Пользовательский поиск

Книга Сон в Нефритовом павильоне. Содержание - Глава тридцать вторая О ТОМ, КАК ФЕЯ ЛАЗОРЕВОГО ГРАДА ПЕРЕХИТРИЛА ВАРВАРОВ И КАК СТАРЫЙ ЯН ПОДНЯЛ НА ВРАГА ОПОЛЧЕНИЕ

Кол-во голосов: 0

Ян отказался, и тогда князь Шэнь с улыбкой произнес:

— По слухам, князь Ян вот уже многие годы пользуется славой выдающегося полководца и государственного деятеля, к тому же тонкого знатока музыки. Но, судя по его отказу, он лишен духа соперничества и музыку не любит!

Император рассмеялся.

— Мы усадили вас по левую и по правую руку потому, что в государственных делах вы опора трона. Однако вне делового поприща вы должны быть друзьями и братьями. И мы хотим сегодня насладиться музыкой, поэтому просим вас, князь Ян, не отказываться от вызова князя Шэня!

Князь Шэнь кликнул своих наложниц, те тотчас вышли из-за ширмы и предстали перед тремя гостями.

— Ваших красавиц я уже видел, но только мельком, — снова обратился князь Шэнь к Яну. — Почему бы вам не представить их нам?

Тот дал знак — Хун, Фея и Лотос появились из-за ширмы. Оглядев всех троих, князь Шэнь молвил:

— Ваши наложницы, князь, прелестны, но им далеко до знаменитой нашей Те — она у нас первая красавица! И никто лучше нее не умеет бросать меч и скакать верхом! Кого из ваших дев сравните вы с нею?

— Очень уж вы ее расхваливаете, — ответил Ян, — словно боитесь, что она не оправдает ваших надежд.

Князь Шэнь усмехнулся, а Сын Неба подозвал поближе всех шестерых женщин и сказал им:

— Мы слабо разбираемся в музыкальных ладах и ритмах, однако быть судьей в этом деле сможем. Сыграйте нам что-нибудь, а мы решим, кто из вас делает это лучше. Того князя, чьи музыкантши проиграют, мы накажем полным кубком вина.

Князья поклонились. Тогда император приказал циньским наложницам показать старинный танец «Убор из перьев» — те исполнили его в сопровождении нескольких инструментов. Полилась прозрачная мелодия, плавно поплыли в воздухе широкие рукава кофт. Император остался доволен.

— Циньские музыканты и танцовщицы не уступят столичным!

Он повелел исполнить тот же танец наложницам князя Яна. Всем известно, что «Убор из перьев» — спокойный, медленный танец, поэтому показать в нем свои таланты исполнителям очень трудно. Наложницы вместе с приглашенными гетерами оправили одежды и выступили вперед, разделившись на две партии. Они начали танцевать под мелодию «Шаги тигра», которую сменил напев «Кручина», — император был само внимание. И вот плавно и ритмично закружились танцовщицы — одна партия напротив другой. Рукава кофт колыхались и развевались в такт красивой музыке — казалось, Лунная фея взмывает ввысь или из Дворца Простора и Стужи спускаются небесные девы! Император в упоении отбивал такт рукой. Незадолго до конца танцовщицы вдруг ударили по струнам и запели «Прощание со столицей» — и зарыдали флейты, и заметались пестроцветные рукава. Танец и музыка слились воедино. Придворные дамы, сами того не замечая, начали пританцовывать на месте. Государь в восторге спрашивает:

— А почему вы исполнили «Кручину», когда мы приказали играть «Убор из перьев»?

Танцовщицы в ответ:

— Танец «Убор из перьев» создан на музыку, которую написал танский Мин-хуан: осенней ночью он отправился вместе с Ян Тай-чжэнь[377] через Радужный мост полюбоваться Дворцом Простора и Стужи и там увидел танец Нефритовой девы, но не смог из-за холода досмотреть его до конца и вернулся обратно. Мелодия «Кручина» сочинена до того, как Мин-хуан и Ян Тай-чжэнь ступили на Радужный мост, а «Убор из перьев» возник, когда показался Дворец Простора и Стужи. Сочинение не завершено, поскольку они не досмотрели танец Нефритовой девы. Зато, вернувшись к себе во дворец, Мин-хуан сочинил «Прощание со столицей», и в этой песне говорится, что у небожителей хорошо, но на земле лучше.

Сын Неба похвалил их:

— И музыка и танец прекрасны, и вы исполнили все с большим чувством. Сразу видно, что у вас был хороший наставник!

Он с улыбкой поглядел на Хун и приказал подать вина. Наполнив кубок проигравшего, государь протянул его князю Шэню, а другой — Яну:[378]

— Раз есть побежденный, должен быть и победитель — это ваша награда, князь Ян!

Затем император угостил всех участниц музыкального состязания.

— Мое княжество расположено далеко на севере, — начал князь Шэнь, — нравы у нас суровые, и потому наши мальчишки поют о богатырях, ушедших воевать, а простые женщины вторят им песнями о Великой стене. Нам часто не до красоты, поэтому и песни, вроде «Дружбы», у нас не в ходу. Давайте попросим госпожу Бань и госпожу Го, а также госпожу Хун и госпожу Фею пропеть нам одно и то же, чтобы можно было сравнить их таланты по справедливости.

Император кивнул, и князь Шэнь обратился к своим наложницам:

— В девятнадцать лет я сражался с туфанями и разгромил их, с тех пор ни перед кем и ни разу я не склонял головы. И вот князь Ян меня одолел — это ваша вина! Проявите же все свое умение, чтобы смыть с меня позор поражения!

Госпожа Го говорит с улыбкой:

— Одна я ничего не сделаю, только вместе с подругами, да и то если у нас будет мудрый наставник: ведь победа или поражение определяется не воинами, а полководцем!

Между тем спустились сумерки, с востока на чистое холодное небо взошла ясная осенняя луна. Император предложил всем перейти в сад, разбить там шатер из голубого шелка, чтобы наслаждаться красотой лунной ночи и музыкой в одно время. Все согласились. Князь Шэнь взял семиструнную лютню и самолично исполнил замысловатую мелодию, но живую и веселую, так что настроение у всех поднялось. Государь улыбнулся и произнес:

— Это музыка знатных вельмож — очень уж она вычурна, ей недостает простоты!

Ни слова не говоря, князь Шэнь протянул инструмент Яну и попросил его сыграть что-нибудь. Тот пожал плечами.

— В музыке я невежда, боюсь, не сумею вам угодить! Князь Шэнь приказал наполнить огромный кубок и обратился к императору:

— Ваше величество, видите, что князь Ян притворяется неумелым, не желая развлечь нас, — он должен выпить кубок побежденного!

Император с улыбкой кивнул: Ян двумя руками поднял кубок, осушил его до дна, после чего в свой черед наполнил до краев и сказал:

— Князю Шэню придется пострадать за нарушение этикета: ведь, исполнив витиеватую мелодию, он оскорбил изысканный слух Сына Неба.

Император рассмеялся и согласился с правотой Яна, после чего объявил:

— Мои младшие братья угостили друг друга, совсем забыв о своем старшем брате! Наказание за эго прегрешение — полный кубок каждому!

Пришлось князьям пить. Тут с бокалом в руке подошла к трону Хун.

— Луна не греет ваше величество в эту холодную ночь, вино исправит оплошность светила.

Император поднял бокал и произнес:

— Вы искупили промах вашего супруга! Теперь очередь за циньскими дамами!

Наполнила кубок и поднесла его государю госпожа Го. Шуточная игра продолжалась, перед императором и князьями росли горы счетных палочек,[379] и вскоре они изрядно захмелели. Сын Неба приказал начать музыку. Госпожа Бань и госпожа Го взяли лютню и исполнили красивую мелодию: малые струны звенели, большие вторили им низкими голосами. Казалось, горсть жемчужин раскатилась по яшмовому подносу, или в третью стражу застучал по окну мелкий дождь, или девушка, сидя возле окна, изливала кому-то свою тоску и печаль. Играли циньские дамы слаженно и чисто, такое исполнение не часто услышишь. Император похвалил их, Хун и Фея слушали как завороженные. Князь Шэнь с видом превосходства взглянул на Яна, видно было, что он горд своими музыкантами.

Настала очередь Хун и Феи: они взяли яшмовые флейты и, обратившись лицом к луне, заиграли неизвестную мелодию — наполнили воздух глубокие низкие звуки, словно припали к земле, а высокие взмыли к небесам: казалось, разноцветные фениксы, самец и самка, перекликаются в горах Даньшань, или жалобно кричит в облаках одинокий белый гусь, или под ясной холодной луной уныло рыдает ветер. Слушатели опечалились. Тогда Хун и Фея сдвинули брови, сжали губы и повели в полном согласии и единстве новую мелодию: высокие и низкие звуки слились, музыка стала чистой и прозрачной: казалось, сплелись в объятиях реки и горы, ветры и облака, или с неба донесся волшебный голос флейты Лун-юй[380] или свирели Цзы-цзиня, или протяжно закричали журавли, которые внезапно пробудились, и слетели на землю, и, хлопая крыльями, начали свой чудесный танец.

вернуться

377

Ян Тай-чжэнь — даосское имя Ян-гуйфэй (см.).

вернуться

378

На пирах и разного рода состязаниях в Китае вино пили, как правило, проигравшие.

вернуться

379

Счетные палочки — разновидность фишек.

вернуться

380

Лун-юй — дочь циньского царя Му-гуна (VII в. до н. э.), жена музыканта Сяо Ши. Согласно легенде, когда они вместе играли на свирелях, плененные игрой фениксы унесли их на небо.

140
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru