Пользовательский поиск

Книга Жемчужины бесед. Страница 93

Кол-во голосов: 0

ПОВЕСТЬ о том, как пел осел и как плясал дровосек

Жемчужины бесед - i_005.jpg

На сороковую ночь, когда золотую свечу солнца убрали в тайник запада, а серебряный светильник луны извлекли из ниши востока, Мах-Шакар, с лицом, сияющим, словно пламя, с косами, которые были темнее самой длинной зимней ночи, пришла к попугаю и остановилась, безмолвная и в глубоком раздумье.

Попугай, видя, что она не слишком жаждет свидания с любимым, что в ней нет истинного рвения, опять взялся за свои плутни и притворился простаком. Сначала он воздал почести и славословия, а потом сказал:

– Ты чересчур медлишь со свиданием, и мне кажется, что ты, наверное, бережешь целомудрие и добродетель, опасаешься последствий любви. Это очень похвально с твоей стороны. И нет большего счастья, чем избрать своим уделом чистоту нравов и отвержение духовной скверны. Но уже давным-давно сказали: «Каждой вещи – свое время, каждому делу – свое место». И вот ныне, когда ты пребываешь в поре юности и счастья, обрети долю в блаженстве, испытай радость любви.

Не упускай время радости,
Отвернись от мирских тягот и горестей.

Покуда мускус не стал камфарой, пока амбра не стала шафраном, пока полнолуние не стало новолунием, пока не настало солнечное и лунное затмение, вкуси сполна от молодости и выставь на стол угощение радости, ибо потом ни раскаяние, ни сожаление не помогут, от печали не будет проку. Ведь бывалые люди сказали: «Применяй каждую вещь вовремя, ибо бесполезно Давать Сохрабу целебное зелье после смерти».[363]

Ныне тебе следует хорошенько понять и запечатлеть в памяти, что твое стремление к целомудрию лишено всякого смысла, никчемно и напоминает поступки осла, который пострадал от того, что стал весенней порой распевать свои песни.

Мах-Шакар, услышав, что осел пел песни, сильно удивилась и спросила:

– А как это случилось?

И попугай стал рассказывать.

Рассказ 67

От мудрецов и даровитых мужей слышал я, что в давние времена осел прачки подружился с шакалом. Узы их дружбы крепли с каждым днем. Хозяин осла каждый день отправлялся к пруду стирать. Осел же тем временем убегал в степь и проводил время в приятной беседе с другом.

Однажды весенней ночью, когда соловьи и жаворонки напевали свои протяжные мелодии, осел и шакал, договорившись заранее, пошли за огурцами в огород, который охранялся круглые сутки. Они стали расхищать и пожирать огурцы. Случилось так, что ночь была лунная, яснее лиц румийцев, светлее плеч китаянок. Даже белый день от зависти перед ней отступает в сторону, а сиятельное солнце перед блеском той лунной ночи склоняло голову до земли. Одним словом, в такую ночь, когда землю, словно звезды небесные, освещали светочи цветов, когда воздух от дуновений весеннего ветерка уподоблялся ряду торговцев благовониями на базаре, осел сказал:

– О брат мой! В такую ночь, когда от края до края земли воцарился лунный свет, когда с востока на запад веет ароматный ветерок, когда мы наслаждаемся обществом друг друга, как сказано:

Когда у нас в разгаре пир без посторонних,
Да будет прославлена роза без шипов.

Если мы в этот час не затянем пленительный напев, радующую душу песню, то какой прок от нашего веселья? Какой смысл от нашей жизни? Ведь те, кто наслаждается жизнью, сказали: «Не приносит радости питье вина, Если его не сопровождают звуки тара».

– Друг мой любезный, мой добрый приятель, – отвечал шакал – и не вздумай осуществить это пагубное намерение, откажись от такой губительной мысли. Что у тебя общего с музыкой и песнями? Звуки флейты твоего горла раздирают уши людей, твой громкий рев стирает письмена разума со страниц сердца. Никто не станет тесать топором розы из гранита, а твой грубый голос разрывает сердце. Да и как тебе петь при твоем непотребном голосе и ужасном реве? К чему тебе музыка? Ведь мы пришли воровать огурцы у огородника, мы должны блюсти тишину. К тому же великие мудрецы сложили по такому случаю пословицу: «Трое страдают от трех вещей: влюбленный от чрезмерного пения, больной от неподходящей еды, вор от несвоевременного кашля».

Если вор станет рыть подкоп и кашлянет,
Вместо лекарства он получит стрелу.

Да разве здесь уместно бить в барабан? С нами тогда может случиться то же самое, что в известном рассказе.

Рассказ 68

Однажды ночью шайка воров проникла в дом богача. Не успели еще они приступить к делу, как нашли сосуд с вином и сказали друг другу:

– Давайте сначала напьемся и попируем. Ведь имущество никуда не денется, потом вынесем все потихоньку. Надо только разговаривать вполголоса или шепотом.

Когда они опорожнили наполовину тот сосуд, воля их ослабела, они забыли о зароке, стали петь и громко говорить, никого не опасаясь. Хозяин дома проснулся от шума и подивился их дерзости и безрассудству. Он тотчас схватил толстенную дубину и как следует отколотил их. Хмель с них как рукой сняло, и они перестали петь некстати.

На этот рассказ осел ответил:

– Ты – деревенщина, житель степей. Откуда тебе знать, что такое музыка и песня? Как тебе постичь это? Я же – горожанин, всегда живу в людском обществе, мне свойственно наслаждаться музыкой и получать от нее удовольствие. В такую ночь, весенней порой сама природа велит напевать мелодии, не смыкать глаз без песни.

– Хорошо говоришь! – отвечал шакал. – Кто не желает такого счастья? Кому не хочется, чтобы бутон его сердца раскрылся от дуновения мелодий? Но помни, можно слушать и наслаждаться, если голос приятен, напев пленителен, песня хороша. Однако мне известен твой непотребный рев и отвратительный крик. Стоит только тебе подать голос, как хозяин огорода тут же проснется.

Осел, поскольку упрямство укоренилось в его природе уже испокон веков, заупрямился и не отступал от своего намерения.

– Брат мой, – увещевал шакал, – ты не прислушиваешься к словам советника, не приемлешь речи мудрецов. Как бы с тобой не приключилось то же самое, что с пляшущим дровосеком, которого погубила пляска. Как бы песня не обернулась для тебя горем.

– А как это случилось? – спросил осел, и шакал стал рассказывать.

Рассказ 69

В индийских книгах рассказывают, что однажды дровосек отправился из города в дальний лес за дровами. Он трудился в поте лица, как вдруг вдали показались четыре джинна. Дровосек испугался, однако они успокоили его и сказали:

– Не бойся, подойди и служи нам. Мы наградим тебя в должной мере, согласно нашему сану, обеспечим тебе жизненный достаток, исполним твои желания и предоставим все, что тебе будет нужно.

Дровосек, хоть и затаил в сердце страх, но благодаря их ласковому обращению осмелел и стал служить им. Вскоре они принесли кувшин и стали извлекать из него яства и кушания, напитки и благовония, деньги, драгоценности и золото – в общем, все, что им было нужно в этом мире. Они ели и пили вволю и давали и дровосеку долю.

Живя в таком благоденствии, дровосек забыл о доме и семье, перестал вспоминать жену и детей.

Так прошло некоторое время. И вот в один прекрасный день джинны пребывали в веселом настроении, передавали друг другу чашу братства и, наконец, сказали дровосеку:

– Ты уже давно дружишь с нами, кормишься с нашего стола. Мы разрешаем тебе вернуться домой. Если же у тебя есть к нам просьба, то выскажи ее, если есть желание, то не скрывай. Мы исполним твою просьбу и не откажем в твоем желании. Проси то, что надобно тебе, мы дадим. Изложи то, что нужно тебе, мы исполним.

вернуться

363

Сохраб – в «Шах-наме» Фирдоуси – сын главного героя, Рустама, погибающий неузнанный от руки отца. Уже нанеся смертельный удар, Рустам догадывается, что перед ним сын, пытается добыть для него животворное снадобье – но тщетно.

93
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru