Пользовательский поиск

Книга Сон в Нефритовом павильоне. Содержание - Глава двадцать вторая О ТОМ, КАК ИНСПЕКТОР ЯН ПИЛ ВИНО И СЛУШАЛ ПЕНИЕ ЛЕСНЫХ КУРОПАТОК И КАК ХУН ПРИСЛАЛА ЯНУ ЛИСЬЮ ШУБУ

Кол-во голосов: 0

Голос Сына Неба напоминал раскаты грома — павильон задрожал, будто бумажный домик. Чиновники пугливо переглянулись — сейчас на князя обрушится страшный гнев государя! Князь поклонился и спокойно ответил:

— Я никогда не посмел бы угрожать вам. Это не угрозы — это слезы отчаяния! Говорят, если рядом с отцом нет любящего, честного сына, он легко становится несправедливым, а если у юноши нет заступника, то его жизни угрожает опасность. Вы обольщаетесь мыслью об отсутствии у вас врагов и предаетесь изнеживающим развлечениям в Фениксе. Но у меня такой склад, что я не могу уйти, не доделав намеченного. Я люблю жизнь, не хочу умереть, но если я уйду, не высказав до конца своих предостережений, то все начнут смеяться надо мной и говорить: «Позор Яньскому князю! Вроде смелый, умный человек, а смерти испугался и решил от страха смотреть на упущения государя так, как жители государства Юэ смотрели на страну Цинь». Выйду на улицу, а прохожие начнут показывать на меня пальцами и говорить: «Сын Неба совершил оплошность, а его приближенный не осмелился сказать ему об этом. А если из-за этой трусости произойдет беда, разве сможет государь в будущем верить своим слугам?» Вернусь домой, меня встретят скорбные родители, опечаленные тем, что я плохо служу своему государю. Явлюсь во дворец, а чиновники будут избегать смотреть на меня, потому что я не исполнил своего долга, хотя и занимал высокое положение возле императора. Почему ваше величество относится сейчас ко мне чуть ли не как к разбойнику? Стоит вам проявить мудрость, покинуть музыкальный павильон и вновь приступить к государственным делам, разогнать музыкантов и строго наказать хитрых корыстолюбцев — в стране воцарится радость, все жители в один голос скажут: «Мудр наш государь! Солнце и луна рассеяли облака на небесах, вновь сияют их лучи над миром! Добр наш император! Да будет с ним милость Неба, да укрепит его мощь!» Вы снова станете для подданных хорошим правителем, ум ваш прославит вся страна, разумными и честными благодаря вам станут и ваши министры. На что направлены мои угрозы, как не на это? Чего еще я могу добиться?

Ян говорил, не замечая, что по щекам его бегут слезы. А Сын Неба вскочил и молча выбежал во внутренние покои павильона. Придворные в ужасе последовали за ним.

Делать было нечего! Князь встал с колен и вышел в приемную. А в это время император собственноручно начертал указ:

«Мы правим бездарно, мы ведем страну к гибели, мы совершили большие ошибки — на этом настаивает Яньский князь, утверждая одновременно, что предан престолу. Сослать правого министра Ян Чан-цюя в Юньнань».

Кто-то из присутствующих говорит:

— Но ведь сперва по закону требуется лишить опального вельможу всех чинов и званий.

— Не обязательно бездарному правителю действовать по закону. Я приказываю сослать князя! Имперскому ревизору Хань Ин-вэню повелеваю отправить его в ссылку! — кричит, не помня себя от гнева, император.

Вдруг раздается мужественный голос:

— Князь Ян Чан-цюй — преданнейший из преданных! Можно ли, ваше величество, наказывать так верного слугу?

Все головы повернулись к говорившему — кто же набрался духу возразить Сыну Неба? Это — храбрый воин Лэй Тянь-фэн.

— Какой наглец посмел перечить мне? — опешил император. — Гнать его из дворца!

Стража схватила старого воина и поволокла к выходу, но тот двумя руками ухватился за перила и продолжал кричать:

— Яньский князь — опора государства! Ваше величество собирается управлять страной, лишив ее опоры! Это погибельно для отчизны!

Не помня себя от ярости, император схватил какую-то тяжелую безделушку и швырнул ее с воплем:

— Рубите ему голову!

Безделушка угодила прямо в лоб Лэй Тянь-фэну, кровь залила ему лицо, но старый воин не замолчал.

— Изрежьте меня на части, переломайте все кости — лучше умереть, чем допустить расправу с Яньским князем! Он молод, но самый преданный слуга трона, умнейший деятель государства. Он сама честность, само бескорыстие! В глухой Юньнани он погибнет без пользы! Не удаляйте его от себя, вы не простите себе этой ошибки!

Сын Неба опять закричал, чтобы ослушнику отрубили голову. Стража навалилась, перила рухнули, воин не умолкал.

— Я сохранил голову в тяжких сражениях, но с радостью сложу ее за Яньского князя! Казните меня, но не трогайте князя, я готов отдать за него жизнь!

Ревизор с подручными вытащил наконец Лэй Тянь-фэна из дворца. Император крикнул вдогонку, чтобы казнь совершилась немедленно, но потом передумал, заменив казнь ссылкой.

А князь, узнав решение императора, пришел домой и предстал перед родителями. Стоит ли рассказывать, как он был удручен и печален?!

— Надеюсь, что государь недолго будет пылать несправедливым гневом, — сказал он с грустью, — скоро он поймет все! Вам вместе с семьей лучше всего безотлагательно покинуть столицу и пережить это смутное время где-нибудь вдали от нее.

— Я тоже так считаю, — вздохнул отец Яна, — да только куда же нам деться?

— У сановного Иня под городом есть поместье, — ответил князь, — оно расположено в чудесном месте: горы, река, лес. Там вы будете в безопасности. Поспешите в дорогу!

Старик отец согласно кивнул, а Ян попрощался с женами и пришел к Хун. Он увидел, что на лице Хун нет грима и она в простом одеянии. Поняв, что это означает, князь усмехнулся.

— Тебя пока не лишили должности, зачем же ты собралась куда-то ехать?

Хун отвечает:

— Юньнань — ужасное место. Вы можете там погибнуть. Разве могу я спокойно отпустить вас туда одного? Отправляясь в изгнание, вы же имеете право взять с собой нескольких слуг? Возьмите и меня слугой, не откажите в просьбе. Пусть меня осудит за это двор, я не обижусь!

Князь не мог запретить ей поехать с ним и велел начать сборы. Он приказал мальчику-слуге и пяти «зеленым платкам» готовить экипаж. Ревизор Хань Ин-вэнь, который должен был сопровождать Яна, не знал Хун в лицо и потому принял ее за одного из слуг, отметив про себя только, что мальчик очень красив.

А яд ненависти все глубже проникал в душу Лу Цзюня, который не перестал опасаться князя, даже удаленного в ссылку. Да и мог ли он спать спокойно, если его смертельный враг жив?! Он послал вместе с ревизором своих слуг и дал им тайные указания. За экипажем Яна следовали пять-шесть доверенных людей Лу Цзюня и один наемный убийца, выжидавшие удобного случая, чтобы выполнить гнусные замыслы вельможи. Не было предела порочности Лу Цзюня!

Между тем, узнав об опале и ссылке Яна, два преданных ему воина, Ма Да и Дун Чу, загрустили.

— Яньский князь щедро одарил нас своими милостями, через него получили мы богатство и знатность, он спас нас когда-то от беды. Теперь он отправился в дальний путь один, без верных людей рядом. Нужно ехать следом, разделить с ним все тяготы и невзгоды изгнания, уберечь его от возможной беды.

И они немедля подали в отставку под предлогом нездоровья.

Лу Цзюнь пытался их отговорить, но понял, что оба воина не станут служить ему, и отпустил их. Довольные, они вскочили на коней и помчались на юг вслед за Яном.

— Этот сподобившийся власти Лу Цзюнь коварен, и у него грязные руки! Разозлится — и нас сошлет подальше. И зачем только мы едем за князем? — весело прокричал Дун Чу.

— Да, тебя, пожалуй, напугаешь словами! — рассмеялся Ма Да. — Так же и подлого человека словами не уймешь!

Они расхохотались. Дун Чу продолжает:

— Если мы приблизимся к князю, он будет недоволен нашими опасениями. Поэтому надо держаться поодаль и смотреть, чтобы ничего плохого с ним не вышло.

И дальше они изображали из себя двух любителей верховых прогулок, любителей пострелять зверя да птицу в лесу или в поле.

Ревизор Хань, помня наставления Лу Цзюня, строго надзирал за князем и его слугами. Но через пять или шесть дней его начали одолевать сомнения: где бы ни останавливались путники, хозяева постоялых дворов, узнав, что едет Яньский князь, всплескивали руками и восклицали:

89
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru