома
Цвет сорвавший,
То на чужбине хризантемы
Цветок разве бы я увидала?[137]
вернуться

120

Стихотворение содержит омонимы: хи — «день» и «солнце», отсюда — иной смысл четвертой строки: «Этот день близок».

вернуться

121

В танка обыгрываются омонимы: амэ-но сита — «мир», «Поднебесная» и «под дождем»; нурэкоромо — «промокшая одежда» и «незаслуженные обвинения». Второй смысл стихотворения: пока мы живем в этом мире, приходится терпеть незаслуженные обвинения. Слова нурэ — «промокший» и амэ — «дождь» связаны по типу энго.

вернуться

122

Цуцуми-но тюнагон — см. коммент. 101.

вернуться

123

Дочь — Фудзивара Кувако.

вернуться

124

Дзюсан-но мико — тринадцатый принц Акитоси (924—990), сын императора Дайго.

вернуться

125

Стихотворение помещено в Канэскэсю, а также в Кокинрокутё, 2, и в Госэнсю, 15.

вернуться

126

Хэйтю — Тайра Садафуми (?—923) — знаменитый поэт и придворный кавалер, его стихи послужили основой для создания Хэйтю-моногатари («Повести о Хэйтю»).

вернуться

127

Канъин-но го — историческое лицо времен Энги (901—923). Ее танка включены в Кокинсю.

вернуться

128

Стихотворение основано на игре омонимами: симо — «иней» и «низ», т. е. иносказательно «я сам», оки — «ложиться» (об инее) и «бодрствовать», кохи — «любовь», а часть этого слова хи — «солнце». Все перечисленные выше слова — «иней», «ложиться», «солнце» — связаны типом связи знго. Поэт намекает на свои слезы, которые сравнивает с инеем, падающим каплями росы на восходе солнца.

вернуться

129

Стихотворение по принципу построения тропа отчасти повторяет предыдущее. Сирацую — «белая роса» — дзё к слову оки — «падать» (о росе). Исо-но ками — макура-котоба к слову фуру («старый»), здесь тоже употребляется в значении «старый».

вернуться

130

Ёдзэйин-но итидзё-но кими — см. коммент. 53.

вернуться

131

Стихотворение выражает ту мысль, что сущность любви (иро) нельзя постичь, не проверив глубину чувства.

вернуться

132

Прежний император — Уда-тэнно.

вернуться

133

Кои — женский придворный чин, личность женщины неизвестна.

вернуться

134

Стихотворение помещено в Канэхирагосю, а также в Синкокинсю, 11.

вернуться

135

Сайин-но мико — принцесса Кимико (?—902), дочь императора Уда. С 893 г. до смерти была в сане жрицы сайин в храме Камодзиндзя.

вернуться

136

Танка помещена в Сёкукокинсю, 8.

вернуться

137

Стихотворение содержит омонимы: кику — «хризантема» и «слышать», образующие второй смысл последних строк: хоть и получаю о вас известия, но могу ли увидеть вас? Слова «мой дом» (вага ядо), «чужбина» (ёсо), «государь» (кими) связаны по типу энго.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru