Пользовательский поиск

Книга Сон в Нефритовом павильоне. Содержание - Глава тридцать восьмая О ТОМ, КАК ЦИНЬСКИЙ КНЯЗЬ ОСВОБОДИЛ ШАНЬДУН И КАК ИМПЕРАТОР ВЕЛ ВОЙСКО ПРОТИВ СЮННУ

Кол-во голосов: 0

— Назначить академика Ян Чжан-сина на должность помощника военного министра, возвести его в звание Верховного полководца, вручить ему шелковый халат, золотую кольчугу, жезл с белым султаном и позлащенную секиру и через три дня направить в войско!

Князь Ян почтительно говорит:

— Ваше величество! Вместе с моим сыном государственный экзамен по разряду военных наук готовился держать Хань Би-лянь, юноша храбрый и в военном искусстве сведущий. Позвольте и ему присоединиться к войску!

Император в ответ:

— Мы слышали о достоинствах этого юноши, но дело в том, что его отец Хань Ин-вэнь оказался в свое время в числе заговорщиков, потому мы вычеркнули имя Хань Би-ляня из списков. Но раз вы просите за него, князь, мы готовы уступить вам. Жалуем Хань Би-ляню звание и разрешаем ему идти в поход.

Прием закончился, сановники разошлись. Верховный полководец Чжан-син отправился домой.

Наутро он зашел к Хун проститься.

— Завтра я уезжаю, матушка! Что скажете мне в напутствие?

Хун улыбнулась.

— Зачем спрашиваешь? Теперь ты и сам большой человек, мать тебе не указ!

Сложив ладони, Чжан-син поклонился.

— Я еще глуп, и советы ваши для меня превыше всего!

Хун со смехом обратилась к князю:

— Сегодня луна диво как хороша, не хотите ли, князь, прогуляться с сыном по саду?

Понимающе кивнув, князь взял сына за руку и вышел с ним в сад. Стояла поздняя весна, ясная круглая луна освещала распустившиеся цветы и деревья, отбрасывая на землю их ветвистые тени.

— Принеси мой двойной меч! — приказала Хун служанке.

Та убежала и вскоре вернулась с мечами. Хун взяла их, вышла в сад, сделала, играя мечами в лунном свете, несколько шагов вперед, потом назад — и вдруг без следа исчезла, только белая дымка появилась в воздухе, повеяло холодком, да с деревьев попадали листья.

Отец говорит сыну:

— Не разучилась еще твоя мать владеть оружием!

Только он это сказал, как в небе сверкнул Лотосовый меч и со свистом рассек белую дымку — испуганно вспорхнули с ветки два турача и помчались к востоку. В небе появился второй меч — он преградил путь птицам, и те повернули на запад. Но и там их встретил меч — с жалобным криком одна птаха повернула на северо-восток, другая — на юго-запад. А в небе засверкали тысячи мечей, со всех сторон света, и, не зная, куда им деться, бедные турачи подлетели к князю. Улыбнувшись, князь засучил рукава и схватил мечущихся птиц. И тут с неба спустилась на землю Хун и проговорила:

— Из-за этих варваров пришлось напугать бедных птах!

Потом повернулась к сыну.

— Подбери-ка опавшие листья да погляди на них! Чжан-син взял несколько листьев и на всех увидел отпечатки меча.

Хун пояснила:

Этот прием называется «Феникс клюет плоды», им пользуются в бою против многотысячного войска, когда нужно уничтожить всех без остатка. Есть и другой прием: «Паук опутывает бабочку» — в этом случае меч настигает врага, даже если он взлетит под облака или зароется в землю. Много лет училась я искусству владения мечом, но никогда своим умением не злоупотребляла и понапрасну крови не проливала, отец твой хорошо знает это. А у тебя еще нет опыта в ратном деле, потому запомни: если ты поддашься злобе или обиде и начнешь убивать людей с ненужной жестокостью, то тебя станут страшиться даже твои собственные воины, а это на руку врагам!

Верховный полководец дважды поклонился матери, благодаря за науку.

На третий день Чжан-син выехал в войско, император проводил его до южных окраин столицы и самолично подтолкнул его экипаж, сказав на прощание:

— Мы вручаем вам судьбу страны, возвращайтесь с победой!

Тем временем чуский князь Шэнь Хуа-цзинь, отправив два послания на высочайшее имя, ожидал подхода войска из столицы, но его все не было и не было. Правитель южных уездов доложил, что минувшей ночью в третью стражу более десяти тысяч варваров перешли рубежи княжества и окружили уездный город, так что положение сложилось крайне опасное. Князь велел немедленно созвать на совет всех приближенных.

— Южные уезды — сердце нашего княжества, — начал он, — и если мы не остановим врага сейчас, то под угрозой окажется и столица!

Однако на другой день князю докладывают снова:

— Варвары движутся к столице княжества!

Князь Шэнь побледнел.

— Враг на пороге, а у нас до сих пор нет даже командующего войском, кто возглавит оборону столицы?

Приближенные в ответ:

— Такой большой город, как нашу столицу, нам не удержать, но в крепости Колючей мы вполне сможем отсидеться, дожидаясь подхода больших сил из внутренних земель страны.

Крепость Колючая была расположена на горе Фан-суншань, что на берегу реки Ханьшуй,[434] и окружена зарослями колючих деревьев, от которых и пошло название укрепления. Она считалась вполне надежной, и только одно смущало князя Шэня — ее малые размеры и ограниченное количество оружия и пропитания на ее складах.

Меж тем наступила ночь, и тут вдруг раздался страшный шум: это полчища варваров начали ломиться в южные ворота города. Князь Шэнь не растерялся и вместе с принцессой, тремя наложницами, дочерью Чу-юй и несколькими тысячами воинов покинул столицу через северные ворота и скрылся в крепости Колючей. А варвары ворвались в город, разграбили его подчистую и обложили крепость. Три дня и три ночи отбивались чуские воины от врагов, князь сам стрелял из лука и швырял вниз камни. Но вскоре варвары притащили высокие лестницы, приставили их к стенам и начали карабкаться вверх, пытаясь проникнуть в крепость. Им это не удалось, но они разузнали, что у осажденных нет ни пропитания для воинов, ни корма для лошадей, что оружия очень мало, и сжали крепость железным кольцом. Они рассчитывали сломить минов голодом. Поняв намерения врага, князь Шэнь тяжело вздохнул.

— Видно, Небо определило нам смерть как раз здесь! Он вскочил на коня, решив принять смерть в бою, но дочь с плачем вцепилась в рукав его халата:

— Государь пришлет нам подмогу, подождите немного, отец, хотя бы несколько дней!

Вняв ее мольбе, князь Шэнь приказал накрепко запереть все ворота и никого не впускать в крепость.

Тем временем Верховный полководец Ян Чжан-син спешил на помощь: всюду, где проходило его войско, враги сдавались без боя! Возле рубежей княжества Чу минские воины увидели следы кровавых злодеяний варваров: в селеньях не осталось ни петуха, ни собаки! Ночью, между третьей и четвертой стражами, войско минов приблизилось к столице княжества. Тускло светила луна, ворота распахнуты настежь, варвары жгут смрадные костры. Верховный полководец отвел войско на несколько ли назад, велел воинам устраиваться на отдых, затем вызвал одного из военачальников и приказал:

— Подберись незаметно к окраинам города, и если встретишь кого-нибудь из местных жителей, приведи ко мне!

Вскоре к Чжан-сину доставили трех стариков. Верховный полководец спрашивает у них:

— Где ваш князь? Старики отвечают:

— Укрылся в крепости Колючей, но не может оттуда выйти — варвары окружили его.

— А сколько там варваров и где их предводитель?

— Сколько, не ведаем, а предводитель и богатыри варваров все у крепости.

Чжан-син отпустил старцев с миром и подозвал Лэй Вэнь-цина:

— Возьмите с собой несколько тысяч воинов, снимите с коней удила и тихо подойдите к городу. У самых стен поднимайте страшный шум, будто нападаете. В город не входите, молчком ловите всех варваров, которые кинутся бежать из города.

Лэй Вэнь-цин сделал так, как ему приказали. Подобравшись поближе, он увидел, что ворота распахнуты, варвары греются у костров, дозорные по трое — пятеро стоят и болтают. Лэй дал воинам знак, те подняли ужасающий грохот. Варвары в ужасе бросились к воротам и крепко-накрепко заперли их, затем поднялись на стены и начали осыпать стрелами отряд минов. Тогда Лэй предпринял ложное наступление на город, захватил в плен нескольких дозорных и с ними вернулся в стан.

вернуться

434

Ханьшуй — река в Центральном Китае, приток Янцзы.

164
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru